Новостная лента

Цена мира

20.09.2015

Надо перестать оглядываться назад и отказаться от ретроспективного правосудия, потому что иначе отсутствие безопасности и кровопролитие будут продолжаться бесконечно.

 

 

Хорошие статьи нравятся мне почти так же, как хорошие книги. Я знаю, что появляются они не часто, и разве не то же самое с книгами? Надо перечитать много, чтобы вдруг найти тот шедевр, который останется в нашей памяти, где он со временем будет расти. Статья, которую Эктор Абад Фасіолінсе опубликовал 3 сентября в EL PAÍS («Я уже не чувствую себя жертвой»), объясняя причины, через которые он скажет «да» на референдуме, где колумбийцы будут решать, принимают или отвергают они соглашение о мире между правительством де Сантоса и революционные вооруженные силы колумбии (Революционными вооруженными силами Колумбии — Z), является одним из тех раритетов, которые помогают четко увидеть то, что казалось неясным. Впечатление, которое произвела на меня эта статья, надолго останется со мной.

 

Абад Фасіолінсе рассказывает трагическую семейную историю. Его отца убили члены военного группировки (эту драму он выплеснул в памятной книге «Забвение, коим мы станем»), а мужа его сестры дважды похищал ФАРК, чтобы получить за него выкуп. Второго раза отзывчивые похитители даже позволили ему платить выкуп удобными месячными взносами на протяжении трех лет. Понятное дело, этот сеньор на референдуме проголосует за «нет». «Я не против мира, — пояснил он Эктору, — но я хочу, чтобы эти типы заплатили хотя бы двумя годами тюрьмы». Его возмущает то, что ценой мира будет безнаказанность тех, кто совершили ужасающие преступления, жертвами которых стали сотни тысяч колумбийских семей.

 

Зато Эктор проголосует «да». По его мнению, какой бы высокой не казалась эта цена, ее нужно оплатить для того, чтобы спустя более полувека колумбийцы смогли жить, как цивилизованные люди, не убивая друг друга. Иначе война будет длиться бесконечно, заливая страну кровью, развращая ее власть, сея неуверенность и безнадежность во всех семьях. Потому что спустя более полувека попыток, ему стало ясно: думать, что государство может полностью одолеть мятежников и отправить их в суд или в тюрьму – это лишь мечта. Правительство Альваро Урибе сделал невозможное, чтобы добиться этого, и несмотря на то, что ему удалось уменьшить боевой состав ФАРКу наполовину (с 20 тыс. до 10 тыс. вооруженных людей), от герильи и дальше нет покоя: она убивает, похищает людей, питается наркотрафика и сама поддерживает его, а главное – лишает страну будущего. Этому нужно положить конец раз и навсегда.

 

Будет ли мирное соглашение? Единственный способ узнать — это дать ей ход, делая все возможное для того, чтобы то, о чем договорились в Гавани, каким бы тяжелым оно не было для жертв и их семей, открыло эпоху мира и сосуществования среди колумбийцев. Так достигли мира в Северной Ирландии, например, и вчерашние злейшие враги теперь вместо пуль и бомб обмениваются доводами и обнаруживают, что благодаря этому сосуществованию, которое казалось невозможным, жизнь стала стерпнішим и что благодаря мирным соглашениям между католиками и протестантами началась эпоха материального прогресса для страны, хотя через проклятый Брекзіт это все, к сожалению, может пойти ко всем чертям. То же самое было сделано в Сальвадоре и Гватемале, и с тех пор сальвадорці и гватемальці живут в мире.

 

Уже прошло время партизанских приключений, которые в шестидесятые годы лишь переполнили Латинскую Америку кровавыми и коррумпированными военными диктатурами. Попытки имитировать кубинскую модель, романтическую революцию бородачей, послужили лишь к тому, что тысячи латиноамериканских юношей бесполезно пожертвовали собой, и распространилось насилие (и, конечно, нищета), которое нанесло больше вреда, чем латиноамериканские страны изведали за несколько веков перед тем. Это понемногу стало нам наукой, и именно этим обусловлено то, что ныне в Латинской Америке существует широкий консенсус в пользу демократии, мирного сосуществования и законности, то есть почти единодушное неприятие диктатур, вооруженных мятежей и революционных утопий, через какие страны вязнут в коррупции, гнете и руини (вспомните Венесуэлу).

 

Исключением является Колумбия, где ФАРК продемонстрировал – думаю, прежде всего благодаря наркотрафика, который является неисчерпаемым источником средств для обеспечения мятежников оружием, – удивительную способность к выживанию. Речь идет о явный анахронизм, так как революционная модель, марксистско-ленинский рай, является выдумкой, в которую верят лишь группки идеологических тупиц, которые являются слепыми и глухими к провалам деспотического коллективизма, свидетельством которых являются Куба и Северная Корея, последние выжившие. Удивительным является то, что несмотря на политическое насилие, Колумбия является одной из стран, имеющих наиболее процветающую экономику в Латинской Америке, и где гражданская война не разрушила правовое государство и законность, поскольку гражданские институты так или иначе продолжают функционировать. И бесспорно, что важным стимулом для того, чтобы мирные соглашения действовали, является экономическое развитие, которое они, без сомнения, за собой потянут в краткосрочной перспективе.

 

Эктор Абад говорит, что эта ободряющая перспектива оправдывает то, чтобы перестать оглядываться назад и отказаться от ретроспективного правосудия, потому что иначе отсутствие безопасности и кровопролитие будут продолжаться бесконечно. Достаточно того, что правда станет известной, что преступники признают свои преступления, так что ужасы прошлого не повторятся и останутся здесь, как кошмар, который со временем постепенно будет рассеиваться, пока не исчезнет совсем. Без сомнения, существует риск, но какова альтернатива? У своего бывшего зятя он спрашивает следующее: «Разве не лучше страна, где твои похитители останутся на свободе и будут заниматься политикой, чем страна, где эти самые типы огинатимуться возле твоего дома, угрожая твоим детям, моим племянникам, и детям твоих детей, твоим внукам?»

 

Ответом является «да». Мне не было это ясно, пока я не прочитал статью Эктора Абада Фасіолінсе. В эти последние недели я много раз говорил себе: какое счастье, что мне не надо голосовать на этом референдуме, потому что, честно говоря, я разрывался между «да» и «нет». И доводы этого замечательного писателя, который также является здравомыслящим и достойным гражданином, меня убедили. Если бы я был колумбийцем и мог голосовать, я проголосовал бы за «так».

 

Mario Vargas Llosa
El precio de la paz
El País,18.09.2016
Зреферувала Галина Грабовская

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика