Новостная лента

Алхимики при дворе короля Даниила?

12.04.2016

 

Польские исследователи считают, что Холм – столица короля Даниила Романовича – была в XIII веке своеобразной «Сіліконовою Долиной» тогдашней Европы.

 

 

Выглядит, что нынешний сезон исследований в Холме не пройдет мимо украинских археологов. До недавнего времени все упиралось в отсутствие финансирования с украинской стороны. Но недавно соответствующие договоренности были заверены на очень высоком уровне.

 

Не знать, найдут наконец исследователи таинственную могилу короля Даниила среди фундаментов основанной им Богородичной кафедры, но эта церковь не является единственной достопримечательностью по Даниилу. Рядом с современным храмом, построенным на месте Данилова, археологи раскопали также резиденцией (замок) знаменитого русского короля. Ее раскопки оказались в тени исследований базилики Рождества Наисвятейшей Девы Марии (тем более, что проводили их без участия украинских археологов), но на самом деле это место тоже таит немало тайн.

 

Впрочем, одну удивительную тайну ученые, кажется, уже нащупали.

 

 

В конце прошлого мая в Львове и Холме провели международную научную конференцию «Проблемы исследования, сохранения и реставрации исторических фортификаций». Во время конференции состоялась презентация исследования «Алхимический эксперимент в рамках резиденційно-сакрального комплекса Даниила Романовича на Высокой Горке в Холме», авторами которого были руководители археологических исследований в Холме с украинского (Николай Бевз) и польского (Станислав Голуб) стороны, а также господин Люціян Хозяин, геолог и материаловед из Люблинского университета, исследователь строительных материалов, активный участник археологических работ в Холме.

 

Как видно из названия исследования, речь идет о… Ну, другого слова, кроме «сенсация», трудно подобрать.

 

Я не присутствовал на упомянутой презентации, но имел возможность тогда же взять интервью у п. Люціяна. И вот что рассказал исследователь:

 

 

— Те первые здания [Даниила Романовича в Холме. – Z] несли определенное идеологическое послание – это белое и зеленое. Пожар 1251 года повлекла то, что в те здания рассыпались. Хуже всего перенес пожар алебастр, тот белый галицкий камень, о который пишет летопись.

 

В тех временах Галич и целая его окраина оказалась отрезана от воздействий Даниила, а тот конечно хотел, вероятно, сохранить тот бело-зеленый характер по крайней мере части здания. Зеленый камень был, не было твердого белого камня.

 

Были, конечно, контакты Данила с Западом, но было слишком далеко транспортировать белый мрамор и те зеленые серпентиніти, которых употребляли в Италии или Германии. Поэтому, мне кажется, что здесь искали твердого белого камня. Имели в своем распоряжении лишь мел – такую мягкую, что под дождем расплывалось. Попробовали этой горной породе добавить твердости.

 

Мне неизвестны источники (надо было войти даже в какую-то медицину), но был проведен эксперимент сочетание мела (то есть, карбоната кальция с кремнеземом, который содержится в хвоще, такой характеристичній растении…

 

— Что это за растение?

 

— Такая «елочка». Это лекарственное растение, помогает на кожу, на волосы, на ногти. Она содержит 10% кремнезема (SiO2). Это растение, как было доказано, в те времена использовали для шлифовки, полировки серебра, олова. Она была известна, было известно, что есть что-то твердое в той растении. Ну, и я нашел фрагменты той мела, смешанного с тем хвощом. И это, вероятнее всего, оно было подвергнуто термической обработке. «Варили» его.

 

— Как они сейчас выглядят те фрагменты?

 

— Они подобные, с одной стороны, алебастра, потому что есть белые, но намного тверже от алебастра. Поэтому есть подобные мрамора. Это подтверждают исследования их под микроскопом. Они происходят из органической структуры той мела, которая является накоплением таких микроорганизмов в кристаллическом кальциті, характеристическим для мрамора.

 

Не было доведено до конца процесса, не были получены структуры с выносливостью мрамора, но это был его заменитель. Этого материала есть много…

 

— А как давно это найдено?

 

— Это результат исследований 2010-2012 годов на Высокой Горке [место в Холме, где открыты остатки резиденции Даниила Галицкого. – Z]. Их сначала археологи проіґнорували. Трактовали их как белую керамику – при том, что здесь в окрестностях нет глин, которые давали бы возможность получать белую керамику. И так сначала это описывали как белую керамику.

 

Мне пришла эта идея, а особенно обосновало меня, как нашел в том материале отпечатки хвоща, той растения. Ну, и выполнил структурные химические исследования, которые эту теорию подтверджують.

 

Дополнительно, в пределах фундаментов акрополя «Высокой Горькие» мы нашли нечто, что можно назвать печью или какой-то ретортой, в которой это происходило. Оно имеет такую правильную форму и заполнено таким материалом. А тот материал… Есть несколько или несколько элементов в форме плит, в форме кирпича.

 

Они пробовали это мешать еще с красной керамикой, такой обычной. Но это тоже находится в строительных растворах. Давали это до строительных растворов, как наполнитель (возможно, после неудачного применения этого в строительстве). Но использовали.

 

И этого материала во всем том археологическом материале много. Он появляется даже в том храме, ниже Высокой Горки – Пресвятой Богородицы, где выступает в строительных растворах. Но это уже 1260 год, а те эксперименты, я считаю, проводились сразу после пожара, в 1250-1260 годах.

 

Оно совпадает с развитием алхимии в тех самых временах в Европе.

 

— Но мы алхимию больше связываем не со строительными материалами, а с философским камнем…

 

— Так, алхимиков ассоциируем с этим, но здесь в определенный способ этот хвощ является тинктурою – тем, что перемінювало один материал в другой. Это было действие, подобная замены свинца на золото, но только здесь – мел на твердый камень…

 

Открытие рецептур фарфора в Европе, при дворе Августа Сильного, было действием алхімічною. Это было то самое, как здесь в XIII веке. Потому что тогда уже фарфор в Европе была известна уже в XI веке. Но никто не знал, как это делается, она была на цену золота.

 

Даниилу, кажется, тоже была известна фарфор, должен был ее видеть. А здесь белая мягкая порода набросала уверен способ мышления: что из этого можно получить твердый белый материал.

 

* * *

 

Как видим, «алхимия» короля Даниила базировалась на использовании мела. И недаром. Холм дословно стоит на мелу. Одна из достопримечательностей города – подземные галереи (катакомбы), пробитые в этой известняковой породе. Один из самых любимых объектов для туристов.

 

 

 

Возвращаясь к временам короля Даниила. Мы здесь, в Украине, кажется, не до конца сдаем себе дело относительно масштаба его личности в контексте средневековой Европы.

 

В декабре 2016 года во Львове состоялась презентация монографии (преимущественно польскоязычной), изданной в Холме под названием «От катедральной церкви короля Даниила Романовича к базилике Рождества Пресвятой Девы Марии в Холме. Итоги інтердисциплінарних исследований сезона 2013-2014» https://zbruc.eu/node/64158.

 

Во время презентации выступили как сам п. Люціян Хозяин, так и главный руководитель польско-украинских исследований в Холме профессор Варшавского университета Анджей Буко. Оба говорили о масштабе того, что творилось в Холме во времена Даниила Романовича.

 

Вот некоторые фрагменты из этих выступлений:

 

Анджей БУКО

 

Эта первая церковь Даниила, о которой здесь разговариваем, передает всю сложность, инновационность и уникальность открытия, но не является единственным нашим открытием, которое относится к деятельности короля Даниила.

 

Резиденция, как и первая церковь Даниила Романовича, является большим экспериментом, является уникальной, и мы не имеем непосредственной аналогии к ней ни в Польше, ни в Украине, ни на Руси в широком понимании, ни в этой части Европы. Почему? Потому что с самого начала мы предполагали, что это является «палаціум», то есть, большая резиденційна зал… Оказывается, что, вероятно, первую строение этой резиденции задержала строительная катастрофа. Ибо то, что было изначально, было монументальным, большим, выполняемым с opus quadratum в технике, можно сказать, римской или греческой, что само уже является впечатляющим – ведь в нашей зоне нет такой традиции. Строительство было прервано и затем продлен, но было вполне изменен план той резиденции. Это значит: то, что должно быть тем большим залом (если так действительно было), стало бы опорным стеной, в пределах которого нашлись по крайней мере три каменные структуры…

 

Люціян ХОЗЯИН

 

Из тех эмоций, из камней и из тех материалов встает тоже история величия Холма в XIII веке. Это действительно была столица, была метрополия. Здесь был очаг мысли той новорожденной науки средневековья. Тот Холм – это один большой тигель. Тигель, в котором рождались новые материалы, новые решения, новые технологии.

 

То, что есть в том моем разделе, – это лишь вступление. Мы работаем над сохранностью тех вопросов. В XIII веке люди, которые сошлись на призыв Даниила создавали материалы, которые позже выработали только в XIX-XX веках.

 

То мне вчера родилась такая мысль: тот Холм в XIII веке – это была такая наша европейская «Кремниевая долина».

 

Подготовил Андрей КВЯТКОВСКИЙ

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика