Новостная лента

Блаженнейший Святослав Шевчук: “Украинцы должны стать спасителями Европы”

07.12.2016

 

История украинско-польских взаимоотношений никогда не была простой, поэтому не удивительно, что и сегодня мы чувствуем раны прошлых войн, взаимных обид и недоразумений, которые блокируют потенциальные позитивные возможности обеих стран. Следовательно, Глава УГКЦ Блаженнейший Святослав Шевчук призывает* нас переосмыслить историческую формулу примирения: “Прощаймо и просим прощения”, которая делает возможным христианское будущее не только Украины и Польши, но и всей Европы.

 

Снимок с сайта НУ»Львовская политехника»

 

«Политики інструменталізують боль своего народа»

 

Вопрос украинско-польских отношений является болезненной точкой настоящего. Наша украинская община в Польше неоднократно говорила, что для украинцев в Польше так тяжело, как сегодня, не было уже давно. Те лица, которым за пятьдесят, не помнят такого тяжелого общественного момента в отношениях двух стран. То есть сегодня мы имеем возможность следить за определенным напряжением: политики полемизируют, а дипломаты используют что то более агрессивную риторику… Но, слушая всю эту полемику, я спрашиваю себя: “А что я могу сделать как украинец, но, прежде всего, как христианин? Что мы можем сделать, глядя на настоящее, на прошлое, будущее немножко другими глазами, чем политики или государственные чиновники?”

 

Политики и чиновники не только страдают на близорукость и живут ближайшими выборами, но и роз’ятрують раны своего народа и пытаются эту боль инструментализировать с политической целью. И это мы видим по обе стороны украинско-польской границы.

 

Мы же, как христиане, имеем дар от Бога – смотреть далеко и поэтому можем увидеть что-то такое, чего политики, к сожалению, не видят. И вот, говоря о все эти разные взгляды, я задумываюсь, почему никто не говорит о роли церкви в отношениях между польским и украинским народом? Дело в том, что ветер секуляризации старается устранить церковь из общественного дискурса, сделать ее немой, не дать возможности говорить, формировать ценности того народа, среди которого живут христиане. Это становится возможным из-за нехватки христианской памяти, а, следовательно, сознания в современном диалоге между Украиной и Польшей.

 

30 лет лечебного рецепта украинско-польского примирения “Прощаем и просим прощения”

 

Проходит историческая дата – тридцать лет от начала официального диалога-примирение в украинско-польских отношениях. А все началось с 1887 года – 8 и 17 октября. Тогда в Риме состоялись две важные встречи: первая – в Украинской папской коллегии святого Иосафата, а другая – в польской коллегии в Риме. С украинской стороны был наш епископат ( и это несмотря на то, что на то время Украина была за “железным занавесом”), который возглавил епископ Мирослав Любачивский, а со стороны Польши – епископат во главе с примасом Польши Юзефом Глемпом. Историческая встреча двух епископатов и текст декларации, который они подписали, стали плодом личного желания Папы Иоанна Павла II. И в то время, когда в Украине и за рубежом наши верные готовились к празднованию тысячелетия крещения Руси-Украины, прозвучали слова, которые стали ключом, лозунгом, а может и лечебным рецептом украинско-польского примирения “Прощаем и просим прощения”.

 

Тогда украинский и польский епископства сделали еще один шаг дальше, будучи воодушевлены теми словами или событиями, которые произошли во Львове в 2001 году, во время визита папы Иоанна Павла II, когда формула украинско-польского примирения прозвучала в литургическом контексте. Украинские владыки, участвуя в торжественной конфессии со святыми євхаристійними тайнами в Варшаве, провозгласили формулу примирения. Накануне епископы спрашивали друг друга: “мы можем говорить от имени всего народа?”. И тогда возникла идея провозгласить молитву о примирении, которую смогли услышать десятки тысяч поляков собрались в Варшаве. И эта идея получила успех, потому что поляки ответили “Аминь” – “Так и будет”.

 

На этом не остановились наши епископства и дальше состоялся ряд встреч ради примирения в Украине, одна из которых в 2005 году во Львове, на Сыхове. Тогда к нам приехала большая делегация из Польши и состоялся еще один шаг к примирению в евхаристическом ключе, ведь Евхаристия – Тело Христово – это наивысший символ единения между людьми и Богом. Десятки тысяч львовян, украинцев, верных нашей церкви из разных регионов Украины тоже ответили на этот призыв к примирению словом “Аминь”.

 

Движение за примирение – глибокоєвропейський

 

Это движение, которое начал Иоанн Павел II и который вдохновлял многих, был действительно глибокоєвропейський, ведь украинско-польское примирение не является обособленным действом от других событий в Европе. Этот акт – логический шага вперед очень долгого и плодотворного процесса объединения Европы, в частности после Второй мировой войны.

 

После миллионов потерянных жизней, казалось, никто и ничто не сможет примирить европейские народы и тем более говорить о единении. Это было нечто почти фантастическое. Но именно христианский почерк, который с одной стороны был делом людей, а с другой – Божьим делом, ибо только Бог может лечить раны души, лег в основу объединенной Европы. Не удивительно, что Роберта Шумана, Жана Монне и Конрада Аденауэра, которые боролись за примирение в западноевропейских странах, считают родителями Европейского союза. Впрочем, парадоксально, что сегодня большинство чиновников ЕС и не вспомнят, что Европейский союз, в первую очередь, был проектом примирения.

 

Одним из важных шагов было и польско-немецкое примирение. В 1965 году, на заключительной сессии Второго Ватиканского собора, польские епископы, то есть поляки как жертвы немецкого нацизма и всех зверств им порожденных, первыми пишут письма примирения в немецкий епископат, употребляя формулу “прощаем и просим прощения”. И немцы ответили на призыв примирения с взаимностью.

 

Трудно представить, как тогда на них набросилась коммунистическая пропаганда, ведь польские епископы шли против течения и фактически решили простить убийцам…Тогда председатель епископата Польши кардинал Стефан Вышинский из окна дворца в Гнезно сказал своим верным: “Если завтра я буду вынужден сказать вам что-то другое, чем призыв к примирению, то не верьте больше мне, ибо это будет означать, что коммунисты меня заставили это сказать”.

 

Сила христианской тождественности

 

Интересно, что один из тех, что готовили почву к примирению с польской стороны был Кароль Войтыла, будущий папа Иоанн Павел II. А одним из подписантов примирения с немецкой стороны был Иосиф Ратцингер – поздний папа Бенедткт XVI. То есть это те люди, которые смогли стать более бурным и жестоким настоящим, в котором им пришлось жить. Христианская тождественность дала им возможность смотреть гораздо дальше, чем тогдашние президенты, политики и прочие общественные деятели. И когда мы говорим о папе Иоанне Павле II как о того, что сломал Берлинскую стену, как великого гуманиста ХХ века, отца христианского смысла объединенной Европы, мы должны понимать его роль в польско-германском единстве.

 

Также, я думаю, что во время съезда двух епископства в Рим, Иоанн Павел II не мог иначе смотреть на польско-немецкие отношения как в перспективе Европейской интеграции Украины, хоть и после взаимных обид, ран и жертв с обеих сторон, для того, чтобы исцелить память польского и украинского народа, чтобы эти народы могли жить в едином объединенном европейском культурном христианском пространстве. Во время визита в Перемышль в 1991 году Иоанн Павел II сказал к грекокатоликам: “Сколько горечи и страданий испытали наши народы на протяжении последних десятилетий… Пусть произойдет очищение, которое загладит давние споры, претензии и взаимное недоверие и приведет к взаимному производства давних обид. Сегодня все, а прежде всего общая вера в Иисуса Христа, призывает к братству, к поиску того, что объединяет. Разжигание радикального национализма и предубеждений было бы деянием направленным против христианской идентичности, поразительным анахронизмом, недостойным обоих великих народов”.

 

По моему мнению, эти слова были услышаны не до конца. В 2013 году, когда польское общество вспоминало семидесятилетия Волынской трагедии, мы были свидетелями определенной антиукраинской истерии. Тогда мы имели официальный визит в Варшаву по приглашению президента и в очередной раз подписали документ о примирения между украинцами и поляками. Нам показалось, что мы сделали еще один шаг в примирении, но, видимо, переоценили его. Сначала между украинцами и поляками после публичных событий, диалог все же сохранился диалог уважения, но с началом 2016 года ситуация стала хуже.

 

В 2016 году Польша праздновала тысячелетие крещения Польши и так в Гнезно я пытался вспомнить польском католическом интеллектуальному миру все моменты сочетания и примирения. Я тогда призвал польские власти не делать ничего такого, чтобы одним росчерком пера могло разрушить десятилетние усилия польско-украинского примирения. Но тогда получил ответ: “Мы понимаем, но у нас есть различные обязательства против различной политической силы”. Вернувшись в Киев, я пытался расшевелить общественность, чтобы сохранить, если на политическом, государственном, то на общественном уровне этот диалог. Наша идея была поддержана и другими церквами и инициативами на различных уровнях: от имени моральных авторитетов Украины мы написали открытое письмо польской общественности и получили ответ от польской стороны, которая сказала, что не хочет конфронтации между Украиной и Польшей, потому что это губительно для обоих сторон. Несмотря на это в 2016 году польский Сейм принял декларацию, которая признала Волынскую трагедию геноцидом польского народа.

 

Гибридная война ведется против всей Европы

 

Сегодня в Европе мы видим тенденции, которые, по моему мнению, являются искусственно созданными. Одна из таких – манипуляция европейского сознания. Ее суть – пропагандировать то, что делит, чем то, что объединяет. И это является элементом гибридной войны, которая ведется не только против Украины, но и против Европы. На наших глазах в странах, которые пережили процесс примирения, к власти приходят крайние радикалы, которые выступают против объединенной и примиреної Европы.

 

В конце октября папа Франциск созвал в Риме огромную международную конференцию “Переосмысливая Европу” как призыв вернуться к христианских корней европейской культуры, цивилизации и вспомнить, что строительство объединенной Европы начиналось, как строительство примирения. Следовательно, христианский клич, который построил и может сейчас спасти объединенную Европу, – “прощаймо и просим прощения” – стал не только частью текстов и посланий, но и частью современной культуры. То есть способом жизни, мышления и деяния каждого украинца и каждого поляка. И такой призыв должен стать своеобразным антидотом против разного рода ядов, которые вприскує нам сегодня враг Украины и Европы, стараясь разбередить былые воспоминания о вражде в сознании европейских народов.

 

И именно эта формула прощение должно стать не только бальзамом, который лечит раны прошлого, но и одним из рецептов спасения Европы от распада во времена гибридной войны против объединенной Европы. Также это рецепт сохранения достоинства почета, которую мы должны лелеять и по отношению к другим. А мы, украинцы, должны стать спасителями объединенной Европы, должны остаться христианами и быть верными призыву папы Иоанна Павла II, которого мы назвали покровителем польско-українськго примирения.

 

Все движется: идеи, деньги, люди – не имеет ничего статического

 

Тема эмиграции является проблемой не только Украины, но и многих европейских стран. Оказывается половина хорватов покинули свою страну, а большая половина врачей Венгрии уехала в Германию. Недавно про подобную ситуацию мне рассказали и в парламенте Литвы, мол, огромное количество литовцев эмигрируют.

 

Процесс эмиграции – это современный элемент культуры. Все движется: идеи, деньги, люди – не имеет ничего статического. Но когда мы говорим об эмиграции украинцев в Западной Европе, в частности в Польше, я хочу подчеркнуть, что во всех странах Европы УГКЦ имеет свою сеть присутствии. Поэтому, как кто-то из вас, в силу обстоятельств, окажется в Западной Европе, не теряйтесь там. Потому что там есть ваша церковь, которая поможет остаться собой.

 

Многие украинцы эмигрируют в Польшу. По разным подсчетам сейчас в Польше насчитывают до 2 млн украинцев. Многие из них ідмовляється от своих корней и даже стесняются ви признаваться, что являются украинцами. И даже когда имеют возможность идти к Украинской Церкви, то выбирают польский костел. Мне, как Главе Церкви, стыдно за это.

 

Я бы очень хотел, чтобы украинцы, в частности молодежь, узнали целый мир, увидели лучшие образцы человеческого духа, которые есть сегодня в мире, но потом это все привезли домой. Вас так здесь не хватает здесь… Заметьте, сегодня молодежь в Европе чувствует себя маргинализированной. Все европейские структуры так вычищены, так логично построены, что неинтересны для молодежи… Ведь уже все сделано. Молодежь чувствует себя знудженою в западной Европе. В Украине же для молодых людей много работы. Наша страна нуждается в тех, кто закачает рукава и приступит к работе. И кто это сделает, как не вы?

 

Без независимой Украины не будет независимой Польши

 

Будьте уверены, наше общее будущее в Европе обеспечено. Лозунг “за вашу и нашу свободу”, сказанное во время польского восстания в первой половине XIX века, сегодня должна стать одним из элементов пробуждения украинцев и поляков. Поляки должны понять, что без независимой Украины не будет независимой и свободной Польши, а украинцы – братский союз, не так между политиканами, как между обычным гражданам, между молодежью и взаимное прощение и любовь – является действительно необходимым условием, чтобы Украина выстояла как народ, как государство и как европейская нация.

 

Церковная дипломатия – это голос народа

 

Сегодня в Украине мы имеем разные церкви, которым Бог дал разную возможность, послужить для украинского вопроса. УГКЦ Господь поставил в очень уникальные обстоятельства, ведь сейчас мы имеем огромную сеть присутствия в целом мире. Я даже не надеялся, что посещая наши церковные общины в мире, мой визит вызовет такой большой интерес со стороны дипломатии и министерств иностранных дел этих стран. Для международной дипломатии важно слушать послов, политиков, но когда приезжает с Украины кто-нибудь, кто представляет гражданское общество – это альтернативный способ как министру иностранных дел той или иной страны услышать людей.

 

К счастью, наша церковь никогда не была государственной и не хочет быть. Мы представляем простых людей. Церковная дипломатия – это не что иное, как голос народа, который в себе несет церковь. Потому что задача церкви – быть голосом того, кому этот голос забирают. Поэтому сегодня есть очень большой интерес к позициям нашей церкви и к тому, что мы говорим.

 

Сегодня, когда против Украины ведется информационная война, в таких встречах я себя чувствую на передовой этой войны и должен взвешивать каждое слово, каждый термин, как тот дипломат, что ведет переговоры с представителем другой страны. Таким образом наша Церковь пытается послужить Украине, защитить доброе имя народа и показать его стремление.

 

Месяц назад я был в Англии на праздновании очередной годовщины создания нашей епархии. И вот меня пригласили в очень престижный политический клуб, где было около сорока экспертов различных министерств и ведомств Англии и даже представители посольства РФ. Там я услышал одно из обвинений российской стороны против Украины, мол, Украина – это проект войны. То есть Россия навязывает европейцам мысль, что пока Украина будет независимой, до тех пор Европа будет иметь войну. Не будет Украины – все будут довольны. Я, в свою очередь, имел обязанность объяснить, что Украина – это проект мира, примирения, и, чтобы остановить войну, надо двигать этот проект примирения на Восток.

 

Сегодня популизм, как болезнь современной политики, которая строит свою технологию прихода к власти на розятруванні самых низких инстинктов того или иного народа, заполонил Европу. И такая политика паразитирует на ранах, но их не спасает. Наш народ истекает кровью: в исторических ран добавляются раны настоящего… Как их лечить? Я убежден, что наша Церковь имеет благодать святого Духа, а, следовательно, знает способ, как любовью коснуться этих ран. На практике это выглядит так: если кто-то будет использовать риторику агрессии – давайте ей противодействовать, если кто-то попытается завоевать авторитет проповедуя ненависть и радикализм – сделаем это сдерживать, если кто-то захочет разбередить раны прошлого и навязывать мнение “не прощу никогда” – давайте убеждать, что поскольку Бог нам простил, то надо делиться прощением, которое сами получили.

 

Снимок с сайта НУ «Львовская политехника»

 

*Свои соображения относительно диалога примирения между Украиной и Польшей глава УГКЦ изложил в Львове 5 декабря во время встречи с академическим сообществом и студентсвом НУ «Львовская политехника»

 

Подготовила Оксана ЛЕВАНТОВИЧ
 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика