Новостная лента

BRICS – ни экономическая рыба, ни политическое мясо

17.10.2015

15-16 октября в индийском курортном городе Гоа прошел ежегодный саммит BRICS. Запад должен был бы хоть немного подбодрить россиян, мол не все так плохо в нашем геополитическом положении: не все от нас изолировались, мы входим в группу стран, где проживает треть населения земли, группу, которая динамично развивается, группу, которая монолитна как никогда. Но саммит показал все с точностью до наоборот.

 

 

 

Итак лидеры России, Китая, Индии, Бразилии и ЮАР сразу же по приезде наряжались в традиционные индийские жилеты и вилаштувалися до снимка. Все счастливы, улыбаются, держатся за руки. Внешне все хорошо.

 

 

На самом же деле восьмой форум BRICS, который проходил под председательством Индии, стал самым драматичным в недолгой истории этой организации. События перед саммитом и на нем лишний раз дали повод аналитикам поговорить о том, что BRICS, который поставил себе на старте амбициозную задачу создания «нового мирового порядка», перенятия влияния от западных институтов, галопирующими темпами теряет свое значение, превращаясь в объединение государств, интересы которых расходятся все дальше. Внутренние проблемы в Бразилии и Южной Африке, сближение Индии с Западом и противоречия между Пекином и Дели делают перспективы организации каждый раз безрадіснішими.

 

Напомним, что группа BRIC сформировалась 2001 года. Российский президент Владимир Путин тогда очень похвалялся, что Бразилия, Россия, Индия и Китай создали «глобальный мегапроект». Мол, в мире появляются новые лидеры, Европа и Америка отходят на второй план, на сцену выходят молодые и перспективные. 2011 года к группе присоединилась Южно-Африканскую Республику, таким образом и возник акроним BRICS.

 

И действительно проект BRICS возник накануне глубокого экономического кризиса, которая началась на рубеже 2007-2008 годов, сначала в Соединенных Штатах, затем в Европе. У инициаторов проекта было убеждение, что названная пятерка развивающих стран имеет все шансы выстоять в кризисные времена с минимальными потерями. А впоследствии они должны были бы стремительно развиваться, устраняя со своего пути бывших лидеров мировой экономики.

 

И некоторое время этот прогноз утверждавшийся. Поэтому один из крупнейших в мире инвестиционных банков, Goldman Sachs Group Inc., стараясь не упустить момента, создал Инвестиционный фонд BRIC (название так и не изменилась со вступлением в группу ПАР). Эксперты корпорации во главе с главным экономистом Джимом о’нилом подсчитали, что на то время эта группа стран владела хозяйками с самыми высокими темпами роста. Поэтому было решено выпустить облигации под их доходы, чтобы уже через десять лет снять неплохие дивиденды.

 

На началах страны BRICS хорошо зарабатывали на экспорте своих полезных ископаемых, считались не чрезмерно закредитованими, молодыми и динамичными. Хотя на самом деле главным фактором развития был стремительный рост цен на энергоносители. Но потом наступила расплата за то, что во времена бума эти страны не провели необходимых экономических реформ и не сумели диверсифицировать своих экономки. Расплачиваться пришлось и им, и инвесторам.

 

 

На фоне описанных событий Goldman Sachs не оставалось ничего другого, как свернуть работу фонда BRIC. Это произошло осенью прошлого года. Конечно, банк не мог закрыть своим решением сам геополитический проект, но дал недвусмысленный сигнал: BRICS – бесперспективен, его дальнейшее существование – это лишь политические игры.

 

С того времени прошел еще один год и мы видим загнивание «антизападного» проекта во всей его красе. Конечно, Путин, который вложил немало усилий и средств, чтобы превратить виртуальную группу в реальную организацию, до сих пор не готов признавать очевидной вещи. На пресс-конференции в Гоа он пытается убедить журналистов, что в свете проекта перспективы, что «мы еще себя покажем». Но тех, кто верит в эти бравурные заявления остается все меньше.

 

Попробуем проанализировать, насколько динамичными являются хозяйки пяти стран группы. В нулевые годы, страны BRICS действительно вышли в мировые лидеры по темпам роста ВВП. В Китае темпы экономического развития несколько лет подряд превышали 10 процентов, иногда даже достигали 14 процентов. Индия развивалась чуточку менее интенсивно со своими 9-10 процентов, но тоже на глобальном фоне была в лидерах. Не хуже всего велось и России – 6-8 процентов, в Бразилии – 3-7 процентов. ПАР немного отставала, но все равно достаточно стабильно добивалась 3-5 процентов в год.

 

Но что мы видим сейчас? В пределах и так не слишком многочисленной BRICS образовалось два лагеря. В один входят азиатские гиганты Китай и Индия. Они сумели сохранить положительную динамику даже во время мирового финансового кризиса 2008-2009 годов и остаются самыми динамичными среди ведущих экономик мира. Даже несмотря на то, что немного замедлили скорость экономического роста, особенно в КНР. Китай, согласно данным Международного валютного фонда, в 2015 году увеличил ВВП на 6,9 процента. На этот год МВФ прогнозирует рост Поднебесной на 6,6 процента, в 2017-м ожидает 6,2 процента.

 

Поэтому лидерство в группе переняла Индия. Темпы роста индийского ВВП с 2014 года стабильно держатся выше семь процентов и, судя по прогнозам МВФ, будут оставаться на уровне примерно 7,5 процента по крайней мере до 2019 года. Поэтому можно с уверенностью утверждать, что последний саммит BRICS принимал у себя мировой лидер экономического роста. И индийский премьер-министр Нарендра Моди не забывал раз упоминать это в своих выступлениях.

 

Теперь взглянем на лагерь неудачников. Прежде всего Россия, которая и без своих агрессивных выходок и экономических санкций, как реакции на них, неуклонно катилась в рецессию. 2015 года русская хозяйка потеряла 3,7 процента ВВП. На этот год МВФ прогнозирует дальнейшее сокращение ВВП на 0,8 процента. По оптимистическим прогнозам, только в следующем году РФ может ожидать довольно слабенький рост. В целом, эксперты МВФ считают, что в ближайшие три года рост российской экономики не превысят 0,5-1,5 процента.

 

Не лучше ситуация и в Бразилии, где к экономическим неурядицам добавились политические потрясения, которые завершились импичментом президенты Дилмы Русеф и коррупционными расследованиями против предыдущего правительства. В прошлом году падение произошло на 3,8 процента, в этом году рецессию прогнозируют на уровне 3,3 процента. В последующие годы экономика в лучшем случае выйдет на рост в два процента.

 

Плохи дела и в южных африканцев. ЮАР, которой руководит президент Джейкоб Зума, переживающей экономический кризис на фоне хронической политической нестабильности. Страна находится не в той форме, чтобы принимать активное участие в реализации глобальных экономических проектов.

 

То же какая вырисовывается картина? Три из пяти стран BRICS в ближайшие годы экономически расти медленнее целый ряд высокоразвитых государств Запада, где и без того функционирует мощная и стабильная социально-экономическая система. Поэтому можно уверенно утверждать, что эпоха «экономического чуда» (или скорее надежды на «экономическое чудо») под названием BRICS отошла в прошлое.

 

Ок, но можно говорить о BRICS как о определенное политическое объединение, способное задавать тон на глобальной арене? Понятно, что Путин и в дальнейшем будет прилагать усилия, чтобы так оно и было. По крайней мере, чтобы так казалось. Впрочем на самом деле вырисовывается совершенно противоположная картина.

 

Как мы уже отмечали, одна из идей BRICS – стать альтернативой западным международным институтам вроде «Большой семерки» Европейской Унии, НАТО и т. п. с тем, чтобы самим определять направления глобального развития, мировые приоритеты и ценности в пику западным аналогам.

 

Но импичмент президентці Дилме Русеф уже фактически поставил крест на этих планах. По крайней мере на единстве стран-членов в желании эти планы реализовывать. Ведь Русеф и ее предшественник Луис Инасиу Лула да Силва принадлежали к левому лагерю и были готовы бороться с «диктатом США». Однако новый президент Мишел Темер, наоборот, считает своей задачей тесно сотрудничать с западными институтами, восстановить хорошие отношения с Вашингтоном. Поэтому сама философия BRICS, в основе которой лежит идея альтернативного глобального управления, становится для него чужим.

 

Президенту ЮАР Джейкобові Зуме просто не до того, чтобы играть в какие-то глобальные анти западные игрища. Наконец южные африканцы не забыли, что именно благодаря западному давлению страна преодолела расовый апартеид и добилась равенства всех перед законом.

 

Кто же еще заинтересован в противостоянии Западу, кроме Москвы? Определенным образом Пекин. Но для него это не самоцель, а скорее средство торга. Китайские руководители не могут не осознавать, что сотрудничество с Соединенными Штатами и Европейской Унией является залогом экономического роста внутри страны.

 

Теперь по Индии. Нью-Дели все больше сближается с Западом. Несмотря на реляции из Москвы, что она едва не полностью вооружает индийскую армию, на самом деле Индия все активнее покупает оружие в США и Европе.

 

Довольно познавательном в этом аспекте есть статьи бывшего посла Индии в России Канвала Сібала в британской газете Daily Mail. Дипломат высказывает мнение, что «сложившееся у действующего руководства Индии совместное с США стратегическое видение ситуации в регионе является несовместимым с повесткой BRICS». Сібал критикует Москву за то, что та уступила лидерство Китая как более сильному экономическому игроку. «В связи с этим баланс сил сместился не в пользу Индии. Это объединение не может продвигать наши жизненные интересы», – сетует Канвал Сібал.

http://www.dailymail.co.uk/indiahome/indianews/article-3831417/The-diminishing-returns-BRICS-meeting.html

 

Принципиальные разногласия Пекина и Дели касаются прежде всего видение будущего BRICS и его роли в глобальной политике и экономике. Пекин все еще рассматривает организацию как перспективный проект, призванный ревізіонувати мировой порядок, создать альтернативу действующим институтам с западным доминированием. В Дели, в свою очередь, не желают создавать в мире лишних полос разделения. Индейцев гораздо больше беспокоит напряженность в отношениях с Пакистаном, которому Китай продолжает оказывать поддержку как своему союзнику. Понятно, что в такой ситуации говорить о политическом единстве группы просто смешно.

 

Таким образом саммит в Гоа лишний раз показал бесперспективность BRICS как в политическом, так и экономическом аспекте. Если группа продолжит свое существование, то разве с осознанием, что это искусственный проект, который только потребует лишних финансовых вливаний, но не будет приносить участникам никакой реальной пользы.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика