Новостная лента

Безпредметний суд

08.05.2016

 

Дожили: в Оболонском районном суде города Киева состоялось первое подготовительное заседание по делу о государственной измене Виктора Януковича. Произошло оно, правда, лишь для того, чтобы объявить двухнедельный перерыв, но тем не менее. Называя предстоящий судебный процесс беспредметным, я совершенно не хочу постебаться с нашей правоохранительной системы или вступить в полемику с генпрокурором Юрием Луценко, который назвал этот процесс беспрецедентным. Я просто констатирую его заранее определенный заочный характер: суд рано или поздно перейдет к «рассмотрению дела по существу», зато сам Янукович, больше известный в народе как «тяжелый тупой предмет», лично в зале заседаний не появится. Поэтому и безпредметний. Хотя, конечно, и беспрецедентный также. В конце концов, оно и к лучшему, что безпредметний, иначе опять бы набежали какие-то благодушные депутаты и прецедентно забрали бы клиента на поруки. А так – кто знает – возможно, мы и дождемся оглашения приговора. Пусть и заочного.

 

Есть ли шансы, что этот приговор будет справедливым? Трудно сказать. С одной стороны, тот же генпрокурор именно так и считает: «На этом процессе будут соблюдены все прав подсудимого, гарантированных украинским законодательством… Это не будет процессом мести, потому что мы нуждаемся в справедливости, и пусть торжествует закон». Со стороны второго, главным доказательством государственной измены Януковича имело бы служить его обращение к Путину с просьбой «использовать вооруженные силы Российской Федерации для восстановления законности, мира, правопорядка, стабильности, защиты населения Украины». В марте 2014 года, когда надо было оправдать российское захвата Крыма, Путин утверждал, что такое обращение от Януковича поступило. Три года спустя, когда надо «друга с кичи вызволять» (пусть и заочной), Путин заявляет, что обращение от Януковича не получал. Сумеет Оболонский районный суд со стопроцентной уверенностью установить, где здесь правда, а где ложь? При других обстоятельствах помочь следствию мог бы ценный свидетель Чуркин, который в свое время размахивал упомянутым бумажкой на заседании Совбеза ООН. Только Чуркин, как известно, довимахувався, и теперь раньше, как на Страшном Суде, показаний не даст.

 

А еще с какой-то третьей стороны, все понимают, что Путин в обоих случаях не совсем врет. Он говорит гибридную правду, не лишенную специфической изысканности. Обращение, подписанное Януковичем, было. Поэтому Путин и говорил, что оно есть. Однако писал это обращение, понятное дело, не Янукович, а сам Путин. Поэтому он и заявляет, что ничего от Януковича не получал. Логично: письмо, отправленное адресантом самому себе, не может быть получен им от кого-то другого. Тем более – от тяжелого тупого предмета. Короче, юридическая безупречность будущего судебного процесса уже сегодня представляется мне весьма проблематичной. Как и понятие юридической справедливости в принципе. Впрочем, я в этой области не специалист, то подожду на оценки юристов. Меня же тем временем волнует несколько другое. Несколько другие законы и другой суд.

 

Мы, так называемые простые смертные, обычно ходим довольно запутанными тропами, живем без ведущих символов и доминантных черт, без особых, так сказать, взлетов и падений, в ритме обычного человеческого существования. В отличие от нас, так называемые творцы истории словно оказываются внутри каких-то пьес, то есть становятся дословно действующими лицами в пределах жанровых законов того произведения, к которому они попали. А от древних греков начиная, мы знаем, что законы эти бывают разными. Например, в комедии и трагедии отличаются между собой не только стилистические приемы или способы решения конфликта, но и – прежде всего – типы героев. Главным виновником неурядиц комического героя является он сам. В смысле его глупость, жадность, тщеславие, неотесаність и другие слабости, которые и подвергаются в комедии безжалостного высмеивания. Если бы комический герой немного постарался, попытался послушать голоса чужого ума или совести, он бы не превращался в процессе развертывания сюжета на такое посмешище. Только в этом случае не было бы и комедии. Трагическому герою, наоборот, противостоит противник, несравненно сильнее него: судьба. Ни победить судьбу, ни избежать его он не может, хоть бы не знать как старался, и собственно поэтому его трагедия неизбежна. Но одновременно это ставит под сомнение его вину, даже если он убил родного отца и женился на родной матери. Он же не хотел: такая ему выпала судьба, а она от личных качеств трагического героя не зависит.

 

Что в этом контексте можно сказать о Януковиче? На протяжении десяти лет я воспринимал его за совершенного комического героя, который не упустил ни одного выхода на сцену. Максимально эффективно используя все известные и неизвестные пластические и лексические средства выражения, он каждый раз умудрялся довести публику до сміхових конвульсий: как не яйцо, то венок, как не «курасаны с маком», то «баранка вот бубліка», как не «шкодлівий кот Лєопольд», то «великий украінскій поэт Чехов», как не желание «увидеть своими руками», то нежелание голосовать вставанием руки»… А потом наше посмешище поехало на Вильнюсский саммит, поэтому начался Евромайдан – и стало не до смеха.

 

Еще во времена своего расцвета комедийного, выступая где-то по случаю 22 июня, Янукович ляпнул: «Наш святой долг перед погибшими – сделать возможными новые трагедии». Все тогда посмеялись над его «фройдівської оговорки», не подозревая, насколько она пророческая. И в этом заключается парадокс Януковича: сломав жанровые законы, комический герой вдруг вызвал-таки трагедию. Не говорю «обернулся трагическим героем», ибо трагический герой, осознав неизбежность трагедии, берет на себя вину за невольно совершенное преступление, а это явно не про Януковича: он как раз действует противоположно трагически героя, всячески убегая от наказания. Однако, смахивает на то, что ему без шуток суждено стать орудием – то бишь тяжелым тупым предметом – в руках судьбы. А то, что судьба явилась ему в образе «плєшивого Хуйла», то это уже кому как повезет. Януковичу не повезло.

 

И вот наконец якобы кощунственное, но важный вопрос: не будем ли мы (или, вернее, наши потомки) ему в итоге благодарны? Не окажется ли впоследствии именно Янукович – несмотря на всю его жадность и глупость – важнейшей фигурой в новейшей истории Украины? От момента провозглашения нашей независимости к Євромайдану мы оставались недогосударством в липких объятиях России. Вырваться из этих объятий и попытаться выйти на другой путь развития без войны было невозможно: Россия бы нас в любом случае не отпустила. А решиться на войну сами мы были бессильны. Ее в Украину привел Янукович – и с юридической точки зрения должен за это ответить, и пусть торжествует закон. Но если Украина не погибнет, а выйдет из этой войны по-настоящему независимой, то с точки зрения истории его придется оценить как еще одну – хотя и бессознательную – «той силы часть, что делает лишь добро, желая лишь злого».

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика