Новостная лента

Америка уже не будет исключительной

09.11.2015

Возможен сценарий, при котором американские институты будут ограничивать президента Трампа, и он не сделает ничего плохого. Но даже если так, достаточно самого символического значения его возможного избрания. От этого времени он будет образцом для подражания для политиков во всем мире

 

 

— «Пусть тот Трамп станет президентом, вызовет какую-то войну и цены нефти наконец пойдут вверх,» — сказал мне работник канадской нефтяной фирмы. Если во вторник Америка выберет Дональда Трампа, его надежды могут осуществиться?

 

— Этого я не знаю, но что-то уже произошло. Полтора года назад Трамп должен был быть невибиральним даже на кандидата республиканцев. Выиграл правибори. Потом должен был быть немыслимым яко президент. Сегодня идет с Клинтон нос в нос. Уже доказал, что вибиральний. И это создает не только новый образ Америки, но также новый образ мира. А если выиграет, это будет конец определенной эры.

 

— Меритократии в политике?

 

— И это тоже. Во-первых, конец глобализации как поддерживаемого важнейшей в мире страной явления. Трамповые правдоподобно не удастся ввести 35-процентной пошлины на китайские товары, но мир уже знает, что на столе есть уже протекционизм и изоляционизм.

 

Во-вторых, конец американской исключительности. Это интересный парадокс: ведь на наших собственных выборах мы голосуем на людей не так, опять же, отличных от него. Может не подобных личностно — Трамп является уникальным — а на уровне программы. Однако, мы не можем поверить, что американцы также хотят выбрать кого-то такого. Что означает, что даже те, которые не любят США, купились на идею, что Америка является исключительной. А если Трамп выиграет, конец — Америка станет такой страной, как и все. Люди будут вынуждены переосмыслить все восприятие мира

 

— Ведь это именно победа Клинтон должна была быть этим переломом: наконец женщина на глобально важнейшей должности!

 

— В нормальных условиях это была историческая победа. Тем временем, если ее изберут, мы только скажем: уфф, клоуна победили.

 

Ибо в обсесії на пункте Трампа говорится о том, вообще мы понимаем мир, в котором живем. А большинство из нас начинает подозревать, что наверное нет. Не только потому, что мы не понимаем, как могло дойти до Brexit или как Трамп может серьезно конкурировать с Клинтон, а потому, что мы начинаем понимать, что наши собственные общества становятся нам чужими.

 

Избиратели Трампа утверждают, что являются как бы чужими в собственной стране, потому что убеждены, что никто не обращает внимания на их проблемы. Элиты не понимают, почему люди так себя ведут. Как это возможно, что половина американцев хочет голосовать на фацета, который не платит налогов? Трамп как-то ляпнул, что мог бы кого-то убить на Пятой Авеню, а столбики диаграмм его поддержки даже не дриґнулись — и вероятно он был прав.

 

В такие минуты аналитик начинает понимать, что ничего уже не понимает.

 

— Но когда выплыло аудио, где он хвастается, что «лапає женщин за задом», его рейтинги упали?

 

— Только на волну. Когда разражается скандал — то Pussygate Трампа, мейлы Клинтона — в опросах люди чаще выбирают отказ от ответа. Потому я вкурвлений, что мой кандидат сказал что-то насколько глупе, но это не меняет мой выбор. Я голосую не столько на него, сколько против того второго.

 

— Во внутренней политике Трамп революции не сделает, так сконструирована является американская система сдержек. Но зарубежная политика — это прерогатива президента. Существует ли некая доктрина Трампа?

 

— Прежде всего присмотримся к тому, что изменит выбор его, прежде, чем он сам что-нибудь успеет сделать.

 

А очень повлияет на политику других государств. Популистские партии, которые ныне признаются марґінальними, начнут считаться как будущие правящие партии. И так это увидят также и элиты. Так же как Brexit, только намного сильнее, Трамп посылает сигнал, поступающий анти-істеблішментська и антилиберальная волна — и ничто ее не сдержит. Если американцы, с их демократической традицией, с деньгами на поддержку Клинтон, не сдержали популиста, как мы должны это сделать во Франции или в Голландии? Это будет шок, который изменит поведение и партий мейнстрима.

 

Для европейцев Трамп означает, что американские гарантии безопасности перестанут считаться аксиомой. До сих пор 5-я статья была святой — потому что никогда до сих пор США не давали повода, чтобы в ней сомневаться. Европейцы начнут в панике искать альтернативу, то есть пробовать увеличивать собственные оборонные силы и переориентировать внешнюю политику.

 

А возвращаясь к доктрине Трампа: во-первых, он считает, что наибольшими врагами США являются Китай и радикальный ислам, что в свою очередь объясняет его взгляды на Россию. Москва, считает он, должен стать союзником Запада.

 

— На здоровье.

 

— Обож. Быстро стукнется в стенку, а будут ею как раз отношения с Россией. Россияне никогда не присоединятся к антикитайской коалиции, потому что это для них не имеет ни малейшего смысла. Итак, за какой-то год Трамп будет лично обижен на Путина, что тот отказал ему в поддержке, и напряжение в отношениях США—Россия будет даже сильнее чем сейчас.

 

Вторая часть его доктрины — это убеждение, что Америка должна быть значительно более эгоистичной и ізоляціоністичною. США считается альтруистической силой — а это ошибка, потому что другие должны платить за ее помощь. Кроме того, надо показывать силу.

 

И это будет проблема, например, в экономических отношениях даже не с Китаем или Мексикой, а между ЕС и США. Представь себе, что Европейская Комиссия решит наложить штраф на Apple. Как прореагирует администрация Трампа? Не остановится перед торговой войной.

 

В-третьих. Трамп считает, что политика заключается в персональных отношениях между лидерами.

 

— А он является прекрасным негоціатором, поэтому как сядет за негоциации, то уладит все так обещает.

 

— Этот подход создаст огромное напряжение на линии президент—институции в виде армии или дипкорпуса. Потому что можно быть самостоятельным лидером в России, где институты очень слабы, и наедине вести внешнюю политику. В США такой номер не пройдет. Поэтому Трамп создаст огромное напряжение внутри институции. В конце концов, не новую — это уже случались по Дж. Буша.

 

Трамп является тотально антиінституційним. Это единоличное реалити-шоу.

 

К тому же столкнется с сильным сопротивлением — демократы будут делать то же самое, что республиканцы Обаме. Поляризация не уменьшится, наоборот. Поскольку Трампа атаковать, а он скорее мстительным, то за любую цену будет пробовать демонстрировать свою омніпотентність — делая, в том числе, вещи, которые выходят за нормальную практику. Например, Трамп действительно готов цофнути часть американских підроділів из Азии? Или действительно верит, что Япония должна иметь атомное оружие? Как это повлияет на баланс в регионе?

 

И здесь мы приходим к следующей проблеме. Его перспектива есть загумінковою. Мир не слишком его интересует. Как мы знаем, он также является нарциссом. Нарциссизм — мягкая форма аутизма, а аутистові не хватает эмпатии. Наверное он имеет политический талант, но ему будет трудно взглянуть на мир глазами немцев или японцев. Будет вести себя как комментатор на Твиттере. Он не думает в категориях стратегических способностей или долгосрочных последствий собственных решений. Хорошо. Он поднимет пошлину китайцам. Прошу очень, китайские дилеры дадут какую-то ровно дошкульну ответ. Или он заставит европейцев платить за оборону. Но европейцы также прореагируют. Трамп говорит избирателям исключительно о том, что может сделать Америка, даже не заикаясь, что другие могут сделать Америке. А это, собственно, проблема глобализирующегося взаимозависимого мира. Акция — реакция.

 

— Но половина американцев хочет именно этого. И если в этот раз не удастся, то за четыре года или восемь лет поставит на такого кандидата, что мы будем мечтать о Трампе.

 

— Я не знаю, Америка хочет именно Трампа. Люди хотят изменения, лучше всего радикальной. А Трамп только олицетворяет ее, потому так отличается от профессиональных политиков. Ну и имеет харизму. А харизматичный лидер непоследовательность компенсирует интенсивностью. Говорит до той Америки, которая считает, что проиграет. До белых мужчин, которые боятся, что почва ускользает им из-под ног, что теряют влияние, имеющих достаточно черного президента. К тому же играет с медиа, как хочет, а его недостаток самоконтроля приводит, что люди считают его аутентичным.

 

Для меня в конце концов схватка между Клинтон а Трампом — это схватка между двумя лицами 1968 года. Она представляет идеологическое лицо: эмансипация, политика идентичности, афроамериканцы, женщины, геи. Он же в свою очередь — чистая культура подлинности: будь собой, говори, что думаешь, не позволяй системе, чтобы тебя контролировала. Как хиппи. И это его сила.

 

Популизм является антитезой и христианства, и коммунизма. Те ценят человека не за то, какой есть, а какой могла бы быть. Это педагогические системы — человек в них проектом, который надо улучшать. Популисты, зато любят людей за то, какими они есть. Они не хотят никого направлять. Ты грубый? Никаких проблем. Ты глупий? Будь гордым за свою глупость. Потому что быть идиотом — это твой выбор!

 

Популистские лидеры не добавляют стресса людям, что уже достаточно имеют его от мира. Если ты являешься американцем со Среднего Запада, без образования, то теряешь статус, твое имение уменьшается, мир меняется, технология тебя перерастают, в результате ты сам себя не любишь. И хочешь, чтобы кто-то тебя полюбил — за то, каким ты есть. Это делает Трамп.

 

Месяц назад сделали исследования в 45 странах: спросили людей, за кого бы они проголосовали на американских выборах.

 

— Трамп выиграл только в России.

 

— И в Палестине. Но это не означает, что не имеет правительств, которые бы желали, чтобы он выиграл.

 

Общественное мнение —это нечто иное. В Трампа вкурвлює, например, его утверждение, что Америка больше всего проиграла от глобализации. Но глобализация — это американизация!

 

Но, например, Кремль есть в этой комфортной ситуации, что выиграет независимо от исхода. Он продемонстрировал свою способность вмешиваться в американскую политику и привел, что сама Америка заговорила о себе как о банановую республику, в которой карты раздают чужие разведки.

 

Я уверен, что Россия вмешивалась в эту кампанию, но скорее для того, чтобы дать понять американцам цену их вмешательства в российские дела.

 

— Действительно? Ибо демократы выходят из себя, чтобы подать Трампа как российскую марионетку. И убеждают, что если он выиграет, то в Кремле відкоркують шампанское.

 

— Как раз в это не верю. Марионетка должна иметь больше самоконтроля и быть более прогнозируемой. Как выглядит, россияне пробуют выслать сигнал, что американская демократия сыплется, что они способны ее дестабилизировать. Но они верят, что дела с Трампом будут легкими? Это значит, что шампанское, овшім, в Кремле может литься. Но первые две недели. А потом уже только рутинная водка. Потому что Путин, скажем, собственную непрогнозируемость ценит, но чужую —неконечно.

 

— Что является большей угрозой — игнорировании или именно эта непрогнозируемость?

 

— Трамп быстро убедится, что управление Америкой это что-то тяжелее по управлению казино. Будет атакованным с каждой стороны за неэффективность и неспособность, поэтому будет вести себя агрессивно. Он имеет тонкую кожу, все воспринимает лично, ну, и хочет, чтобы народ его любил. Для него настоящим адом была бы нехватка заинтересованности в нем. Поэтому нельзя ожидать, что он будет реализовывать «politics as usual» [привычную политику]. А в глобальной системе, главной проблемой которой является низкий уровень доверия и слабость институтов, даже мелочь может вызвать серьезные последствия. Представь себе мир, управляемый личными отношениями раздражающих еготистів, — Эрдогана, Путина, Трампа. Будет хуже как в Риме Нерона!

 

При этом, большинство лидеров вовсе не скачет от радости при мысли о сотрудничестве с Клинтон. Многие считают, что входя в Белый Дом, она представит себе, что Америка может вновь позволить себе то, что делала двадцать лет назад.

 

Есть также и сценарий, в котором американские институции президента Трампа будут ограничивать, и он не сделает ничего плохого. Но даже если так, то достаточно будет самого символическое значение его избрания. С тех пор будет образцом к подражанию.

 

Китайцы, например, не опасаются его антикитайской риторики — ведь это только слова. Но то, что большой ребенок получит в руки атомные игрушки? Это их беспокоит. Во время холодной войны государства не выдвигали атомное оружие как аргумент. Все знали, кто что должен, но предпочитали не будить демонов. И Трамп не кремпується. Пусть Токио сделает себе атомное оружие! И Сеул! Пусть о себе позаботятся!

 

— И люди во всем мире признают: в целом прав, чем не иметь нескольких атомных бомб на всякий случай?

 

— Представим себе, что Трамп избран. И говорит: «слушайте, Эстония — это, собственно, пригород Петербурга. Или такое заявление не подтолкнет польскую общественную мысль к вопросу о гарантии безопасности? Или правительство PiS не будет соблазна запастись абсолютным оружием?

 

— Но это холодная война 2.0…

 

— Холодная война кермувалася людьми, которые испытали войну. Американские президенты в ней воевали, не только Эйзенхауэром, но и Кеннеди. Это вынуждало к осторожности. Трамп в свою очередь известный только лишь с того, что ловко банкротится. Но в международной политике не удастся безнаказанно банкротиться.

 

— Американская правица считает, что изоляционизм Трампа имеет преимущества. Америка, говорят, от Второй мировой войны выполняет функцию жандарма либерального мира, хватит уже.

 

— Во-первых, демократические крестовые походы закончились при Обаме. Он не был слишком желающим на экспорт демократии. Был осторожным, признавал Realpolitik, понимал ограничению американской мощи и учитывал общественное мнение.

 

Во-вторых, насколько ізоляціоністичною может быть Америка? Очевидно, это большая страна, поэтому там легче внедрять изоляционизм, чем, например, Польши. И в эту сторону веет ветер истории, поэтому, наверное, даже если выиграет Хиллари, США будут более протекционистскими и ізоляціоністичними. Но именно потому, что Америка была глобальным гегемоном, что американские фирмы есть повсюду, США не смогут так легко отойти. Как должны были бы это сделать? Что от этого выиграют? Это невыполнимое обещание.

 

Кроме того поражения возникают также за бездействие! Филипп Гордон, спец Обамы с Ближнего Востока, сказал: «В Ирак мы вторгались, оккупировали страну, не подействовало. В Ливию мы вмешивались, не оккупировали, не подействовало. В Сирии мы не вмешивались, не оккупировали и также ничего из этого не вышло».

 

Это драма каждого гегемона: его привлекается к ответственности за то, что сделал, но также и за то, что не сделал.

 

— Как жители восточного фланга НАТО, мы должны особенно опасаться?

 

— Так, независимо от результата выборов. Недоверие между Америкой и Россией есть такой огромной, что риск инцидента, который мог бы привести к эскалации конфликта, является высоким. Тем более, что так много факторов вне контроля, например, кибератаки — их же касаются не только правительства.

 

Клинтон, для которой Россия является проблемой, уверит Восточную Европу, что ее безопасность для него имеет значение. Но вместе с тем можно ожидать, что она будет давить на правительства этих государств, чтобы они проявили больше солидарности. А, например, Польша сегодня предпочла бы президента США, который признает стратегическую угрозу России, а не поучает о демократии.

 

В Западной Европе напряжение будет иметь другой характер. До политики входит «генерация Буша» — люди, первый политический митинг которых состоялся в 2003 г. как протест против войны в Ираке. Эти люди культурно более американізованими, чем предыдущие поколения, но значительно скептичнее относительно американской роли в мире, о свободной торговле, относительно оборонительных союзов. В следующей декаде нас ожидает серьезная ренегоціація трансатлантических отношений — независимо от того, кто поселится в Белыми Дома.

 

Проблема в том, что Трамп не думает в долгосрочной перспективе. Никому это не есть хорошо. Поэтому, будем иметь надежду, что Хиллари Клинтон все же выигрывает.

 

 

Беседовала Екатерина Венжик

 

Iwan Krastew
Ameryka już nie będzie wyjątkowa
Gazeta Wyborcza, 7.11.2016
Перевод О. Д.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика