Новостная лента

Битье окон на фоне развлечений с музыкальными клоунами

28.02.2016

 

Станиславов в начале третьей декады февраля 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – «Похороны архитектора-огнеборца в окруженном волками городе».

 

 

В феврале 1907 года украинская община города Станиславов (ныне – Ивано-Франковск) объявила траур через массовые аресты во Львове и других городах Галичины украинских студентов, которых власти обвинили в «нападении гайдамаков» на Львовский университет. Но строгий мораторий на развлечения проигнорировали местные москвофилы, устроив в четверг, 21 февраля, вечеринку с танцами в Мещанском касини. И дорого за это поплатились.

 

Подпись под фотографией: «Гнездо гайдаматчины в Львове – русский Академический дом, в котором арестовано участников нападения на университет».

 

 

«Желая этому помешать, несколько украинских академиков [по-теперешнему студентов. – Z] перед самой забавой посыпали пол в зале касина паприкой», – сообщал в числе по 24 февраля Kurjer Stanisławowski. Правда, доказать танцоров, которые осмелились нарушить траур, до горьких и жгучих слез не удалось – рассыпанный перец вовремя заметили и убрали.

 

 

Но, судя по дальнейшим ночных событий, студенты на этом не остановились. Около половины второго часа ночи были выбиты стекла в окнах квартир организаторов вечеринки: судебного советника п. Проскурницького, который жил на улице Липовой (ныне улица Шевченко), и катехите польской гимназии и одного из управляющих бурсы святого Николая, отца Семенива (помещение в доме при улице Голуховского – теперь улица Черновола).

 

«До выбивания стекол были использованы такие большие камни, что каждая из них, попав в человека в комнате, могла бы ее убить или, по меньшей мере, тяжело ранить. Несколько камней лежало на пустых кроватях», — отметил Kurjer Stanisławowski, сообщив, что полиция теперь проверяет причастность студентов к подобным случаям, которые случались в городе и раньше.

 

Судя по тому, что одно из событий этого инцидента произошла на улице Голуховского, священник-москвофил Семенов жил вблизи бурсы святого Николая (общежития для русинов – школьников и гимназистов из сел).

 

Рядом со зданием бурсы (после Второй мировой войны здание перешло в ведение гарнизонной комендатуры, теперь здесь – областная военная прокуратура), которой занимались москвофилы, когда стоял трехэтажный чиншовий дом, квартиры в котором сдавались и гимназистам, и педагогам. До наших времен здание не простояло – за подмывания фундамента канализационными водами в 1990-х она начала разрушаться, ее жителей пришлось отселить. Пока дом стоял в руинах, его использовали для декораций во время съемок художественного фильма «Непокоренный». Потом аварийное здание приобрела греко-католическая епархия, в 2008-м на месте исторического здания, в окна которого украинские студенты бросали камни, появилась постройка отеля «Станиславов». В новом здании частично воспроизведен фасад старого дома.

 

 

Затею с выбитыми стеклами священник-москвофил, наверное, украинцам не простил: того же года после каникул Семенов объявил, что все ученики украинской гимназии должны перейти на учебу в польской (за год перед тем власть открыла в Станиславове вторую польскую гимназию, и там хватало учеников), иначе их лишат мест в бурсе. Дети родителей-москвофилов выполнили это требование, а остальным пришлось паковать чемоданы. Впоследствии для украинских изгнанников епископ УГКЦ Григорий Хомишин основал другую бурсу святого Иосафата.

 

Украинская гимназия в Станиславове

 

 

Массовые аресты студентов, через которые был объявлен национальный траур в Станиславове, были следствием студенческих беспорядков во Львове, которые возникли из-за нежелания властей украинизировать преподавания в университете. В частности, станиславивского студента Ярослава Бучинского тогда арестовали за публичный отказ приносить присягу перед сенатом Львовского университета, «зганьбленому выпроваживание туда полиции и полицейских агентов».

 

Польская газета ночное нападение на нарушителей траура назвала «еще одним подвигом украинских академиков». Словно насмехаясь с украинской траура, поляки собрались проводить в помещении местного общества «Gwiazda» «юмористический вечер».

 

 

«Если почтенный господин имеет 30 сотиків, а почтенная госпожа – 20 сотиків, то просим принести их в Общество «Gwiazda» в воскресенье, 24 февраля, и заплатить в кассу, за это уважаемый господин или госпожа получит стол, накрытый скатертью, и кресло для сидения в большом зале, в котором будет выступать капелла из 16 исполнителей, которые имеют огромный талант к музыке», — призывали публику через объявление в газете.

 

В программе этого концерта должны были быть такие своеобразные выступления, как игра на «алкогольных инструментах», которые сами по себе имели издавать звуки, как в сказках из «Тысячи и одной ночи», музыкальный клоун, который имеет «барабан на плечах, музыкальные тарелки на барабане, трубу при устах, скрипку в руках» и исполнять «песни для своего самого милого». Анонсировалась также комическая оперетка с танцами, в которой должны принять участие трое лучших в мире певцов из Станиславова» и фарс в одном действии «Ошибка господина Бонифация».

 

Надо сказать, что в то время украинско-польские отношения обострились из-за приближения выборов в австрийский парламент, назначенных на 17 мая 1907 года, на которых разные партии, что были тогда яркие национальные признаки, делегировали своих кандидатов.

 

 

Как сообщал Kurjer Stanisławowski, в те дни именно зарегистрировался в магистрате кандидатом на выборах действующий посол в парламент Павел Ствертня. От польской Социал-демократической партии Галиции и Силезии баллотировался адвокат Максимилиан Зайнфельд, а украинцы все еще определялись со своими кандидатами. Среди всех оппонентов польского кандидата больше всего доставалось священнику из пригородного Угринова, которого газета называла «верховодою станиславівських украинцев», Єроніму Барыша, о котором распространяли разный компромат. Ярким образцом такого «черного пиара» было сообщение о скандале с штрейкбрехерами, которых отец Барыш и действующий посол в парламенте, «народный трибун» галицких крестьян Иосиф Гурик якобы отправляли на двухнедельные заработки в Гамбург.

 

Иосиф Гурик

 

 

Ссылаясь на львовское издание «Гражданский голос» (орган украинских радикалов, ожесточенных конкурентов для народников, партии Гурика и Барыш), польская газета информирует о соглашении, якобы заключенном Барышом и Гуриком с обществом Hamburg America Line, по которой 300 галичан должны были отправиться в Гамбург, чтобы стать штрейкбрехерами на одном из предприятий. Но выезд пришлось в последний момент отменить: забастовка прекратилась и начались переговоры. Следовательно невдатним работникам предложили по 30 и 60 крон возмещения, неспівмірних с их расходами на приготовления к путешествию, убытками из-за отказа от другого труда. В конце концов, при оплате труда по 6 крон на день, о которой было договорено в контракте, они должны получить 84 короны заработка.

 

 

Kurjer Stanisławowski намекает, что Иероним Барыш и Иосиф Гурик якобы не были заинтересованы в том, чтобы отстаивать права ангажированных ими крестьян, потому что уже «получили от общества 500 крон за свои труды». «Деньги таким образом «заработанные» используют теперь на избирательную агитацию за себя», – сетовали польские газетчики.

 

Вне политики город жил обычными заботами – жители традиционно занимались ростом цен на базаре, особенно сетуя на алчность станиславівських мясников. Как отметили в газете, «свиньи в последнее время на рынке сильно дешевеют, а стоимость свинины почему-то не уменьшается. «На последнем ярмарке свиньи стоили 70 сотиків за килограмм живого веса, предварительная стоимость составляла 1 корону 8 сотиків. Несмотря на это, не должны мясники снизить цены?», — риторически вопрошал Kurjer Stanisławowski.

 

 

В этом же номере газета подает цены с последнего ярмарке в Станиславове, который состоялся 17 февраля. Действительно, свиньи стоили по 70-90 сотиків за килограмм живого веса, за телят просили от 34 крон, волы на убой стоили 82-84 короны, коровы – 70-74 корон за центнер живого веса.

 

 

Тем временем в Станиславове позволили ввести новый вид общественного транспорта – пассажирские автобусы или автомобили-омнибусы, как их тогда называли. Концессию на перевозку пассажиров и багажа автомобильными омнібусами, оборудованными бензиновыми или паровыми двигателями, получил от староства некий предприимчивый человек (владелец угодий в Рогах) Адам Трецякевич. Магистрат обжаловал эту концессию до Наместничества, но во Львове протест магистрата отклонили. «Таким образом разрешено господину Трецякевичу ввести автомобили-омнибусы в Станиславове», — констатирует газета.

 

 

Кстати, ранее в городе уже имели внедрять автомобильный транспорт для услуг почтовой связи. Хотя для пересылки на большие расстояния в основном пользовались железной дорогой. Как свидетельствует сообщение в газете, порой письма отправлялись в очень дальние странствия.

 

 

«Непостижимы порой пути, которыми путешествуют письма», – иронично заметили газетчики, описав случай, когда письмо, адресованное до Матильды С. в Городенке, попал почему-то вплоть до буковинского городка Іцкань (ныне часть румынского города Сучава) и вернулся с припиской, что никакой Матильды С. в Іцкані не оказалось.

 

Газета также сообщила, что по отчету городской санитарной службы, предыдущего года в городе было уничтожено 1313 бездомных собак. «Такая цифра кажется неправдоподобной, но городская служба за нее ручается», – удивлялся Kurjer Stanisławowski.

 

Еще одна удивительная новость – смерть станиславівської долгожительницы. Как проинформировала газета, 20 февраля на 96-м году жизни скончалась Екатерина с Рінтергоферів где Рожко Богдановичова, которая родилась еще во времена Наполеона – в 1811 году.

 

 

Дальше будет…

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика