Новостная лента

Черновицкие Гузаре. II.

17.09.2015

 

История национально-сознательной и забытой семье, связанной родственными нитями с Блаженнейшим Любомиром Гузаром.

 

Продолжение. Начало – Ольга и Владимир: не достаточно жить только для себя…

 

Часть II. Ольга, Дарья и Ростислав: Париж, тюрьма и забвение.

 

 

 

 

Дмитрий Гузар попросил учителей встать во время исполнения украинского гимна

 

Начала независимости Украины. После долгих лет советского господства, украинский читатель наконец-то имеет возможность взять в руки толстую, почти на тысячу страниц, книгу “Буковина. Ее прошлое и современное”. Книгу, которая дает именно украинское видение прошлого Буковины и Черновцов.

 

Издание увидело свет в 1950-х годах за рубежом. Авторы собрали огромный фактический материал, обработав архивы Вены, Берлина, Парижа, Эдмонтона. Они провели большую поисковую работу с источниками, а, кроме того, пользовались собственными воспоминаниями, потому что события 1920-1930-х годов они еще помнили. В создании книги принимали участие почти два десятка авторов. А инициаторами были политические эмигранты Денис Квитковский (юрист), Теофил Бриндзан (филолог) и Аркадий Жуковский (историк). Именно эта “История Буковины” раскрывает интересные факты из общественной жизни края – и семьи Гузаров частности. Что больше, один из сыновей Ольги и Владимира Гузаров, Любомир, уже будучи в эмиграции во Франции, рецензировал отдельные разделы издания, а также был среди тех, кто основал эту книгу.

 

Именно эта книга дает украинское видение истории Черновцов. Отсюда можно узнать и о черновицкую семью Гузаров.

 

 

Главные авторы книги – Аркадий Жуковский, Денис Квитковский и Теофил Бриндзан – были участниками общественной жизни на Буковине перед Второй мировой войной. Вместе с квит ковский и Иваном Григорьевичем сын Гузаров, Любомир, был издателем и основоположником первого в крае журнала, который пропагандировал идею украинской государственности – “Самостійніть”. Собственно, эти фамилии значатся и среди тех, кто был основателями националистического движения на Буковине.

 

Еженедельник “Самостоятельность” был прессовым органом местной ОУН. Любомир Гузар занимал должность ответственного редактора и вел организационные дела. В 1938 году румынские власти запретили издание.

 

А перед этим, в начале 1930-х годов Любомир Гузар, сын Ольги и Владимира, был среди тех, кто восстанавливал в Черновцах деятельность организации “Пласт”, прерванную Первой мировой войной.

 

Украинский “Пласт” на Буковине. 1933 год. По бокам стоят Богдан Сирецкий и Любомир Гузар.

 

 

На то время в Черновцах активизировалось украинское студенческое движение. И среди членов академического общества “Чорноморе” возникла инициатива восстановления “Пласта”. К слову, почетным отцом “Чорноморя” был Теофил Бриндзан, который проводил для “черноморцев” курсы українознавста.

 

Душой “пластовой” дела были Богдан Сирецкий и несколько его единомышленников, среди которых – и Любомир Гузар. В 1933 году был создан Пластовое Кош, в состав которого входило несколько куреней. Сирецкий был кошевым, а Гузар – одним из куренных. При коши действовала “пластова библиотека”, и скауты одного из куреней проводили курсы украинской грамматики для детей.

 

Еще ранее в общественную деятельность включился старший брат Любомира Гузара – Дмитрий. В 1925 году во время детского праздника, который “Запороже” проводило в Черновцах, произошел инцидент, за который общество запретили. Во время исполнения гимна “Боже, великий, единый” все присутствующие встали, кроме инспектора школы, румына Іліуци, и профессора Ткачука. После того, как украинский студент Дмитрий Гузар попросил их подняться, они сделали донос в полицию, а та провела обыск в обществе и впоследствии прекратила его деятельность.

 

 

В Бабьем Яру погибло два супружества – Телиги и Дарья и Орест Чемеринські

 

Во второй половине 1930-х годов Дмитрий и Любомир Гузаре уехали во Францию на обучение. Родители имели возможность дать своим детям хорошее образование за рубежом. На то время их младшая дочь Дарья уже училась в Париже. Профессор Олег Панчук, двоюродный внук Ольги Кобылянской, доктор химических наук и известный общественный деятель рассказывает, что в первой половине 1930-х годов Любомир с братом и сестрой уже заканчивали гимназию в Черновцах:

 

— И кто из них на перерыве написал что-то антирумынское. Их вычислили, и они были исключены из гимназии. Но Владимир Гузар имел достаточно денег, имел богатых пациентов, приобрел себе дом. И он мог себе позволить послать детей на учебу во Францию.

 

В конце концов, судьбы Дмитрия и Любомира, хоть и обозначены багатолітнью эмиграцией без возможности возвращения домой, все были гораздо счастливее трагические судьбы еще одного их брата – Ростислава и сестры Дарьи…

 

Дмитрий Гузар родился в 1907 г., Любомир – 1911-го, а Дарья и Ростислав были намного моложе – в 1919-м и 1921-го годов рождения.

 

Дарья Гузар изучала в Париже декоративное искусство. Летом 1941 года, не закончив учебы, вернулась в Украину, чтобы здесь вместе со своим мужем Орестом Чемеринським принять участие в развитии (так им верилось) собственного государства.

 

Орест Чемеринський был членом ПУН (Провода Украинских Националистов), публицистом, соредактором “русского слова” в Киеве 1941 года. А перед тем возглавлял “Украинскую пресс-службу” в Берлине и сотрудничал с парижским “Украинским словом”. Не исключено, что именно в Париже они с Дарьей Гузар и познакомились.

 

Дарья Гузар родилась в Черновцах, училась в Париже. Погиб вот такой молодой…

 

Блаженнейший Любомир Гузар рассказывает:

 

— Дарья вышла замуж Орестом Чемеринським во Львове в 1941 году, летом. Я не был на венчании, но был на свадебном семейном обеде. Это было в квартире, где жила тета Люба, дочь отца Евгения Гузара, который был родным братом моего деда Льва. Нас было примерно 15 человек. Я там заметил интересную вещь: среди гостей был какой-то человек в немецкой военной унівоформі, не помню, на каком языке он говорил, но кажется, был украинец. После того, как Дарья и Орест поехали в Киев. Они принадлежали к крылу «мельниковцев». Также Орест и Дарья были близкими к Елены Телиги. Их расстреляли немцы на Рождество 1942 года. И они похоронены в Бабьем Яру. В нашей большой семье Гузаров есть страницы, которые еще мало исследованы, и жизнь Ореста и Дарье – одна из них.

 

На сайте Национального историко-мемориального заповедника “Бабий Яр” есть список членов ОУН, которые погибли от рук гестапо в 1941-43 годах и похоронены в Бабьем Яру. Среди них и два чета – Елена и Михаил Телиги и Дарья и Орест Чемеринські.

 

Елена Телига с товарищами перед походом в Украину. 1-й ряд, слева на право: Орест Чемеринський (псевдо «Оршан»), Елена Телига, Улас Самчук. 2-й ряд: Михаил Михалевич, Емельян Коваль, В.Русов. Львов, лето 1941 года.

 

 

 

Ольга Гузар: тюремный транзит, смерть и сорняки вместо могилы…

 

Собственно, 1942-й год начинает трагическую полосу в жизни Гузаров. Дмитрий и Любомир – во Франции, без малейшего звязи с семьей. Дарья расстреляна. Ольга Гузар и ее младший сын Ростислав – под пристальным прицелом румынской, а затем и советской власти. Допросы устраивают и врачу Гузару. Позже, когда его жена была во второй раз арестована уже НКВД, его трижды вызывали на изнурительные допросы.

 

— Когда в 1940-1941 годах на Буковину пришла рядянська власть, – рассказывает профессор Олег Панчук, – начались репрессии. Правда, нашу семью не трогали, нас будто защищала “зонтик” Ольги Кобылянской, которая частично уберегла тогда и Гузаров. Но вот опять пришли румыны, и они обвинили всех украинцев, в первую очередь интеллигенцию, в том, что они сотрудничали с советской властью. Румыны взялись за Ольгу Гузар. Понятно, что она не сотрудничала с советской властью. И в довоенный период она была патриоткой, и это было переквалифицировано как коммунистическая деятельность, за что она получила 5 лет тюрьмы на юге Румынии. Ее уволили тогда, когда советская власть оккупировала все. А дальше – конец войны на Буковине, немцы и румыны уходят. Советская власть приходит как победитель войны, и начинает бороться с националистами. И до лета 1944 года арестовали Ростика, сына Ольги Гузар, и отправили его в Сибирь, там все его следы потерялись. При Ельцине делались попытки найти место его захоронения, но тщетно… В 1944 году румыны выпускают из тюрьмы Ольгу Гузар. По моей версии, ее схватили Нквдисты прямо на границе, она даже не доехала домой. И вот ее снова судят в Черновцах, теперь уже за антикоммунистическую деятельность. Доктор Гузар имел свидание с женой? Сомневаюсь. Его терроризировали. Он остался один в двухэтажном доме. Власть на дом, конечно, положила глаз и велела ему перебраться в маленькую коморку, это была прачечная в подвале, с зарешеченными окнами. Моя мама ходила иногда к нему, чем могла помогала. Но и мы в те годы были в затруднении…

 

Постановление на арест Ольги Гузар в декабре 1944 года звучал так:

 

“Ольга Гузар является активной украинской националисткой. Ее квартира являлась явочной квартирой для националистов, где проводились собрания, печатались листовки националистического характера. В 1942 году Ольга Гузар румынськими властями была арестована как украинская националистка совместно со своим сыном. Преступная деятельность Гузар Ольги подтверждается показаниями ее мужа Гузара Владимира, сына Ростислава и другими оперативными материалами”.

 

Дела, заведенные на Ольгу Гузар и его сына Ростислава.

 

И транзитом из одной тюрьмы в другую. Но этой, второй тюрьмы Ольга Гузар уже не выдержит…

 

За что ее хотела уничтожить румынский, а впоследствии советская власти?

 

В деле №467 из обвинения Ольги Гузар можно прочесть, что она обвинялась в том, что в 1909 году вступила в “Женскую общину”, почти два года возглавляла ее, а в 1929-1935 была редактором женского отдела украинской націоналістиної газеты ”Время”. Значится здесь и то, что вроде бы в 1942 году, во время второй оккупации Северной Буковины румынскими войсками, Гузар была заместителем руководителя ОУН в Черновцах – Джуліби. И у себя на квартире по его поручению печатала националистические листовки и распространяла их среди членов ОУН. В этом же 1942 году Гузар был арестован румынским оккупационным судом за активное участие в националистической деятельности. В Черновцы она вернулась в декабре 1944 года.

 

О украинскую революционную борьбу на Буковине свидетельствует процесс против руководителей ОУН, который состоялся 26 января 1942 года перед дивизионным военным трибуналом в Яссах. Как раз перед тем румыны арестовали 12 украинских выдающихся деятелей, среди которых была также Ольга Гузар. Им забросали “подстрекательство против безопасности государства”. В подсудимых нашли оружие, подпольную литературу и доказательства связи с украинским подпольем на других украинских землях.

 

В книге “История Буковины” ее авторы пишут: “Исторической веса останется акт обвинения королевского комиссара, который после краткого обзора истории ОУН в целом, так характеризует его буковинский отрезок: ”Удивительным явлением является то, что два националистические отломки под предводительством полковников А.Мельника и С.Бандеры себя везде борются, а у нас, на Буковине, они тесно между собой сотрудничают”.

 

Вообще, и румынский, и советские власти обошлись с Ольгой Гузар несправедливо. Во время допросов в декабре 1944 года она подтвердила свою причастность и к газете”Время”, и до “Женского общества”, призналась и в том, что печатала националистические листовки. Однако отрицала свою причастность к ОУН. Но если румынская власть продержала Гузар в тюрьме два года и оттуда выпустила ее живой, то органы НКВД за шесть месяцев возвели Ольгу Гузар, 57-летнюю женщину, из этого мира…

 

Ольга Гузар: две тюрьмы, забвения и сорняки вместо могилы…

 

 

Ольга Гузар: «С митрополитом Шептицким политических разговоров мы не вели».

 

Хотя собственно Ольга Гузар никогда не скрывала того, что выступала против румынской оккупации население Буковины. Ее фамилия была среди той украинской делегации, которая через немецкого консула в Черновцах передала до немецкого правительства обращение от населения Буковины с 25 тысяч подписей, в котором протестувалося против повторной аннексии украинской территории Буковины к Румынии и требовалось приобщить ее к Украине.

 

— Обвинения Ольги Гузар в принадлежности к ОУН, – говорит Иван Фостій, – было подкреплено показаниями мужа и сына Ольги Гузар. – Ольга Захаровна сиптатизувала ОУН, но ее родные сказали, что она была заместителем руководителя городской организации ОУН. Трудно сказать, почему они это сделали: то ли с перепугу, то ли в надежде, что это поможет Ольге…

 

Иван Фостій детально исследовал жизнь Гузаров в 1992 году. Когда возглавлял Черновицкое областное отделение “Книги памяти”. Доступ к архивам СБУ уже был открыт, и Иван Петрович смог ознакомиться с материалами дела семьи Гузаров.

 

— Врач Гузар, — продолжает Иван Фостій, — рассказал следователям, что его жена Ольга Гузар в 1940-1942 годах был руководителем подпольной украинской националистической организации. И у них на квартире собирались члены ОУН, кто приезжал к ней из отдаленных местностей, даже из Бухареста. Имея печатную машинку, жена печатала листовки ОУН. Владимир Гузар также добавил, что и их сын Ростислав был членом ОУН и помогал нелегально матери. Врач также заметил, что и лично он симпатизировал украинским националистам, и проводил агитацию среди своих знакомых.

 

Иван Фостій исследовал жизнь семьи Гузаров из Черновцов.

 

 

И именно за это в 1943 году его дважды арестовывала румынская сигуранца. На вопрос, кто из членов ОУН посещали их квартиру, врач Гузар назвал несколько имен, известных в тогдашних националистических кругах, среди которых Иван Григорьевич, Орест Зибачинський… Они также были арестованы румынами Ясському процессе вместе с Ольгой Гузар. Много чего со слов мужа и сына Ольга Гузар возражала. Хотя ее упорно допрашивали, некоторые допросы длились с 10 часов утра до 17 вечера. Ей даже устроили очную ставку с сыном Ростиславом. Он обвинил маму в связях с ОУН и печатании листовок. В тот момент Ольга Гузар это подтвердила, но впоследствии возразила, сказав, что показания сына были неверны. Трудно даже представить, какие эмоции пережили эти двое родных людей… Тогда Ольга Гузар опровергла и свое близкое знакомство с дяекими членами ОУН, и печатание листовок, и собрание на квартире. Она сказала, что даже сама не знает, был Джуліба руководителем городского ОУН, или нет.

 

— Из протокола допроса Владимира Гузара можно узнать немало интересных деталей, – продолжает Фостій. – В частности, врач заметил, что они имели домашнюю работницу – подтверждение, что Гузаре были небедными. А Ольга Гузар, рассказывая следователям о своей жизни, вспомнила, что в общество “Женская община” вступила по предложению профессора Смаль-Стоцкого и ежемесячно вносила в общество 50 леев. По показаниям Ольги Гузар, в 1925 году к ней на квартиру пришли члены “Женского общества” и предложили поехать в Бухарест на женский конгресс, который созвала принцесса Александра. Перед отправлением поезда Ольге был вручен меморандум от женщин Буковины. Ей было поручено рассказать о гонениях на украинцев со стороны румынских властей: украинские школы на Буковине были закрыты, запрещалось разговаривать на украинском. По дороге она этот меморандум отредактировала и с ним выступила. И как признавалась Ольга Гузар, о этот ее выступление было написано в разных странах, а ей начали писать много украинцев. После возвращения из Бухареста Лев Когут, главный редактор газеты ”Время”, где Ольга работала со времени основания газеты в 1929 году, предлагал Ольге Гузар присоединиться к политическому течению, которое он возглавлял. По его словам, это течение ориентировалась на Англию и хотела с ее помощью установить на Украине гетманскую власть во главе с гетманом Разумовским. Ольга Гузар ответила отрицательно. Также в свои ряды Ольгу Гузар приглашала и Украинская национальная партия Владимира Залозецкого. Еще Гузар рассказала, что о существовании ОУН узнала в 1935-1936 годах из газеты “Самостоятельность”, потому что здесь описывались процессы оуновцев на Галичине.

 

Из допросов Ольги Гузар предстает и интересный факт – о ее знакомстве с митрополитом Андреем Шептицким. Опять же есть предположение, что его она могла знать благодаря отцу Евгению Гузару – отцу мужа. Поэтому на вопрос следователя, кого она посещала во Львове, будучи там, задержанная ответила:

 

— Во Львове я посещала митрополита Шептицкого и имела с ним дружеские разговоры. Встречалась с Миленой Рудницкой, членом УНДО и польского Сейма, с Кисилівською Еленой, членом УНДО и послом варшавского Сената, знала члена УНДО и польского Сейма Дмитрия Левицкого.

 

А на дополнительный вопрос, о чем с ними разговаривала, Гузар призналась, что с Шептицким разговаривала только о церковных делах, а политических разговоров между ними не было. С упоминавшимися же женщинами говорили исключительно о делах женские. В частности, они советовали буковинкам в Черновцах перенять опыт галицкого “Союза украинок”, который возглавляла Рудницкая.

 

 

«Я не хотела, чтобы Ростислав стоял в стороне от борьбы украинцев за свои права»

 

Ольгу Гузар допрашивали неоднократно, даже ночью, с 12 до 3 часов ночи. Больше всего извлекали из нее то, что могло бы доказать ее причастность к ОУН. Называли известные на Буковине фамилии, скажем, Петра Войновського, допрашивали, она их знает, помогает ли им. “Никакой националистической деятельностью я не занималась”, — повторяла Гузар. Так советская власть с известной деятельницы женского движения и журналистки, которая откликалась на все проблемы общества, сделала преступника…

 

22 мая 1945 года Ольга Гузар умерла в тюрьме. За месяц до Черновцов с Москвы вернули следственное дело №467 из обвинения Ольги Гузар для прекращения в связи со смертью обвиняемой: “декомпенсированный порок сердца”. А перед этим, в начале апреля 1945 года, для Ольги Гузар уже была определена мера наказания: 10 лет в исправительно-трудовом лагере (ИТЛ) без конфискации имущества ввиду отсутствия такового.

 

— Видимо, у Ольги Гузар были проблемы с сердцем, – говорит Иван Фостій. – Она умерла в тюрьме от болезни, когда ее должны были отправлять в ссылку. Очевидно, ее проверяли, но в справке значилось: “следовать лагерям может”. Ольга Гузар похоронена 23 мая 1945 года. А ее мужа Владимира Гузара, похоронили перед тем, как он умер 16 октября 1944 года. Хоронили его из часовни на Русском кладбище. Он собственноручно оборвал себе жизнь, когда его пришли арестовывать. Якобы вернулся в дом и выпил какую-то таблетку… Только недавно выяснилось, что похоронили Ольгу Гузар в яме, что при конце Русского кладбища в Черновцах. Там сбрасывали таких, как она, которые в справке іменувались «жертвами политических репрессий”.

 

Врач Владимир Гузар с котиком. Довоенные Черновцы.

 

Уже во времена украинской государственности всем жертвам большевизма был поставлен величественный памятник, ныне окруженный сорняками… Где-то там навечно ушедшая Ольга Гузар. Те, кто ее уничтожил, сделали все для того, чтобы даже на ее могилу никто не мог прийти помолиться и поставить цветы.

 

Ольга Гузар не выдержала не только бесконечных допросов, но и того, что не стало ее дочери, осудили сына, следили за мужем. И уже через пару месяцев не станет и ее сына Ростислава. Ему было всего 24 года…

 

— Поведение Ростислава Гузара с органами НКВД является показательной в том плане, что это пример того, как недосвеченные члены ОУН надеялись избежать уголовной відповідільності за сотрудничество с органами, — рассказывает Иван Фостій. – Под влиянием родителей и по их примеру он тоже участвует в национально-освободительной борьбе. К слову, когда на допросе Ольгу Гузар спросили, она не останавливала сына в ОУНівській борьбе, она ответила, что наоборот – помогала, как печатала правила украинского националиста. “Я не хотела, чтобы он был трусом, и чтобы стоял в стороне от борьбы украинцев за свои права, поэтому и не останавливала”, — сказала она. Показания тех, кого арестовали перед Ростиславом, побудили органы НКВД обратить внимание на семью Гузаров, и 30 октября 1940 Г.Гузара арестовали. Допрашивали его две недели, но вскоре освободили. Когда арестовали второй раз в апреле 1944 года, Ростислав Гузар рассказал, что в 1940 году ОУН, к которой он принадлежал, была раскрыта, и он и другие члены были арестованы органами НКВД, а в заключении он выдал известных членов этой организации. В тюрьме Ростиславу предложили работать на пользу советской разведки, он согласился, и после этого был уволен.

 

Ростислав Гузар не выдержал 20-летней ссылки. Умер в далекой Магаданской области.

 

 

Когда Красная армия отступила из Черновцов, Ростислав планировал выехать из города. Но в последнюю минуту ему позвонил кто-то из работников НКВД и назвавшись псевдонимом, предложил остаться и работать дальше.

 

— Когда немецкие и румынские власти оккупировали Черновцы, — продолжает Иван Фостій, — по свидетельству Ростислава, его встретил член ОУН Петр Войновский и предложил прийти на совещание. Там были немецкие офицеры и несколько членов ОУН. Именно там была получена учреждение выяснить, где скрываются красноармейцы, а также разыскать все военные документы и сдавать немцам. Ростислав рассказывает, что в это время члены ОУН Войновский, Зибачинський и Джуліба вели переговоры с представителем руководства Бандеры. Упоминавшиеся лица роз’їжджади по районам на немецких автомобилях и развозили листовки, печатал Ростислав, – так он сказал. Листовки были подписаны Мельником и призвали объединяться в ОУН. Когда немецкая комендатура покинула Черновцы, все управление перешло в руки румынских властей, которые начали преследовать ОУН. Войновский и Зибачинський покинули Черновцы, и Ростислав потерял связь с ОУН. Пошел на работу в фирму “Электрон” радиотехником. В конце января 1942 года Гузар был арестован румынской сигуранцою, в тюрьме просидел до начала апреля.

 

Дело Ростислава Гузар №225 также хранится в архиве управления СБУ в Черновицкой области. Здесь значится, что он признан виновным в том, что в 1938 году был завербован в ряды ОУН учеником 8-го класса Борисом Суховерським. Знакомился с националистической литературой, печатал такие же листовки. Имел псевдо «Мозер», и тогда, по его же признанию, ему дали задание завербовать в члены ОУН ученика румынской школы Жуковского (не известно, идет ли речь о историка Аркадия Жуковского, также члена ОУН, который был на год старше Ростислава – авт.). Ростислав задачу выполнил, давал Жуковском соответствующую литературу из своей библиотеки. Потом он еще имел задачу узнать адреса всех работников НКВД в Черновцах. В обвинении указывается, что Ростислав Гузар с 1939 года был активным членом ОУН мельниковского направления и что был членом террористической группы оуновцев, которые готовили теракты над работниками НКВД, принимал участие в собраниях, на которых звучали клевету в адрес советского руководства.

 

Ростислава Гузара не спасло то, что он искренне и правдиво во всем признался. Его обвинили в членстве антисоветской ОУН и розповсюженні оуновских листовок. Был якобы завербован сигуранцою и как агент оставлен после изгнания окупанітв из Буковины с задачей шпионского характера.

 

18 ноября 1944 года Военный трибунал войск НКВД в Черновицкой области приговорил Ростислава Гузара до 20 лет каторжных работ и лишение прав на 5 лет. Приговор был окончательный и обжалованию не подлежал. 20 сентября 1945 Г.Гузар умер от крупозного воспаления легких в Северо-Восточном исправительно-трудовом лагере в Магаданской области, где и похоронен…

 

С фотографий далеких 1930-х годов на нас смотрят молодыми глазами Дарья и Ростислав Гузаре. Красивая девушка, которая училась в самом Париже, и юноша, который только начинал жить. Это была самая трагическая страница в семье Гузаров, когда родителей и двух детей свели со света. В элитном районе улицы Реджеле Кароль опустел семейный дом. А на далекой чужбине к новой жизни привыкали братья Дмитрий и Любомир Гузаре. Потому что только им повезло выжить…

 

 

***

В следующей, завершающей, публикации – о деятельности Любомира Гузара в Париже и как украинские журналисты перепутали Любомира Гузара из Черновцов с Блаженнейшим Любомиром. Эксклюзивные воспоминания о сыне Гузаров от Ольги Покальчук и Даниэля Штуля, которые живут в Париже.

 

 

 

Фотографии: из архива автора, монографии Оксаны Гнатчук “Украинские женские организации на Буковине 1880-1930-е гг.”, “Энциклопедии украиноведения”, а также из книги «История Буковины» и с сайта Украинского института национальной памяти.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика