Новостная лента

Что Путин на самом деле хочет от Трампа

28.01.2016

Кремль стремится к миру, в котором национальные интересы заменяют международные правила

 

 

Если слишком зблизишся с Кремлем, то не удивляйся, когда обожжешься. Нет нужды верить в сенсационные непроверенные сказки про российские попытки культивировать и компрометировать Дональда Трампа, чтобы осознать опасность в увлечении президента-электа Владимиром Путиным. Трамп – девелопер богатой недвижимости; российский президент – бывший председатель безжалостной Федеральной службы безопасности своей страны. Это не равноценные соперники.

 

Путин положил себе в карман важную победу еще до того, как Трамп достиг Белого Дома. Когда в следующий раз разведывательные службы США укажут на угрозу безопасности – скажем, на еще одно российское вторжение в Украину или свержению демократически избранных правительств в Восточной Европе – Кремль имеет готовый ответ. Если тот, кто занимает Овальный кабинет, нет доверия к ЦРУ, Агентства национальной безопасности и Федерального бюро расследований,то почему кто-то другой должен им доверять? Трамп нарушил все политические правила, чтобы выиграть Белый Дом, но президент, который воюет с теми, кто ответственен за сохранение Америки в безопасности – это уже слишком.

 

Разведывательные органы не всегда правы. ЦРУ годами будет расплачиваться за свои небезупречные утверждение программ вооружения Саддама Хусейна. Но вряд ли когда секретные агенты имели больше уверенности, чем когда утверждали, что Кремль совершил гакерську атаку на компьютеры Демократической партии во время президентской избирательной кампании.

 

Ведущие республиканцы в Конгрессе вполне на серио отнеслись к словам разведслужб. Рекс Тиллерсон, кандидат Трампа на пост государственного секретаря, считает «справедливым предположение, что эти кибератаки могли состояться лишь с разрешения Путина.

 

Трамп же предпочитает стрелять в посланника: утечка на этой неделе голословных материалов о том, что Москва собрала лично на него компромат, стал для него доказательством, что его собственные американские разведслужбы устроили на него охоту на ведьм. Когда Трамп риторически спрашивает, живет ли он в нацистской Германии, прилагательное, которое легче всего приходит в голову, – это «ненормальный».

 

Нет никого, кто посмотрел беспорядочную и дерзкую пресс-конференцию президента-электа в среду и понял, куда зайдет предложенное им перезагрузка отношений США с Россией. Он до сих пор настаивает, что хочет починить с Путиным. Но сразу же добавляет, что, возможно, они рассорятся. Так, говорит он, Кремль, видимо, был ответственным за гакерські атаки на Национальный комитет Демпартии, однако утечки из американских разведывательных органов – это действительно позорная вещь. Хорошие отношения с Россией помогут в борьбе с ІДІЛ. Но нет, он не будет отменять последние санкции против России, наложенные президентом Бараком Обамой.

 

Мало осталось до ссоры в демонстрации «уважения» Белого Дома до российского президента ради уменьшения напряжения. Путин стремится признание как лидер по месту за главным столом решения глобальных дел. Его с Трампом сочетает безнадежно тонкая кожа. Они брать в нарциссизме. Хорошо, если несколько похлопывание по Трамповій спине смогут исцелить оскорбленную гордость Путина.

 

Когда США и Россия находят способ справиться со своими отличиями, мир становится более безопасным местом. Так было в разгар холодной войны. Ни одной стороне не выгодно возобновление наращивания военных сил в Восточной Европе и Прибалтике. Слишком много атомных бомб вокруг. Рисками случайной конфронтации пренебрегать нельзя.

 

Опасность возникает, когда обязательства становится синонимом подчинения, когда необходимое сдерживание ошибочно воспринимается как провокация, и когда «разговор» с Москвой превращается в разновидность геополитического реализма, который всегда для запада означает, что он должен уступить.

 

Насколько неопределенным является то, что Трамп хочет от Кремля, настолько кристально понятны цели Путина. Они начинаются с согласия Запада на российский реваншизм в Украине и на беспощадное бомбардировки гражданского населения, чтобы поддержать режим Башара аль-Ассада в Сирии. Они продолжаются снятием экономических санкций с Москвы, а заканчиваются евентуальним выходом США из Европы и установлением российской сферы влияния на территориях республик бывшего Советского Союза.

 

Когда кремлевские чиновники говорят о новой архитектуре системы безопасности для Европы, то имеют в виду конец американского присутствия. Холодная война завершилась, поэтому американцы должны возвращаться домой. Сквозь эту призму становится понятно, что Грузия, Беларусь и Молдова, а также Центральная Азия, так же как и Украина, «принадлежат» Москве. Со своей стороны, НАТО пережило свою миссию, и ему точно не место в бывших странах Варшавского договора.

 

Если эти амбиции звучат фантастически, то публичное пренебрежение Трампа к НАТО и его характерная отвращение к поддержке союзников дали Путину возможность. Трамп менее заинтересован в сохранении Pax Americana, чем в заключении «сделок» с другими большими государствами. Европейцы могут заплатить за свою собственную безопасность.

 

Мир Путина – это мир Трампа, где узкие национальные интересы заменяют международные правила и нормы, а более слабые государства подчиняются воле сильных. Европейцы, обычно, называли это балансом силы.

 

Задержка за Трампом. Скандал с гакерськими атаками затмевает его мотивы и утверждение. И если слушания Сената для утверждения кандидатуры Тиллерсона что-то нам говорят, то это то, что в собственной партии Трампа скорее совсем другое видение Путина. Но Кремль не задовільниться своим досрочным успехом. И кто знает, что Трамп будет делать, когда окажется в Белом Доме? Опасные времена — это мягко сказано.

 

Philip Stephens
What Vladimir Putin really wants from Donald Trump
Financial Times, 12.01.2017
Зреферувала Леся Стахнів.

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика