Новостная лента

Цена фейк-новостей как настоящая стоимость веба

26.11.2015

Мы сделали нормой модель, которая ищет прибыли в моральной неоднозначности

 

 

За последние несколько недель то, что мы всегда и так знали, однако предпочли не замечать ради удобства, игнорировать оказалось все труднее. Факт тот, что цифровые услуги не являются бесплатными и никогда такими не были, а то, что какая-то компания из Кремниевой долины, которая когда-то утверждала, что они будут такими, делала так только потому, что это соответствовало аґенді или этой компании или кого-то еще.

 

Вспомните все цифровые услуги, которыми вы пользуетесь каждый день, не заплатив ни цента: е-мейл, туристические приложения, социальные медиа, YouTube, поиск, Wikipedia. Если вы имели бы платить за каждую из них, то насколько вы бы их использовали?

 

Это открытие – результат краха курса акций компаний, которые предоставляют бесплатные услуги интернет. И не является следствием того, что у множества компаний, которые занимаются разработкой приложений, закончились опции финансирования своей убыточной деятельности. Это поразило нас через скандал с «фейковыми новостями», что привел нас к вопросу, новости и информация, которые мы потребляем онлайн бесплатно, ґенерувалася когда-нибудь в наших интересах.

 

Однако возмущение — которое вытекало из осознания того, что такие бесплатные сервисы, как Google и Facebook, которых призывают цензорувати и фильтровать новости — неправильно диагностирует ситуацию. Правильный диагноз другой: на протяжении последних 20 лет мы нормализовали цифровую экономику, что самофінансується или обращается к тех инвесторов, которые толеруватимуть долгосрочное cash burn («курить» – период вложений до момента доходности) ради получения монопольного контроля, создавая бизнес-модели с доходами от морально неоднозначных ситуаций.

 

Именно туда, куда традиционные медиа-институты остерегались через веру в редакторскую ответственность, баланс и контекст — ступать с рекламой финансируемыми моделями, входят— без всяких отраслевых кодексов поведения — социальные медиа платформы. В погоне за кликами границы между взглядами редакции, рекламой, развлечениями и политической пропагандой полностью размываются.

 

Растущий кибер-индустриальный комплекс, с его перекрестно субсидируемыми моделями унормувався настолько, что вытесняет сеґмент богатых клиентов в пользу тех, кто не платит, эвфемистически называя это «экосистемами». Экосистема, если вы не знаете, – это состояние взаимной созависимости между организмами, где часто один организм должен подчиняться другому для того, чтобы система достигла баланса.

 

Ничего из этого не является новым. Последний раз, когда страна унормовувала сложную сеть взаимозависимостей, это называлось Госпланом. Так же, как и сегодняшняя интернет-экономика, тамта советская система базировалась на идее, что технократический и научный процесс центрального планирования может справедливо наказывать одних на благо других.

 

И так же как нынешняя интернет-экономика, тогда унормувалась ложная идея, что научный прогресс может создать рог изобилия бесплатных ресурсов без никаких связанных с этим расходов и потерь свободы.

 

Это заблуждение внезапно оборвалась в 1985-ом. Волна экономических кризисов, потребительских дефицитов и региональных нестабільностей, включая возрождением националистических настроений, разоблачила, что централизованная, перекрестно субсидійована экономика Советского Союза обанкротилась и должна быть реформирована.

 

За этим следовала perestroika и glasnost-эра, то есть «реструктуризации» и «открытости». Однако на тот момент уже было слишком поздно, чтобы спасти советскую систему. Ее внутренние дисбалансы стали велики. В 1991 под весом своей собственной провальной экономики СССР распался.

 

Однако в результате этого развала произошло еще что-то. Отмена субсидий тем, кто стал уже настолько безнадежно зависимым от этой системы, что уже не мог за ней позаботиться о себе, привело к обратной негативной реакции. Многие тосковал за возвратом старой системы — неважно, что ценой тоталитаризма. Политическая свобода, оказалось, в некоторых случаях является просто слишком дорогой.

 

Представьте, каким будет следствие, если бы цифровая экономика потерпела подобного регулирования.

 

Isabella Kaminska
The price of unfounded news hints at the true cost of the web
Financial Times, 22.11.2016
Зреферувала Леся Стахнів.

 

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика