Новостная лента

Черновицкие Гузаре. III

16.11.2015

 

История национально-сознательной, но забытой семье, связанной родственными нитями с Блаженнейшим Любомиром Гузаром.

 

 

Часть III. Любомир: буковинец в Париже

 

 

 

 

“На первых порах брать Гузаре бедствовали во Франции”

 

 

В сегодняшнее время – время сверхбыстрого связи с любой точкой планеты, трудно верится, как могли родные люди жить без малейшего связи десять, а то и пятьдесят лет. До сих пор о жизни Любомира Гузара (черновицкого) никто не писал. А он, хоть и жил в Париже, оставил свой след в истории Буковины.

 

Прежде Любомир Гузар, сын Ольги и Владимира Гузаров, известных в Черновцах общественных деятелей, тоже имеет отношение к книге “История Буковины”, запрещенной в советские времена. Он редактировал отдельные разделы. К слову, его редактировали другие интересные люди, в частности, Дмитрий Яремчук, брат знаменитого Назария, который был членом ОУН и жил в эмиграции. Также фамилия Любомира Гузара есть среди тех, кто был жертвователем той книжки.

 

Буковинская эмиграция во Францию началась лишь после Первой мировой войны, когда туда прибывали на учебу студенты. Среди последних был и Любомир Гузар. Он оставил свой след в истории «Украинской типографии» и ее еженедельника «Украинское слово». Украинский Народный Союз поставил эти структуры перед Второй мировой, так сказать, на ноги, и они верно служили украинской освободительной идеи. Теперь надо было все поднимать из руин и отстраивать. И за это взялись председатель провода ОУН Олег Штуль-Жданович, который только что прибыл во Францию, и его друзья: Александр Бойков, Любомир Гузар и Владимир Лазовінський. Уже под конец того же года начал выходить «Украинское Слово», а в первой половине следующего открыла двери «Украинская Типография».

 

В Париже в 1970-1971 годах Любомир Гузар возглавлял Украинскую Национальную Единство (УНЄ). Это общественно-общественная и культурно-просветительная организация, основанная в 1949 году в Париже приверженцами среды ОУН (А.Мельника) как продолжение предвоенного Украинского Народного Союза. УНЄ организовывало ежегодные курсы украиноведения для молодежи, выдавало самоосвітні брошюры и календари-альманахи. При УНЄ действовала молодежная и отдыха усадьба «Черногора» в департаменте Ардеш. А еще УНЄ привела к учреждению Организации украинской молодежи во Франции.

 

Также Любомира Гузара вспоминают среди активных членов Украинского Национального Союза во Франции (УНСуФ).

 

— В 1991 году Любомир Гузар впервые после долгих десятилетий приехал с дочерью Калиной в Черновцы, — рассказывает профессор Олег Панчук. – До этого никто не знал, какова судьба двух братьев Гузаров. Хотя я слышал от домашних, что дети Гузаров поехали в Париж. Они неделю провели в Черновцах, остановились у нас. Любомир Гузар имел выступление в нашем театре на тему религиозности Тараса Шевченко. Свою дочку Калину он научил украинского языка, и она была большой патриоткой.

 

Любомир Гузар и Олег Панчук во время выступления гостя из Парижа в Черновицком драмтеатре им. А.Кобылянской (1991).

 

 

Сегодня через одинаковые имена в семье Гузаров о двух Любомирів говорят так: Любомир Гузар черновицкий и галицкий Любомир Гузар (то есть Патриарх). И именно это сходство несколько лет назад породила в украинских СМИ ложную информацию, мол, кардинал Любомир Гузар – член масонской ложи. На самом деле до масонов принадлежал другой Любомир Гузар – черновицкий.

 

Следует заметить, что Любомир Гузар из Черновцов имел двойное имя – Любомир-Евгений. И, очевидно, он был назван Евгением в честь своего дедушки – греко-католического священника из Галичины отца Евгения Гузара, который в конце своей жизни служил в соборе Святого Юра во Львове и был лично знаком с митрополитом Андреем Шептицким. Как утверждают потомки отца Евгения, его жена Елизавета происходила из Австрии.

 

— Мы впервые увиделись с Любомиром в Париже в 1970 году, – рассказывает Блаженнейший Любомир Гузар. – Я тогда сопровождал патриарха Иосифа Слепого в его душпастрському визите к Франции. И Любомир пришел на эту встречу. Впоследствии, когда я бывал в Париже, то всегда с ним виделся. Он закончил там право и был очень активным в украинской политической жизни. Насколько мне известно, когда Любомир со старшим братом Дмитрием поехали в Париж, то на первых порах очень там бедствовали. Родители из Черновцов посылали им деньги, но те деньги еще на почте в Черновцах где пропадали… Сначала Любомир зарабатывал тем, что был поводырем в Париже, то есть экскурсоводом. В конце концов, я и на себе почувствовал, как он хорошо знает Париж. В тот первый раз я также виделся с Дмитрием Гузаром, старшим из детей. Он был очень талантливым инженером, имел несколько изобретений. Но его там обманули и он через суд добился правды. Мы тогда так хорошо с ним поговорили, он мне рассказывал о семье Гузаров. Помню, мы тогда были у них дома, и я обратил внимание, что его потомки уже делали французский акцент во всем…

 

Дмитрий и Любомир Гузаре

 

 

Юрий Покальчук перевез книги Любомира Гузара в библиотеку Вернадского

 

 

К слову, Дмитрий Гузар в Париже женился на Вере Кос, сестрой композитора Кос-Анатольского, и они имели четырех детей. Относительно участия Любомира Гузара из Черновцов в масонской ложе Блаженнейший Любомир говорит так:

 

— Любомир и определенная группа людей создали в Париже украинскую масонскую ложу. И даже есть документы, где стоит подпись “Любомир Гузар”, и мне это приписывали. Я подозреваю, что и масонская ложа – то не были масоны, они больше создали, чтобы себя спасать и материально, и политически. Но я с ним никогда об этом не говорил… Он был такой почтенный, ходил в церковь. Когда Любомир с дочерью Калиной приезжали в Черновцы в 1991 году, то Калина приезжала ко мне в Львов. А ее сын Олесь уже был совсем не такой, как его мама.

 

О забавный случай, который случился однажды в Париже, рассказывает Мария Рипан, племянница Блаженнейшего Любомира:

 

— В 1981 году Блаженнейший Любомир был в Париже. А мой родной брат Павел ехал на корабле из Нью-Йорка в Европу. И дядя Любко, Блаженнейший, должен был его встретить. А дядя видел, что не успевает, и попросил Любомира парижского, чтобы тот встретил Павла. Мой брат ждет на дядю, а тут подходит к нему другой человек и говорит:”Я Любомир Гузар”. Брат отвечает: ”Да нет, не может быть!”…

 

После смерти в 1995 году Любомира Гузара (черновицкого) Ольга Покальчук вместе со своим мужем, известным украинским писателем Юрием Покальчуком, несколько месяцев разбирали книги, которые остались в доме Гузара.

 

Ольга Покальчук

 

 

Ольга попала во Францию именно благодаря Любомиру Гузару. И, когда его уже не стало, сделали с Юрием Покальчуком все возможное, чтобы парижская библиотека Гузара попала в Киев, в Национальную библиотеку им. В.Вернадского, где хранится и по сей день. Книг оставалось много: ими были забиты три шкафа, они лежали на полу….

 

Как рассказывают в библиотеке Вернадского, в отделе зарубежной украиники Института книговедения Национальной библиотеки им. В.Вернадского хранится лишь часть библиотеки Любомира-Евгения Гузара (1911-1995). Эту часть книг привез из Парижа бывший старший научный сотрудник отдела зарубежной украиники Юрий Покальчук. Книги составляют 754 единицы и не выделены в отдельную коллекцию. Они влились в общий фонд отдела в апреле 1996 года. Это литература на украинском, французском, английском, итальянском, испанском, немецком, чешском языках, которая преимущественно касается истории Украины и украиноведения. Сотрудникам отдела зарубежной украиники известно, что другая часть библиотеки Гузара хранится в частной коллекции покойного Юрия Покальчука.

 

 

 

— Юрий Покальчук тоже хорошо знал Любомира Гузара, – говорит Ольга Покальчук. – В тот период мы как раз с Юрой встречались. Покальчук был хорошо знаком с тогдашним послом Украины во Франции Юрием Кочубеем, и они договорились, чтобы эти книги перевезти в Украину. Юрко три месяца просматривал и сортировал те книги, которые касались именно Украины.

 

Ольга Покальчук – дочь черновицкого профессора Олега Панчука. Панчуки и Гузаре поддерживали отношения постоянно – до Второй мировой войны. И понятно, что когда Любомир Гузар с дочерью Калиной 1991 года приехал в Черновцы, профессор Панчук был единственным, кто хорошо знал эту семью. В знак благодарности за добрые гости в Черновцах, Любомир Гузар пригласил господина Олега с дочерьми посетить Париж. В Украине Ольга стала кандидатом химических наук, а в Париже работала и в туризме, и занималась культурными связями с Украиной. Сейчас в столице Франции работает в коммерческой фирме и является консультантом в некоторых французских издательствах.

 

 

Хранил на Елисейских полях колбу с украинской землей

 

 

— Любомир Гузар изменил мою жизнь полностью, — рассказывает Ольга Покальчук. – Потому что благодаря именно ему я поехала в Париж и благодаря ему осталась там жить. Это был 1991 год. Любомиру было тогда 80. Он мне сказал, что на первых порах поможет с проживанием и документами. А если я захочу, то дальше уже все буду делать сама. Вообще-то оставаться во Франции у меня планов не было, к тому же французского языка не знала. Но жизнь повернула по-другому. Проведя несколько дней в Париже и пообщавшись с Любомиром, у меня было такое впечатление, что я его знала всю жизнь. Он всегда говорил об Украине, ибо человек, которая родилась в Украине, этих связей не порывает никогда.

 

— Любомир Гузар родился в Черновцах по Австро-Венгрии, – продолжает Ольга Покальчук. – Потом была Румыния, и будто все еще было хорошо. Но тогда, в 1935 году, он уехал в Париж изучать право. И именно из-за учебы он попал во Францию. Я знаю, что у него в Париже был старший брат, но они мало поддерживали отношения. Любомир окончил юридические студии, а потом началась война, и она все изменила. Мне не известно, что после учебы планировал делать Любомир, но получилось так, что он здесь остался. В те годы он участвовал во французском Движении Сопротивления. Он был тайным агентом, имел фальшивый паспорт и ездил на подпольные квартиры. Он мне об этом говорил лишь частично, а после его смерти я нашла этот фальшивый паспорт. До 1991 года в Черновцы он не возвращался. Трудно сказать, он имел хоть какие-то контакты с семьей, которая осталась в Черновцах…

 

Сегодня Ольга говорит, что Любомио Гузар сделал все, чтобы она хорошо адаптировалась в Париже. Но, когда она выражала ему свою признательность, он перебивал и говорил: “Спасибо тебе, что ты даешь мне возможность еще что-то хорошего в жизни сделать”…

 

Ольга и Любомир

 

 

— Когда была такая возможность, Любомир рассказывал мне о своей жизни, — продолжает Ольга. – Оно у него не было легким. Во время войны у него повыпадали все зубы. Он плохо питался на началах, денег не имел. А свое юридическое образование он использовал для того, чтобы заниматься украинцами, которые попали в перераспределительные лагеря. Потому что те украинцы, которые оставались на Западе, их надо было куда-то направить. Любомир занимался их досье. Также он занимался диаспорным газетой “Украинское слово”. Эта газета действовала еще до войны, и Любомир ее юридически отстаивал газета имела свою типографию, помещение.

 

— На жизнь Любомир Гузар зарабатывал, работая в различных коммерческих фирмах, — рассказывает его бывшая протеже. – Но через его биографию не все шло гладко. Например, в 1963 году, когда во Францию должен был приехать Никита Хрущев, французы, боясь, что на него будет покушение, профилактически все национальные меньшинства, которые могли быть против Хрущева, сослали на Корсику. Любомир оттуда писал статьи в газету “Фигаро” (кажется, он тогда был председателем украинцев во Франции). Он мне рассказывал, что имел хорошую коммерческую работу, и потерял ее, потому что они там [на Корсике. – Z] сидели несколько месяцев.

 

Ольга пересказывает слова Любомира Гузара о его последний бизнес, который он вел перед пенсией. Фирма была его собственная, находилась на самих Елисейских полях и занималась экспортом-импортом алкогольных напитков.

 

— В 70 лет ушел на пенсию и так достаточно комфортно жил, – вспоминает Ольга Покальчук. – Любомир всегда снимал жилье, почему-то никогда не думал о собственном. Но всегда снимал в хорошем районе, недалеко от Триумфальной арки.

 

Уже тогда, в начале 1990-х, когда Ольга приехала в Париж, Любомир каждое воскресенье ходил к греко-католической церкви Святого Владимира. Возможно, больше из патриотических соображений. Имел там друзей, среди которых был и известный художник буковинского происхождения Темістокль Вирста. Ольга говорит, что Любомир уже был менее активным, как раньше, но это не помешало ему, например, в 80 лет начать учить иврит. Свою принадлежность к масонской ложе Любомир не скрывал, говорил, что был там 40 лет и что это был самый интенсивный путь его духовного развития:

 

— Дома у Любомира стояло пианино, на котором он время от времени играл, — рассказывает Ольга Покальчук. – Возможно, это напоминало ему его близкую подругу, с которой они поддерживали отношения годы, – оперную певицу украинского происхождения. Не имею права рассказывать какие-то другие детали из их личной жизни, скажу лишь, что она была выдающейся личностью, жила в Италии, а затем переехала во Францию. Она была самая длинная его подруга, он хранил ее фото, сейчас я их храню…

 

Оперная певица Евгения Зарицкая, из которой Любомир Гузар (черновицкий) поддерживал длительные связи.

 

 

— Самой ценной вещью в доме Любомира Гузара была колба с украинской землей, – продолжает Ольга. – Это мы сегодня легко и без препятствий ездим туда-сюда. А тогда люди думали: “А вдруг не вернусь…”.

 

Ольга рассказывает о том, как Любомир, воспитанный в своей семье в патриотическом духе, в 16 лет даже перешел границу с Россией, потому что хотел освобождать тамошних украинцев, и в Хотине за это его на месяц посадили в тюрьму.

 

— А еще в его доме были писанки, — вспоминает Ольга. – В 1991 году, когда он приехал в Черновцы, побывал в Косово, где еще докупил писанок и джергу. Все годы он собирал все, что касалось украинцев.

 

— У Любомира была одна дочь Калина, — говорит рассказчица. – К сожалению, я ничего не знаю о ее маме, кто она. Но Калина была еще больше на украинском, чем ее отец Любомир Гузар. Она была очень скромна в быту. И имела такую мечту: на пенсии переехать в Черновцы и жить там… Это свидетельствует о том, что Любомир передал ей самое ценное – любовь к Украине, в которой он некогда жил и которую полюбила его дочь, рожденная уже в Париже. В конце концов, сам Любомир всегда говорил, что он горд тем, что он украинец, а не француз…

 

То украинское воспитание, которое заложил в Калину отец, проявлялось не только в отличном владении украинским языком, чтении украинских книг. Калина Гузар-Угрин была общественным деятелем, известной активисткой украинского молодежного движения во Франции. Она была соредактором франкоязычного журнала «Франко-украинский бюллетень» и главным редактором журнала «Обмен». Известны ее французские переводы произведений Василия Стуса, Ирины Жиленко, Евгения Гуцала. Она также перевела книгу Ивана Дзюбы “Интернационализм или русификация?”.

 

Калина Гузар и Олег Панчук. Черновцы. 1990-е годы.

 

 

«Ваш Гузар – яркий человек, но питается как буковинсьий крестьянин»

 

 

О «французских» Гузаров – Любомира и его дочь Калинку – рассказывает парижанин Даниэль Штуль, финансист и публицист, хороший знакомый их семьи. Даниэль – сын Олега Штуля-Ждановича, который после смерти Андрея Мельника исполнял обязанности председателя Провода Украинских Националистов. Олег Штуль тоже хорошо знал Любомира Гузара.

 
Даниэль Штуль

 

 

— Любомир Гузар принадлежал к тесному кругу знакомых семьи и сотрудников моего отца, — рассказывает Даниэль Штуль. – Отец всегда о нем говорил, называя «Любко», брата его споминалось как «Дмитруня». О них говорилось как об очень способную семью, но с тех интеллектуальных ґеніїв, страдающих матеріяльно, потому что не умеют приключити это к материальному успеху. Любомир был более интеллектуального характера, в то время, когда его брат упоминался больше благодаря техническим изобретательным сторонам. Анекдотическая рассказ мне осталась в памяти. Отец несколько раз рассказывал, что «Дмитруньо», любивши мастерить, имел авто Citroën Traction, и хвастался, что сам устройств к нему двойной карбюратор. «Когда-то», — рассказывал отец, — Дмитруньо нас везет к церкви, и машина-то под гору не тянет. Я спрашиваю Дмитруня, в чем дело, а этот отвечает, что это из-за двойной карбюратор».

 

— О брата Любомира, Дмитрия, при мне уже говорилось как о на то время покойного, – вспоминает Даниэль. – Я думаю, что по крайней мере до смерти моего отца в 1977 году Любомир Гузар был административно директором газеты “Украинское Слово” и ПУДФ – «Первой украинской типографии во Франции». У него был давний опыт для общины разбираться с французской администрацией. О нем в семье говорилось постоянно, но он как будто был в общине как-то в стороне – может, через век, отработав свое. Для матеріяльного дохода он управлял (с помощью секретарши, а позже сам) торговой фирмой «Dimitron France». Двухкомнатный офис был в бюровому доме на avenue des Champs Elysées, что снова выливалось в юмор, мол, «Любко имеет фирму на Елисейских Полях».

 

— Он при каждом удобном случае хвастался своим буковинским происхождением, и тем, что в бюри в холодильнике всегда держит кислое молоко, если не гречневую кашу или мамалиґу. Мой отец вспоминал, что при оформлении родителями французского гражданства, чиновник, который знал Гузара, говорил что-то в стиле: «Ваш Гузар – это яркая человек, но относительно пищи – это неумеха: оказавшись во Франции, на родине мировой ґастрономії, он питается как буковинский крестьянин в 19 веке», — рассказывает сын председателя ПУН.

 

В языке Любомира был примечателен кое-где буковинский акцент. Рассказывали, что дом имел скромное, но в богатом квартале – на avenue Mozart. Он там имел пианино и шутил, что в своем спланированном жизни он опоздал с гранням на нем.

 

С ним постоянно присутствовал юмор, он рассказывал систематически при встречах тысячи анекдотов (например, о том, что украинский язык ближе к испанскому, чем к русскому – и приводил пример: на украинском Петр, русский Петр, испанском Педро).

 

— Позже болел рака, но его еще долго видно, от рака не умер, — вспоминает Даниэль. – Жил я одинок. Имел с француженкой Калину дочь, и мой отец рассказывал, что той женщине он сказал, что с ней в супружество не хочет, но зато Калину заберет на воспитание. Женщина потом должна была второго ребенка – єдиноутробну сестру Калине, которая была, конечно, французского воспитания – профессор математики в лицее.

 

Черновцы, 1991. Любомир Гузар на родной улице.

 

 

В 1934 году семья Гузаров прятала в Черновцах отца Ольги – Захара Павлюха, австрийского генерала. Он долгие годы жил на чужбине, а последние дни – здесь, в Черновцах, между своими родными, у дочери. Его похороны описывают так: “Генерала Павлюха відпровадила ближайшая семья и знакомые на вечный покой. Хоронили его на местном кладбище. Красной китайкой и золотым трезубцем покрыта гроб. Вокруг гроба родная ель. “Красную калину” поет хор по дороге. “Молитва “Вечная память” и “Журавли” звучат на прощание, а внуки бросают в гроб своему деду красные и белые цветы…”.

 

Такой же достойной должна быть и смерть его детей и внуков. Но история не сохранила всех сведений о черновицких Гузаров, которых уничтожила советская власть.

 

Центральная аллея “Историко-культурного заповедника “Кладбище по улице Зеленой в Черновцах. Вот 53-й квартал, скромная могила доктора Владимира Гузара – между могилами двух греко-католических священников. Рядом нашли вечный покой и бургомистра Черновцов.

 

— Именно в этом месте похоронены великие аристократы, — говорит директор заповедника Анжела Николаева. – А в советские времена здесь хоронили партийных руководителей. Могила доктора Гузара неприметная. И, может, это хорошо. Ибо тем, кого преследовали, пытались устанавливать неприметные памятники – чтобы не бросались в глаза и не были уничтожены.

 

На могиле врача Гузра – две надписи на двух плитах: “Доктор Владимир Гузар” и слова Шевченко: «Мир правды взойдет, и помолятся на воле невольничі дети».

 

 

Недалеко отсюда, в квартале 57-а – скромная могила генерала Павлюха, отца Ольги Гузар. Его как военного похоронили в фронтовом ряда. А где нашли покой другие члены семьи Гузаров, уже никто не скажет… На самом конце кладбища – кустарники. На этом месте румыны расстреляли хотинских комсомольцев, а неподалеку – крест, который извещает о том, что здесь нашли покой жертвы политических репрессий разных лет. На кресте – слова Василия Симоненко: «Свирепые палачи надругались над нами. Сколько легло в черные гробы! И победа – смотрите! – За нами. Смерть – не конец борьбы».

 

 

Где-то в этом месте похоронена и Ольга Гузар. Точное место захоронения неизвестно, но говорят, что якобы это поле №3. Говорят, что Ольгу Гузар спрятали в отдельной могиле, но обозначена она не была. Где-то в далеком Магадане нашел вечный покой самый младший сын Гузаров – Ростислав, но его могила неизвестна. В киевском Бабьем Яру расстреляна вместе с мужем дочь Гузаров – Дария. В далекой Франции, за сотни километров от родного дома, похоронены два старших сына – Дмитрий и Любомир. Их внуки – уже французы, и по паспорту, и по состоянию души. Уничтоженная и брошенная в далекие миры семья Гузаров, даже здесь, в Черновцах мало известная и уважаемым, если не сказать совсем забыта…

 

И лишь эта уютная и тихая улица Юрия Федьковича, когда Реджеле Кароль, помнит все. Как выходил из дома статный интеллигент, доктор Владимир Гузар и спешил на работу, к больным. Как благородная госпожа Ольга Гузар каждый день отправлялась в своих общественных дел… Кажется, аура этих светлых людей и до сих пор витает где-то здесь. Как напоминание, что их дело в возрождении Украины еще незавершенная, а передана нам…

 

Улица Юрия Федьковича в Черновцах. Профессор Олег Панчук возле дома Гузаров.

 

 

 

Фото: автора, из монографии Оксаны Гнатчук “Украинские женские организации на Буковине 80-е годы XIX – 30-и рр. XX в.” и из архива Ольги Покальчук.

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика