Новостная лента

Без надежды таки надеяться

17.09.2015

 

О закулисье театра Леси

 

В муниципальном театре имени Леси Украинки эмоции и актерская игра кипят не только на сцене – институция переживает судебные иски, борьбу за увеличение финансирования, изменение формата пространства, а еще распределение должностей. На днях художественный руководитель театра Евгений Худзык уволился. Еще от лета длительная судебная тяжба с его предшественником Алексеем Коломійцевим. Последнего обвиняли в присвоении 100 000 гривен, а он тем временем подал иск по невыплаченной зарплате. Осенью совместными усилиями активистов и работников состоялась толока. Театр Леси заявил о перезагрузке, сформулировал видение развития и ожил – заработали мастерские, кружки, поставили несколько премьер. Несколько недель назад в Апелляционном суде театр выиграл дело. Однако без художественного руководителя развитие и переосмысление места – сложная задача. Вскоре стартует открытый конкурс на должность, и от этого конкурса зависит, сможет ли жизнь театра Леси стать совершенно новой реальностью, лишь ее имитацией.

 

 

Студентка Александра Давыденко познакомилась с театром Леси в рамках программы Львовской бизнес школы для студентов УКУ «Эксперты командной работы»: она с командой неравнодушных подготовила для них предложение развития. Впоследствии, выиграли грант от ЛОГА на реализацию творческих проектов, и в рамках гранта воплотили совместную акцию-субботник и «Lesia Art Residence». Сейчас Александра сотрудничает с ОО «Институт общественных инициатив», что помог в реализации этих мероприятий. Девушка рассказывает, что за последний год слово «театр» приобрело для нее новое звучание и значение:

 

«Сотрудничество с театром была полным экспериментом и, на самом деле, было много сложностей. Возможно, даже больше усилий ушло на налаживание коммуникации с работниками, чем на реализацию самих мероприятий. Толока прошла отлично. К ней присоединились и работники, которым пообещали за это вознаграждения, и актеры, и режиссеры. Убирали и художники, которые пришли на экскурсию по закоулкам театра как на первый этап художественной резиденции. Хотя лома удалось вывезти разве 30 %, но изменения были ощутимы. Ту цель, которую мы поставили – открыть врата театра для всех – мы сделали. По второму этапу – художественной резиденции, которая длилась 3 дня, то надо было согласовать детали. Все прошло, но со значительными препятствиями как со стороны финансов, так и просто поддержки работников театра. Никто до конца не мог понять, что же происходит, как на это реагировать. Когда кто-то рисует на стенах во дворе, или таскает какие-то старые коробки из подвала, до которых никому не было дела, и делает из этого скульптуру – сразу всего становилось жаль…»

 

Однако трудности – не преграда, и вместе с другими активистами Александра реализовала несколько проектов. Теперь она работает над разработкой стратегии для арт-кластера на базе театра. Относительно гранта от ЛОГА активистка ответила сдержанно: говорит, не была к такому готова, и систему отчетности девушке пришлось освоить самостоятельно.

 

 

Закулисная жизнь театра не менее насыщен, чем сценическое – в процессе перезагрузки театра активисты и новая команда согласовали концепцию многоуровневой культурной институции:

 

«По сути стратегия “места культурных инициатив” в Театре Леси действует. Там уже полностью зафіксувалась и функционирует Drama.UA. Камерная сцена практически официально стала «Первой сценой современной драматургии». Общественная организация имеет свои собственные культурные события и совместные проекты (с Культурной Эволюцией, например). Сейчас там будет проходить фестиваль «Імпро-фестины». На май я планирую сделать презентацию арт-кластера и резиденции, что будет происходить в этом году летом. Я верю в само место театра, и в те маленькие инициативы, которые его наполняют. Сама локация имеет очень хорошие перспективы с точки зрения урбанистики и культурных индустрий. Арт-кластер Леся должно быть направленным на инновации, междисциплинарность и международную коммуникацию. Будет ли такой инициативе место именно в Театре Леси покажет лишь время. Креативное пространство современной сценографии, медиаискусства, экспериментальной музыки, перформативних практик – думаю, Львов требует таких мест».

 

Тарас Репицкий, председатель правления ГО «Институт Общественных Инициатив» – организации, которая сотрудничает с театром относительно инноваций и преобразований – комментирует:

 

«В контексте развития театра следует рассматривать три составляющие – физическое состояние театра, репутацию и наполнение, то есть предложение для зрителя или посетителя. Долголетняя история пребывания театра под юрисдикцией Министерства обороны отражается на всех составляющих его теперешнего положения. Поэтому решать проблемы, которых здесь навалом, тоже надо в комплексе. Следует осуществлять ремонты, работать над новым имиджем, делать еще более интересные спектакли и предлагать зрителю и другие интересные возможности.

 

Культурная формация вокруг театра Леси состоит из не равнодушных к театру людей, которые своими силами будут его менять и формировать. Это также объединение, которое будет служить платформой для самореализации.

 

Сама же арт-резиденция собрала под своей эгидой десять художников, которые в течение трех дней (а некоторые и гораздо дольше) творили, показывали, рассказывали и проявляли свое творчество на просторах театра в разнообразных локациях. Проект заинтересовал зрителей, и поскольку был пилотным, показал хорошую тенденцию и потенциал, поэтому будет реализовываться и в ближайшем будущем. Также мы привлекли несколько других культурных организаций и проектов в театр. Это, в частности, Музыкальный клуб Чай, литературные чтения и обсуждения, лекции и выступления на тему культуры и тому подобное.

 

Театр должен цвести – и не только грибком, как большое количество государственных/коммунальных учреждений, но и идеями, креативом, культурой и возможностями. Видение у нас есть, но она есть, будет и должна быть співставлена с видением руководства театра, ведь только совместными усилиями театр оживет и станет интересным зрителю. Львовский городской совет объявил, что в рамках бюджета развития города театр Леси Украинки получит определенное финансирование на ремонт. Этого не достаточно для решения всех проблем этого года, но это уже большой шаг к нашей цели».

 

Понятно, что театр – это не только локация и финансы, хотя эти базовые вещи необходимые для полноценного функционирования (чтобы не протекала крыша, и в зале во время спектакля было больше, чем 10 градусов по Цельсию). Однако, для продуцирования собственных культурных смыслов ему нужно и основательное художественное наполнение.

 

 

«Ситуация в театре в октябре и в марте – это две разные вещи», – сдержанно утверждает Евгений Худзык. Он уволился с должности исполняющего обязанности художественного руководителя за день до решения суда в отношении Коломийцева. Причиной стало отсутствие взаимопонимания с руководством театра и нежелание выполнять (по мнению режиссера) декларативные должностные функции.

 

«Сделано было немало – и долги, и много других проблем, с которыми мы столкнулись после конфликта. Ситуация была даже не нулевая – она была отрицательной. Мне же сказали – не обращай внимания, делай красоту. Однако, в конце года директор, с которым мы раньше работали в тандеме, сказал, что меняет художественную политику театра. Я не хотел разделения на течения, хотел единства в видении. Дирекция видит это по-другому. Поэтому я решил не быть ширмой. Хоть и я ходил на встречи, к нам приходили депутаты, и удалось выбить финансирование. И будет ли реализовано – не знаю. После толоки люди увидели, что театр Леси открыл дверь, что это не театр имени Коломийцева, или кого-то еще, что это – общее место.

 

Исчез неприятный запах, мы сняли дорожки, отмыли все… Работа художественного руководителя предполагает постоянную провокацию, чтобы вдохновлять. Мы воплотили проект пластического действа, студенческую школу, фотовыставку, открытый микрофон – все с минимальными бюджетами, иногда по 200 гривен на спектакль. Например, «Вол и осел» имели 10 000 грн. бюджета. То есть ресурс есть, но его надо уметь использовать. Если в зале +10 С, то чтобы не шло на сцене, люди не придут. Я бегал в котельную и напоминал, чтобы включили отопление. Осветитель мог перед спектаклем сказать: извините, имею халтуру, должен идти – забирал фонари и шел. И дирекция не давала объяснений. Поэтому в какой-то момент я потерял понимание, за что подеремся? Одно дело – нехватка средств; хуже когда есть нехватка команды. И когда не имеешь гарантий того, что будет дальше. Я искал пути для развития, и все инвесторы хотят гарантий. Когда Алексей Коломийцев выиграл суд, мне никто слова не сказал. А я считаю, что в театре актерская игра должна быть только на сцене. И надо набраться мужества – в жизни не играть».

 

Директор театра Николай Павлов говорит, что не понял мотивов Евгения Худзика, не держит на него обид, и ждет перемен от будущего победителя конкурса на должность: «Он был на гастролях в Италии, а когда вернулся – положил заявление на стол. Я не совсем понял его позицию, но ему пришлось бы и так участвовать в конкурсе на должность – если бы Евгений решил остаться. Если были проблемы, то надо было писать жалобу или увольнять безответственного работника. Почему Евгений так не сделал, я не знаю». Господин Павлив утверждает, что хочет открытости театра к молодежи, и думает привлекать к работе студентов.

 

Вопрос жизни нового театра – открытое. В этом году исполняется 145 лет со дня рождения Леси Украинки, именем которой назван театр, и невольно вспоминается ее жизнеутверждающее contra spem spero. Ведь на самом деле тем, кто творит место, нужно четко знать: для кого и почему этот театр важен.

 

Фото автора.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика