Новостная лента

Alfa Jazz Fest 2017: Услышать все!

31.03.2016

30 апреля состоялась пресс-конференция оргкомитета нынешнего, уже седьмого фестиваля Alfa Jazz Fest (23-27 июня 2017 г.). Объявлен состав исполнителей на всех трех сценах. И можно без преувеличения сказать, что лайн-ап и по качеству, и по количеству (фестиваль стал длиннее еще на один день) превосходит самые смелые ожидания. Среди хедлайнеров фестиваля такие гиганты современного джаза, как:

 

Херби Хэнкок (уже второй раз на фестивале),

Чик Кориа со своими партнерами Дэйвом Веклом, Джоном Патитуччи, Эриком Маріенталом и Фрэнком Гамбейлом, каждый из которых мог бы в свою очередь стать хедлайнером,

кубинский пианист Чучо Вальдес,

один из лучших и самых востребованных вокалистов современного джаза Грегори Портер, который в этом году во второй раз стал обладателем премии Грэмми.

 

Также на главной сцене выступят

уже хорошо знакомый украинским любителям джаза израильский контрабасист Авішаї Коэн совместно с львовским оркестром INSO,

известная фьюжн-группа Yellow Jackets,

представители европейского джаза трио Mare Nostrum в составе трубача Паоло Фресу, аккордеониста Ришара Гальяно и пианиста Яна Лундгрена.

На украинских любителей джаза ждет знакомство с биг-бэндом Гордона Гудвина, певицами Чайной Мозес из Франции и испанкой Конча Буйка.

А еще немало интересных исполнителей выступят на двух других сценах фестиваля со свободным доступом. Фестиваль должен снова стать выдающимся событием мирового масштаба, которое в этом году будет снимать самый известный музыкальный телеканал Mezzo.

 

О составляющих успеха, организационные нововведения по сравнению с прошлым годом, о осуществлены несбыточные, и отложенные планы, новые имена в европейском джазе и будущих кандидатов на участие в фестивале с его арт-директором Алексеем Коганом беседовал Александр Юдин.

 

 

– Фестиваль в этом году снова удивил, можно говорить о том, что заявленная программа – планка еще выше, чем в прошлом году, хотя казалось, что это невозможно. Как удалось сделать?

– Только два условия. Во-вторых, это вкус команды, которая делает фестиваль, который умеет выбрать из того, что предлагается, хотя это иногда трудно технически. Нередко мы слышали: «Перенесите фестиваль на два-три дня, и мы приедем». Мы и так сдвинули фестиваль, если ты заметил. Он совпадает с началом того периода, когда американские музыканты начинают активно гастролировать по Европе. А во-первых, финансирование. Если нет финансирования, то можно говорить о чем угодно, но фестиваль сделать нельзя. Это объективные вещи. Имеем вкус, есть желание, и есть уже цыганская почта. Музыканты уже не боятся ехать, даже несмотря на то, что идет война. Ведь в некоторых контрактах… ну, ты знаешь: «Мы приедем, если вы даете гарантию, что все будет происходить за пределами зоны боевых действий». И такое бывает в контракте. Кориа согласился, потому что ему рассказали другие музыканты. Грегори Портер вообще влюблен в Украину. Чайна Мозес нам просто понравилось, как она работает вживую. Проект Mare Nostrum, мне кажется, тоже не может вызывать никаких негативных эмоций. Авішаї Коэн – уже любимец украинской публики. У него новая программа с украинским оркестром. Сейчас у нас голова болит за то, как их всех разместить на одной сцене. Хотя на этот раз сцена, как обещают, будет иметь навікруглий вид, чтобы люди по бокам могли тоже смотреть. Караул был, когда Вадим Неселовский играл с оркестром на Площади Рынок, ведь там сцена меньше. Ничего. В конце всех посадили.

Я вчера получил письмо – надо только сходить на почту – от Ларса Даниэльссона. Я хочу уже услышать Liberetto III и пьесу «Львов», которая на нем записана. Кстати, нам уже прислали официальное письмо, и он есть на сайте фестиваля: можно посмотреть, как он пишет о львове и об истории создания этой пьесы.

Иногда бывает не без проблем. Так, когда мы имели контракт с Пако де Люсией, который умер. В этом году я очень надеялся на выступление Стивена Бернстин и Генри Батлера. Но… кроме того, что Бернстин слепой, у него еще обнаружен рак третьей-четвертой стадии, и поэтому все гастроли с ним отменили. Поэтому мы нашли замену Yellow Jackets. И, мне кажется, это хорошая замена. Тем более мы надеемся, что они и образовательную составляющую нам заполнят. Я имею в виду мастер-класс Боба Минцера и Расселла Ферранте, которые среди молодых музыкантов есть определенными гуру. По Минцера и по биг-бэндов достаточно вспомнить, что аранжировки первыми создают именно они. Я надеюсь все же, что приедет Гэрри Тікенс (Gerri Teekens). Если нет, то приедет много музыки с Крисс раз кроссу (Criss Cross Jazz – известная голландская компания звукозаписи, специализирующаяся на джазе. – А.Ю.), квинтет звезд, в котором играют не последние музыканты. Они будут работать на площади Рынок. Следовательно, финансирование и определенный вкус организаторов.

 

– Я очень обрадовался, когда в этом году в программе увидел одно имя. В прошлогоднем репортаже я отмечал, что год назад был Пакито де Ривера, ныне – Артуро Сандоваль. Осталось только привезти Чучо Вальдеса.

– Так, три преподавателя Гаванской консерватории, которые в ‘69-м году стали основателями легендарной группы Irakere. Можно добавить, что по рейтингу Херби Хэнкока Чучо Вальдес является самым ярким пианистом современности. Я с ним познакомился в Лондоне и попал на последние двадцать пять минут его мастер-класса. С ним определенная сложность. Надо искать кого-то со знанием испанского языка, поскольку он очень плохо владеет английским; даже на немецком лучше, потому что он живет в Германии. Но хотелось бы с ним поговорить. Я хочу снова увидеть человека, которого я видел на концертах в Одессе и в Москве на концертах в 1986 году, когда Irakere приезжали своим так называемым еще золотым составом. Потом группа распалась, когда поехали в Америку сначала Сандоваль и позже Пакито де Ривера. Сейчас Вальдес очень котируется, у него большой тур. Его последний диск, кстати, Tribute to Irakere, имел большой успех. Именно он звучал у меня в эфире в минувшее воскресенье. Так, наконец, повезло. Можно вспомнить, как мы очень долго пытались вичепити Есперансу Сполдинг, вичепити Пэта Метини. Менеджер нам говорил: «Чуваки, вы клевые, мы все понимаем, но у вас такие плохие дороги. К тому же могут быть проблемы на границе с Польшей. Лучше мы съездим в Словакию. А к вам в другой раз». Бывают и такие вещи.

 

– Еще одна приятная новость этого года: фестиваль удлинился до пяти дней. С чем это связано?

– Тут все просто. Сегодня я могу признаться. Нам дали такое задание от оргкомитета фестиваля. То есть, сделать понедельник и вторник такими днями, чтобы никто не захотел поехать домой. И, мне кажется, мы это выполнили. Тем более 28-е выходной день, мы еще мониторим, как идет продажа билетов, и я предвижу ситуацию дополнительного дня. В прошлом году нам говорили: «Да! Этот дополнительный день. Они там накидывают чего-то». А мы наоборот – когда стал вопрос о том, что будет еще и социальный день, будет Джамала, поэтому мы сделали четвертый день. И Мишель Камило, и Ларс Даниэльссон точно оправдали надежды. И зал был полон, и концерты были стопроцентные.

 

– Если не ошибаюсь, концерт Ларса Даниэльссона был единственным, когда исполнители трижды выходили на бис.

– Это во-первых. И во-вторых, они были чемпионами. Никто пока что на фестивале не продал больше дисков, чем Вестай Джексон (Vasti Jackson) с блюзовым трио на Площади Рынок и Liberetto Ларса Даниэльссона. Они продали все, что имели с собой. А Рене Хаас, его менеджер, человек, который во всем разбирается, он взял очень много дисков. Но я потом видел его лица. Он говорит: «Чувак, я видел разное, но чтобы так оно все разлетелось в течение часа…» И музыканты полтора часа никуда не уходили, они фотографировались с желающими. Они уважают людей, которые голосуют за их музыку собственным кошельком.

 

– А Ларс Даниэльссон, случайно, не в мыслях на следующий год?

– Да. Я даже очень хотел привезти его в этом году. Но здесь мы послушались его советы менеджера Рене, который является также менеджером нескольких проектов. И я очень доволен, что будет проект Паоло Фрезу и Ришар Гальяно. Правда, я хотел другой – проект трех звезд: Ііро Рантала – рояль, Ларс Даниэльссон – контрабас и Питер Эрскин на барабанах. Советую послушать их альбом. Он вышел именно тогда, когда у нас был Даниэльссон. Но Рене посоветовал этот проект. Вообще, мне кажется, «Акт» (ACT Music – компания грамзаписи) есть кого показывать: Нгуен Ле, Юн Сун На, Михаель Вольни, Лешек Можджер, Виктория Толстой, Нильс Ландгрен. Последний, кстати, и был первым, кто открыл нам дорогу к ACT Music, а в Европе они котируются где-то на первых ступеньках после Blue Noteу рейтингах компаний грамзаписи. Очень хорошее качество. Все альбомы как одна серия. И очень хорошие артисты: как уже известные, так и молодые.

 

– Еще одна хорошая новость – это изменение расписания концертов. Нет накладок во времени на разных сценах. Поэтому правильно ли я понимаю, что сбудутся мечты тех, кто хочет успеть увидеть и услышать все?

– Ну, почти. Давай скажем так: почти. Конечно, если бы фестиваль шел десять дней, как в Монтре или North Sea Jazz Festival, то можно было бы сделать так: они устраивают выступления одних и тех же музыкантов на разных площадках. И когда ты заранее получаешь программу, то можешь нарисовать себе примерный маршрут. У нас сложнее. Но мы старались сделать так, чтобы минимизировать все потери относительно передвижений человека со сцены на сцену.

 

– Есть у меня такой личный вопрос вследствие моей личной страсти к скандинавского джаза. В этот раз нет скандинавов?

– Так получилось по техническим причинам. Мы вели переговоры. Я очень хотел проект норвежского пианиста Торда Густавсена (Tord Gustavsen) с певицей Симин Тандер (Simin Tander), который меня поразил, – хотя здесь был определенный риск, поскольку музыка еще прохладнее, чем Liberetto Даниэльссона. Это были реальные претенденты. Но, сам понимаешь, не все их знают, и нам приходится идти на компромиссы. Сейчас, например, очень клево позиционируется саксофонист Торе Брунборг (Tore Brunborg). Он играет с Тордом Густавсоном – не в трио, а в квинтете. Он играет с Маню Каше (Manu Katché) и многими другими звездами. Наконец, время уже прошло. Можно снова привозить Бугге Вессельтофта и Нильса Ландгрена – скандинавы, которых у нас любят.

Еще кого я хотел бы показать – для меня это образец европейского джаза – бельгийцы. Это Иван Падуар (Ivan Paduart), Дэвид Линкс (David Linx) или Дидерик Вісселс (Diederik Wissels). Это очень известные музыканты, но их здесь никто не знает. Есть Фэй Клаассен (Fay Claassen) – замечательная певица. Есть еще один аккордеонист Марк Бертумйо (Marc Berttoumieux), который играет доступную музыку. Словом, есть куча проектов. Я тебе больше скажу: сейчас спокойно на большую сцену можно приглашать Грегори Пріва (Gregory Privat), пианиста, который в прошлом году играл с Даніельссоном. У него вышел новый альбом Family Tree. Это бомба. Советую послушать. Он уже играет как самодостаточный музыкант. Здесь повторяется история с пианистами Даниэльссона – Лешеком Можджером и Тиграном Амасяном.

Еще один замысел, еще один известный украинской публике музыкант, которого можно приглашать. Осенью объявили о начале нового большого тура Чарльз Ллойд вместе с трио Марчина Василевского. Когда они играли с Томашем Станько, а теперь это самодостаточные музыканты мирового уровня, и вот будут играть с Чарльзом Ллойдом. И мы уже получили предложения от их менеджера, которую я бы с удовольствием рассмотрел. Поляки с американцами на одной сцене, музыка ECM. Уже можно второй раз приглашать Бобби Макферрина. Беспроигрышный вариант, ведь Бобби никогда не повторяется. Это всегда будет что-то новое. Достаточно сравнить концерт в Киеве и концерт во Львове. Есть еще куча проектов и музыкантов, которых мы хотели привезти. В этом году, к сожалению, взлетели в нас Snarky Puppy, Tower of Power (музыканты попали в катастрофу).

Мы поняли, что нужно везти больше блюза. Блюз – более доступная массовая музыка. В этом году приедет Дэйв Филдс. Для нас это вопрос чести, как и Трілок Группы, когда был траур, и мы отменили концерты. Трілока мы уже привезли. Теперь дело – все же показать Дэйва Филдса.

О несбывшихся планов, не был пока что на фестивале Джо Ловано (Joe Lovano), не был Дэйв Дуглас (Dave Douglas). Кита Джарретта будет трудно привезти. К сожалению, пока что технически не получается. Я еще мечтаю о один проект – уже открываю карты. Витя Овчинников видел на фестивале в Бельско-Бяла выступление английского певца Джейми Каллума (Jamie Cullum). Если выбирать концерт, как мы называем, для солдат и матросов (то есть для всех, я не собираюсь кого-то унижать), то Джейми Каллум – это идеальный вариант. На фестивале в Бельско-Бяла это был шок и настоящее шоу. Snarky Puppy можно еще привезти, и мы обязательно их привезем. Эсперанса говорила о новой программе. Кто следил за ее творчеством, знает: пять альбомов – пять разных Эсперанс. Ибрагима Маалуфа еще не было. Он в наших планах. У него вышел новый альбом Live Tracks 2006/2016. Хотя, как на меня то, что он играет сейчас… может, это кризис жанра. Я считаю лучшим Illusions, который вышел четыре года назад. Хотя Ибрагим Маалуф показывает, что он тоже шоумен и умеет работать с публикой.

Ну, и, наконец, фестивалю уже семь лет. Поэтому можем по кругу возить музыкантов. Вспомним Джорджа Бенсона. Замечательный был концерт. Я видел, как люди моего возраста плакали, особенно те, кто попал на саундчек. И человек очень открытый. Он предложил, кстати, моему сыну стать его европейским агентом. Они очень подружились. Джорджу был напуган, не хотел лететь самолетом из Варшавы, мы арендовали автобус, и мой сын его вез через границу туда и обратно.

Поэтому есть много интересных возможностей. С другой стороны, я вспоминаю слова Джорджа Уэйна, директора Newport JVC Jazz Festival, которые он сказал в большом интервью для кучи журналистов: «Ребята, я смотрю на вас, и мне вас жаль. Музыкантов, которых можно привезти сегодня, и которые являются суперзвездами, можно пересчитать на пальцах двух рук. Я когда в 70-е делал фестивале, у меня был выбор: Майлз Дэвис, Сара Он, Дейв Брубек, Оскар Питерсон, Стэн Гетц, Орнетт Коулмен…» Этот список можно продолжать. А сейчас – кто еще не был во Львове из выдающихся? Дайана Кролл и Кит Джарретт. Все. Остальные все были. Разве что Чик Кориа был в Украине, но не был во Львове. А потому надо показывать молодых, и мы убедились в этом. Ну, посмотрим.

 

– И последний вопрос – об украинских музыкантов на Альфа Джаз Фесте. На этот раз сборная Украины немного меньше, но зато увеличилось количество совместных проектов.

– На этот раз, мне кажется, очень интересный проект Наташи Лебедевой с музыкой Шопена. Он абсолютно достойно занимает место на фестивале. К сожалению, не попал на фестиваль по разным причинам проект Евгения Уварова. Но будет следующий год. Много обещает выступление Тамары Лукашевої. На конкурсе Voice Singers прошлом году не было присуждено гран-при и первую премию, но присудили вторую премию, и ее получила Лукашева, то есть, она была лучшей. Есть хорошие проекты на сцене возле Дворца Потоцких. Я доволен тем, что будет проект певца Руслана Егорова. Это, так сказать, музыка, которая собирает людей. Мне очень нравятся его новогодние проекты с биг-бэндом. Также публику ожидает великолепный блюзовый квартет Константина Колесниченко.

И, да, будет несколько совместных проектов: Джимми Бош (Jimmy Bosch) и Dislocados; Игорь Осипов, украинский гитарист, живет в Берлине; в уже упомянутом мной проекте с Натальи Лебедевой будет играть немецкий трубач Ханс-Петер Салентін (Hans-Peter Salentin). Последний проект уже записал несколько дисков, которые вот-вот должны выйти. Не скрою, united projects – это то, что мне очень нравится. Ведь есть возможность показать украинцев.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика