Новостная лента

Бой без правил

27.01.2016

Выход в отечественный прокат 26 февраля украинской ленты «Правило боя» Алексея Шапарева может дать ответ на вопрос, можем ли мы играть по правилам мирового кинобизнеса. Идея была в том, чтобы сделать качественное жанровое, спортивное кино для самой широкой зрительской аудитории, сделать его без постоянной поддержки Госкино, но с помощью одного из крупнейших дистрибьюторов Украины, компании «ЮФД».

 

 

Забегая вперед, скажу, что на главный вопрос – можем ли мы? – ответил даже не сам фильм, а пресс-конференция, состоявшаяся после киевской премьеры в столичном кинотеатре «Планета кино». А если быть еще более точным – исполнитель одной из главных ролей актер-дебютант и профессиональный музыкант Евгений Галич из группы O. Torvald. На несколько критических замечаний журналистов он возмутился, мол, не надо этих шпилек, лучше поздравьте первый украинский фильм для всех украинцев, сделанный исключительно украинскими создателями, с украинскими актерами и украинской музыкой… Вот только количество этих «украинских» прилагательных в одном предложении очень приблизительно напоминала правду: фильм снимался на русском языке, большинство песен звучат на русском языке, и ВСЕ создатели фильма на пресс-конференции говорили на русском языке. Можно было бы сказать, что вообще фильм рассчитывался для российского проката (ибо в Россию продан), если бы не заявка продюсера о (возможных?) продажи «Правила боя» на различные международные территории, что, очевидно, пока вилами по воде писано и не может быть окончательным без обнародования подписанных контрактов.

 

Так, юридически «Правило боя» – украинский фильм, потому что делался у нас, в Киеве, демонстрирует в кадре киевские локации и с киевскими же (по прописке) актерами в главных ролях: Дмитрием Ступкой, Станиславом Бокланом, Алексеем Горбуновым, Ахтемом Сейтаблаевым и другими. Но еще раз повторяю, чтобы все поняли до конца эту дикость – фильм снимался в Украине, но на русском языке, чтобы потом быть продублированным на украинском. Кажется, такого еще не было. Трудно, если вообще возможно, представить, чтобы в Британии фильм снимался бы на французском, а потом дублировался бы на английском, или во Франции – английском или в Германии – на турецком, с последующим перегоном на родную. И никто не может при этом утверждать смысл таких шахер-махерів «ради продаж». Для французов, англичан, немцев и всех остальных не существенно, на каком языке создаваемый иностранный фильм, потому что все равно он будет дублирован, переозвученный или субтитрован, так, как это делается во всем мире. Так по какой такой веской причине его снимали именно на русском?.. Поэтому выпад против критики фильма Евгением Галичем в духе «дакакаяразнітса на какомязике» указывает однозначно – мы не можем сделать так, чтобы не было стыдно, а стыд – это то, что вызывает «Правило боя», потому что снятый с огромными нарушениями правил, о которых только у нас могут кричать «дакакаяразнітса» и «зачем вы критикуете».

 

 

Когда Годар сказал, что наличие кинокритики и ее уровень характеризуют общество. У нас кинокритики имеют влияние на мысли людей не больше уборщиков в офисах. Критиков увольняют, кинопрограммы закрывают. Что можно сказать про наше общество, если режиссер «Правила боя» Алексей Шапарев в свое время угрожал физической расправой киевском кинокритику, сдержанный только сетевым пространством «мордокниги»… Собственно, своим фильмом Шапарев продемонстрировал всеми возможными способами: мы не можем, не можем создать до конца правильное, всем интересно, даже просто профессиональное кино. Сперва это подтверждается драматургией фильма, большинство фрагментов которого плоские, шаблонные и не животворные. Рассказывая историю про парня боксера, Тараса (Владислав Никитюк), «Правило боя» почему-то не показывает его жизнь, через что он выглядит плоским, как двумерная картинка. Зритель увидит лишь его симпатичное лицо (может, узнает за работой в фильме Любомира Левицкого «Тени незабытых предков»), но ничего не узнает о его прошлом, о его предпочтениях, его девушек (парней?), его родителей. Один кадр с отцом в детстве и одно воспоминание наставника о наградах отца-боксера – этого мало для создания полноценного бэкграунда полноценного героя. Сценаристу (он же режиссер) не хватило сил, таланта или времени прописать а) причину болезни матери, для которой сын боксер участвует в различных боях ради денег, б) связь со своими друзьями, которые грабят склады и занимаются гоп-стопом на улицах, в) какими документами весь фильм шантажирует антигорой героиню, а также еще сотню вопросов – какие такие лекарства можно украсть на киевских складах, которые стоят бешеные деньги и интересные высокопоставленным бандитам; почему у главного бандита только один охранник-дурак и почему он сам ездит за рулем… Что происходит? Почему так происходит? Количество вопросов, которые возникают на протяжении фильма, фактически выдавливают зрителя за пределы кино, заставляя не смотреть фильм, а искать ответы. И в финале так их и не найти, оставляя зрителя с интригой, как сказал режиссер на пресс-конференции.

 

Но больше всего поразил режиссер дополнением к ответу: мол, мы сейчас работаем над 4-серийным минисериалом, и там уже будет все точно понятно. То есть, зрителю «Правила боя» нужно ждать сериала, чтобы понять, о чем же шла речь в полнометражной версии? В любом случае, «Правило боя» демонстрирует – это не «Твин Пикс», где вопросы без ответов были концептуальным ходом, а Алексей Шапарев – не Дэвид Линч. В общем, Шапарев известен крайне слабой мелодрамой «Киевский торт», что не выдерживала никакой критики, да и еще вышла в украинский прокат 20 февраля 2014 года, в аккурат в день расстрела Небесной сотни на Институтской. Также он стоит за созданием 4-серійногомінісеріалу «Гвардия», своевременного, довольно рейтингового, но так же слабенького военно-патриотического телепродукта, над вторым сезоном которого сейчас работает. Если говорить о его успехах – так это 1 сезон анимационного сериала «Эскимоска», созданный по заказу Госкино. Очень хорошо продан по миру, он делался на Киностудии детских и юношеских фильмов им. А.А. Ханжонкова, основанной, собственно, Алексеем Шапарєвим (на этой же студии был создан фильм Михаила Ильенко «ТойХтоПройшовКізьВогонь». И на этой же студии Алексей начал работу над очень перспективным проектом экранизации украинских комиксов «Максим Оса», пока замороженного, хоть и частично отснятого).

 

«Правило боя» имел шанс стать качественным, ведь много факторов успеха в нем закладывалось изначально. Алексей Горбунов, Станислав Боклан и Ахтем Сейтаблаев, не смотря на их чрезмерную присутствие в украинских фильмах и сериалах, – высококлассные актеры, их участие уже добавляет фильму бонусов. Идея взять украинских музыкантов – тоже супер-идея по всем признакам: минимизация затрат и максимизация заинтересованности нашего зрителя, одновременно продвижение самих певцов новым и массовым способом. А привлечение отечественных боксеров – вообще гениальный ход, который лежит на поверхности, но никто до этого не додумался. Трое украинских боксеров прошлого года установили мировые рекорды, поэтому привлечение их конкретно и в целом украинский бокс к кино – маркетинговая панацея, даже если Александр Усик появляется только в эпизоде.И несмотря на наличие лопаты, деньги так просто не выкопаешь, даже на поле дураков. Примитивно созданные в сценарии роли для Горбунова и Сейтаблаева не дали им возможности раскрыться (как, например, в «Хайтармі»), а однообразная актерская манера Боклан уже откровенно приїлась (при всем уважении, но Зеленский и компания эту манеру «затянули»). Музыкальные номера в фильме были чертовски искусными, меткими и бодрыми, и какого черта на русском?! Туда же клонит и Усик: вероятно, ему мало скандала, вызванного его незнанием, в какой стране находится Крым, так он стремится его продолжить, когда пишет в ключевом моменте фильма на бинтах героя фразу на русском…

 

 

… И все таки одно основание для гордости «Правило боя» дает – это постановка боксерских поединков. Более того – эта гордость касается ключевого момента, поскольку фильм является спортивным, и жанровая признак здесь как определение пола: в женском платье ходят женщины, а на мужчине оно было бы смешным и неуместным. Боксерский бой в боксерском кино – лакмусовая бумажка, определитель профпригодности и здравого смысла. В «Правиле боя» он есть. Вне всеми ямами на дороге драматургии, режиссуры и идеологии, на ринге фильм лета как бабочка, и жалит словно пчела. Не возникает тех неудобств, которые могут случиться в постановке боевых сцен, очень сложных технически и психологически. Здесь, на нескольких экшен-минутах, зритель может сказать «не верю», чем перечеркнет все полтора часа экранного времени. Как критик, без чрезмерного восторга, но говорю четко – «верю». Именно сцены боев дают возможность «Правилу…» быть воспринятым как фильм, который хоть и состоит из кучи минусов, имеет один, впрочем, важный плюс. И он же легитимизирует привлечения к прокату крупной дистрибуционной фирмы, широкой рекламной компании и промо-тура съемочной группы по городам Украины.

 

Надо признать, как бы обидно и больно это не звучало, сделать цельный кинопродукт для массового употребления с хорошим вкусом мы до сих пор не способны, по крайней мере, анализируя очередной украинский фильм под названием «Правило боя». Отдельные элементы являются удачными, и это радует – не полные же мы бездари. И это и объясняет, почему нашего кино не имеет в мире – кто же захочет есть пирог, приготовленный не по переписи, потому что у повара не стало ингредиентов и сноровки. Поэтому пока ограничимся видом: есть пирог еще нельзя, и определенную приятность своим видом он уже производит.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика