Новостная лента

Авторитарная волна достигла Запада

22.02.2016

Когда избиратели чувствуют, что демократия не служит их интересам, свобода начинает сбоить

 

 

После падения Берлинской стены наступила «демократическая волна». Политическая свобода распространилась со своих традиционных бастионов в Западной Европе и США — и такие разные страны, как Польша, Южная Африка и Индонезия стали демократическим.

 

Но теперь процесс, кажется, пошел в обратном направлении. Авторитарный волна, начавшаяся из-за устоявшихся западных демократий распространяется по США и Европе.

 

Возрождение авторитарных взглядов и практик впервые проявилось в молодых демократиях, таких как Россия, Таиланд и Филиппины, а теперь оно распространилось и на западную политику. Польша и Венгрия имеют правительство с авторитарными тенденциями. Наиболее драматичным событием является избрание президента США, который в свободной прессе видит «врага» и не имеет должного уважения к независимой судебной системы.

 

Эта авторитарная волна угрожает взорвать комфортные предположение о функционировании политики. Вера в то, что политика богатых, устоявшихся демократий Запада коренным образом отличаются от Латинской Америки или Азии, возможно, нуждается в переосмыслении. Мысль о том, что средний класс и молодежь всегда будут самыми стойкими сторонниками демократии тоже все больше выглядит шаткой.

 

Размывание демократических ценностей на Западе была посвящена широко дискутована статья ученых Роберто Фоа и Яша Моунка, написанной в прошлом году, еще до избрания Дональда Трампа. В статье отмечается рост антидемократических настроений в США и Европе. Одним из самых примечательных ее моментов является то, что каждый шестой американец сейчас считает идею «армия рулит» вполне незлой — по сравнению с только каждым шестнадцатым в 1995 году. В то время, как для более 70 процентов американцев, родившихся в 1930-х гг., жить в условиях демократии есть «важно», среди тех, родился в 1980-х, с этим соглашаются только 30 процентов. Подобный, хотя менее заметен упадок веры в демократические институты происходит и в Европе. Фоа и Моунк приходят к выводу, что «за последние три декады в устоявшихся демократиях Северной Америки и Западной Европы доверие к таких политических институтов, как парламент или суды резко снизилась «.

 

Фоа и Моунк сосредоточились на Западе. Но возрождение мягкого авторитаризма значительно заметнее в странах, которые когда-то были символами демократической волны, таких как Филиппины, которые свергли режим Маркоса в 1986 году, в России, где правление Коммунистической партия закончилась в 1991 году, Южной Африке, положившей конец апартеида в 1994 году. Все три страны сохранили ключевые элементы демократии, такие как выборы. Но они пережили эрозию демократических норм и приняли персонализированную власть, что позволило расцвести коррупции.

 

В России экономический коллапс и беспредел 1990-х годов создали условия для возрождения автократии при Владімірі Путине. Президент России создал шаблон мягкого авторитаризма, объединяющий национализм, популизм, коррупцию, подавление медиа и тесный союз президента и богатой олигархии. Неслучайно, может, что одни из наиболее очевидных предупреждений против трампізму вышли от российских диссидентов, таких как Гарри Каспаров и Маша Ґессен.

 

Из сценария Путина много взял Родриго Дутерте, твердый президент Филиппин. Поощрения самосудов ужасает филиппинских либералов, но их одобряет большинство населения, запуганного преступностью и наркотиками. Дутерте также хорош и для молодых избирателей, что плохо помнят процесс становления демократии на Филиппинах.

 

Такая же картина грозит и Южной Африке. За президентства Джейкобе Зуме наблюдается всплеск коррупции и растущее давление на сми и независимые ветви власти. Многие либерально настроенные южноафриканцев надеются, что с окончанием Зумової каденции демократия возродится. Но все может пойти другим путем. Саймон Фримантл, старший политический экономист Standard Bank, предупреждает: «В Южной Африке назревает момент Трампа». Он ссылается на результаты исследований, которые свидетельствуют о том, что поколение «рожденных свободными» южноафриканцев, которые родились после освобождения Нельсона Манделы в 1990 году, в меньшей степени поддерживает демократию, чем люди, которые помнят борьбу против апартеида. Кроме того, в Южной Африке растет поддержка подобной Трампової депортации нелегальных иммигрантов.

 

Что же объединяет эрозию поддержки демократии в таких разных странах, как Россия, Филиппины, ЮАР и даже США? То, что для многих избирателей демократия является средством достижения цели, а целью самой по себе. Если демократическая система не может обеспечить рабочие места — как в ЮАР, или безопасность — как на Филиппинах, или если она ассоциируется со стаґнацією уровня жизни — как в США, то авторитарная альтернатива будет привлекать избирателей. Вероятность дрейфа в сторону авторитаризма увеличиваться в контексте растущего неравенства, когда политическая и экономическая система кажется «подгоняются» под фаворизацію инсайдеров. Конечно, всегда найдутся люди, которые видят политическую свободу как ценность саму по себе — то, без чего нет человеческого достоинства. Но диссиденты, готовые за поддержку свободы слова пойти в тюрьму — относительная редкость. Рональд Рейган, президент Соединенных Штатов, который пережил окончание холодной войны, любил хвастаться тем, что «свобода работает». К сожалению, если обычные люди перестают в это верить, то могут отказаться от свободы.

 

Gideon Rachman
The authoritarian wave reaches the west
The Financial Times, 20.02.2016
Отреферировал А.Д.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика