Новостная лента

«Быть мной»: это страшно или мило?

19.11.2015

 

Как-то совсем незаметно для себя я вылечилась от желания скупить все новинки на книжном Форуме, и принять все возможные автографы. Ладно, не все – только тех, кого любила или считала, что любила. Но не буду лукавить: одну книжку мне все-таки хотелось приобрести. Ее анонс чем-то зацепил меня. Типичной иллюстрацией на обложке? Смелым сочетанием цветов и стилей? А, возможно, тем, что она – для подростков? В последнее время мне интересно, что написано для этой возрастной категории.

 

Когда вышла на поиски, то в памяти была лишь картинку: сине-зеленый квітастий фон, софа, на которой лежит девушка, и сверх того розовым надпись на всю страницу. Тщательно обошла три этажа. Ничего. На следующий день в интернете нашла название книжки – «Быть мной» Анны Хьоглунд, и даже название издательства – «Издательство».

 

 

Третьего дня я получила ее в подарок. На улице возле палатки «Доброй открытки» стоял большой баннер и люминесцентный розовый с обложки криком кричал, что мы ее таки нашли. Это первая книжечка нового «Издательства»: аккуратно запаяна в клеенку, стоимость – 250 грн. Как дополнительный бонус – две открытки с иллюстрациями из книги.

 

Распаковала только на следующий день. Зная хороший вкус Ильи Стронґовсього, имела тихое надежду, что книга стоит тех денег, и больше всего – моего ожидания.

 

Об ощущениях, которые пришлось пережить, когда распакована книга оказалась в руках, должен рассказать отдельно. Она действительно невероятно приятная на ощупь: дизайнерская бумага европейского качества; фантастическая полиграфия. Даже для Фамильной типографии Huss эта книга оказалась неожиданным и нетипичным проектом, увлекательным и интересным. Естественный белый цвет и мягкая гладкая поверхность – это, безусловно, невероятная тактильная наслаждение для книжного гурмана. Переплет – твердый картон. Переплетение со срезанными краями добавляет эстетического наслаждения. (Правда, незадолго перед тем в Издательстве Старого Льва появилась очень похожая по дизайну «Это Воргол», стоимостью 120 грн. Переплет у этих книг идентична; даже корешок практически в одном цвете, а вот внутри бумага таки отличается).

 

Видела много работ Стронговского, поэтому не без оснований решила себе, что такой смелый дизайн на титуле – это его работа. Но выяснилось, что обложка отечественного издания такая же, как и у оригинального, которое вышло в Стокгольме в прошлом году. Единственная разница – в названии. Сходства она приобрела благодаря Закентію Горобйову, дизайнеру, художнику и каліграфу из Луганска. Обо мне – получилось довольно удачно.

 

 

В этот раз я читала и рассматривала рисунки одновременно. Читала вслух; кстати, хороший способ определить качество текста. Книга щедро иллюстрирована автором – нет никакой развертки без рисунка. Скорее наоборот – есть несколько разверток совсем без текста. Рисунки очень органично и практически дословно воспроизводят написанное, а в некоторых случаях добавляют разнообразные нюансы и детали, без которых рассказ, наверное, не была бы такой полной. Рисунок первого раздела «Невинность» действительно интригует и захватывает, и даже разоружает своей откровенностью. В центре композиции – зеркальце, которое лежит на полу, и в нем отражены стыдные губы тринадцатилетней девочки, главной рассказчицы, и о которых она говорит: «какое зморщене».

 

На этом вся интрига и заканчивается похожих по откровенностью рисунков на остальных сорока развертках больше нет (что меня очень расстроило). Если вся откровенность закончилась на первой странице, то что же будет дальше? Не буду скрывать: рисунки меня заинтересовали гораздо больше, чем текст. Я читала, перелистывала страницы, внимательно рассматривала иллюстрации, и никак не могла понять – какие ассоциации они у меня вызывают?

 

Кстати, следует заметить, что Анна Хьоглунд – одна из известных шведских ілюстраторок, автор многих книг для детей и подростков, член жюри Премии имени Астрид Линдгрен. Иллюстрировала произведения Барбары Линдгрен, Ульфа Старка, Гуннара Лундквиста, и других известных авторов. ЕЕ дебют состоялся в 1982 году книгой Sagan om pannkakan («Блинная история»). С тех пор вышло еще более 20 книг, часть которых переведены на другие языки. Анна является лауреатом многочисленных престижных наград в Скандинавии и Европе. В этом году «Быть мной» стала одной из четырех книг в мире, которые получили специальную награду награды Bologna Ragazzi Award в категории «Художественная литература». Украинское издание «Быть мной» — первый перевод на иностранном языке после выхода книги 2015 года в шведском издательстве для детей Lilla Piratförlaget.

 

 

Вернемся к моих собственных ассоциаций. Сам стиль рисунков – так называемый современный наив – фотографии, сверху обведенные краской. Иногда довольно мастерски, почти в совершенстве, а иногда видно, что автору приходилось несколько раз перерисовывать уже нарисованное, от чего черты лица порой просто исчезали. Несомненно, иногда результат такой особой техники – довольно удачные, и даже непредсказуемые эффекты. Иногда настолько интересные, что я долго рассматривала их, соображая, каким именно способом удалось добиться эффекта глубины, многоплановости, и мерцающего сияния воздуха. Спокойная (в противовес ядовито-розовом на обложке) гамма делает эти рисунки еще ближе к жизни. Но какого? Какого такого сероватого, с всевозможными затертостями. И этот наивный реализм, еще более откровенный и натуралистический, вызывает странные, и иногда почему-то малоприятные эмоции. Безусловно, это не файн-арт, и этим иллюстрациям, пожалуй, не место в квартире, претендует на хоть малейшую эмоцию уюта. Вполне возможно, что место этих работ – в музеях и выставочных залах (как образчик одного из уникальных и самобытных направлений современного искусства). Вполне возможно, что их даже можно дорого продать. Но у меня возник единственный вопрос: что они делают в книжке для подростков? Это типа: если валить подростка, то сразу и со всех сторон? Ну, чтобы болело. Оправится – хорошо, нет – его дело.

 

И вот, после какой страницы у меня возникает ощущение, что такие рисунки я уже где-то видела. Но где? Читаю дальше, перелистываю одну за другой страницы, и ловлю себя на том, что вопреки ожидаемому подростковому чтиву, все отчетливее оказываюсь на страницах изящного хоррора. Суть его даже не сразу и поймешь. Так же как? Такая благородная цель, задекларированная в предисловии к украинскому изданию самим автором Анной Хьоглунд: чтобы девушка-подросток, которая только-только дорастает и учится воспринимать себя, не видела в своем теле ничего такого, чего стоит стыдиться. И чтобы читательница дала себе ответ на вопрос, почему женщин всегда эксплуатируют и делают невидимыми. Красиво? Безусловно! Нужно – очевидно! А что взамен? Зато – ощущение, что я попала в потайную каморку какого-то серийного убийцы, или иного, более утонченного маньяка-эстета, и где все стены вокруг зеркал увешаны фотографиями, портретами, коллажами из повириваними из глянцевых журналов персонажами (хорошо, если целыми), и где красным карандашом грубо, импульсивно дорисована кровь. В этом случае – менструальная.

 

 

Листаю дальше. Иллюстрации являются очень цельными. Они хорошо подходят друг к другу, и действительно составляют одну общую историю, хорошо продуманную серию. Они аккуратно выдержаны в одной стилистике. Возможно, только некоторые мне выпадают; но они иллюстрируют ту часть текста, которая мне также выпадает из общей концепции, – о орлов. И именно это еще раз подчеркивает целостность иллюстраций между собой и с текстом в целом.

 

И уже когда закрываю книгу, наконец понимаю, что на самом деле напоминали мне эти рисунки. Это отдельный и довольно известный стиль; в Украине его знают как жлоб-арт. За рубежом это скорее разновидность поп-арта. У нас он возник в начале 2000-х годов как реакция на засилье жлобства – значимой, если не базовой, поведения в украинском обществе. Трудно так сразу сказать об основной идеологический месседж этих иллюстраций, да и в конце концов, не известно, он был осознан самим автором, ибо найти в них иронию или долю юмора сложно. Здесь могло бы быть, собственно, то, чем стал жлоб-арт в Украине – ироническое трактовка образа массовой человека. Сама стилистика работ Анны Хьоглунд крайне близка к стилистике жлоб-арта, живописи «мітьків», примитивизма, поп-арта, лубка и китча. Так же как очевидным является то, что понятие жлобизму не является исключительно отечественным.

 

Чтобы совсем коротко: жлобизм является явлением закономерным и последовательным, и не только в Украине, но и практически во всех цивилизованных обществах. Это плохо или хорошо? И надо ли с ним бороться? В википедии говорится, что жлобство – это животное в человеке. И что ребенок является своеобразным жлобом, пока привитие общественной культуры не переведет ее в иной общественной группы, пока не цивилизует ее. Именно так и формируются элитарные субкультуры. Но что тогда получается? Анна Хьоглунд, чтобы убедить в своих взглядах и принципах, использует стилистику жлоб-арта, но без присущей ей базовой иронии, без так называемого стеба (а именно он призван обратить внимание на жлобство как и вывести из него). Зато автор подает это изображение не как иронию, а как норму. Кому? Чего?

 

Придется снова вернуться к определению. В википедии пишет: «в Общем, жлоб — это недоразвитый человек, разновидность массовой, нормального, простого человека, способ ее социального выживания. По сути, это опора, на которой держится общество, разновидность плебейского консерватизма. Поэтому следует различать два вида жлобов. Один — агрессивный, безкультурний хам, не осознает и не понимает свое происхождение и мотивированным животными инстинктами; второй — провинциальная и в целом добрый человек, искренняя и наивная, которая не теряет способности к усвоению нового, пусть и на низком уровне культурного потребления, человек-дилетант с неразвитым вкусом и ограниченными знаниями. Более того, среди таких индивидов есть и творческие люди, которые продуцируют «жлобские произведения». Поэтому в целом роль жлобства в обществе можно оценить положительно.

 

 

Так какой на самом деле посыл, месседж, какова главная идея этой откровенной, первой феминистской книги для подростков? О самовосприятие или о принятии себя как жлоба?

 

Сложно мне поверить, что у подростка, которая/-ый находится все еще в процессе самоидентификации, и в которой/-го множество вопросов как эстетического характера («какое зморщене»), так и морально-общественного (судя из дневника героини), после просмотра и прочтения этой такой разрекламированной и награжденной книги эти вопросы благополучно закроются. Ибо из того, что я увидела – никакого позитива и надежды в девочки не родилось.

 

Да и разве это возможно здесь? Разве стилистика жлоб-арта – это именно то, что может придать девочке-подростку уверенности в себе, и развеять мифы (если они есть, конечно). Потому что когда в руках у подростка сверхсовременные девайсы и неограниченный доступ к Интернету, то вопросов вроде «можно ли умереть от потери крови во время месячных?» не должно возникать.

 

Для кого эта книга и имеет ли она цель? Каждый читатель сам дает ответ. Когда же речь идет обо мне, то я, не раздумывая, даже после прочтения этой книги, все равно вынула бы 250 гривен, и купила бы ее. Чтобы иметь. Как напоминание о том, что все мы разные, и от того – еще более прекрасные.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика