Новостная лента

Демократия продвигается, но в Азии

24.01.2016

«Для того, чтобы понимать экономическую и политическую модернизацию Дальнего Востока, мы не можем ограничиваться анализом этих стран, опираясь на наши упрощенные концептуальные основы, темпы экономического роста и выборы. Детали весят больше, чем обобщения, потому что объясняют жизненную силу, которая существует там, и некоторую скуку, которая есть здесь»

 

 

В Европе и США демократия – возможно, потому что является давней – выглядит устоявшейся и даже підтоптаною. Народы мало принимают в ней участие, разве что во время выборов, и вверяют себя профессионалам от политики. Мы принимаем маневры и результаты, какими бы они не были, с некоторым разочарованием. В Азии все не так, поскольку свобода слова, прозрачность в политике, право на другое мнение, защиту меньшинств и периодическая смена власти являются несовершенными или их пока еще нет. Китайцы Гонконга и Тайваня подтверждают это и год за годом сопротивляются попыткам коммунистического Китая взять их под свой контроль при помощи единственного оружия, которое имеют: массовых манифестаций. На улице уже не 1989 год, когда по приказу Дэн Сяопина в Пекине китайская армия кровопролитием подавила студенческие протесты на площади Тяньаньмэнь, потому что сейчас малейшая жестокость снимается и мгновенно облетает весь мир. А в отличие от сирийского, например, режима китайские руководители не хотят показаться изуверами, потому что стремятся национального и международного признания и легитимности.

 

И на данный момент стоит обратить свой взгляд на Южную Корею. Народ протестует, чтобы защитить и улучшить все еще молодую демократию, которой нет даже тридцати. В начале 1980-х я имел возможность быть очевидцем жестоких уличных столкновений между студентами и профсоюзными активистами с одной стороны и армией военной диктатуры с другой. В то время запах слезоточивого газа постоянно наполнял улицы Сеула. Манифестанты победили – при дискретной поддержке американского правительства, которое хотело демократической Южной Кореи, чтобы усилить контраст с Северной Кореей. То же самое произошло в Тайване – свободный Китай против другого, который пока не является свободным.

 

Тридцать лет спустя я слежу за другими массовыми манифестациями в Сеуле и Пусане. Студенты и профсоюзные активисты являются лишь еще одной группой среди других в почти миллионной массе людей, которые каждую субботу устраивают демонстрацию перед президентским дворцом. Там присутствуют все слои народа, даже матери семейств, которые толкают впереди себя детские коляски. Полиция ведет себя рассудительно. Что требуют граждане Сеула? Отставки президента республики Пак Кын Хє, которую подозревают в злоупотреблении властью, коррупции и в целом в неспособности работать в должности, на которую было избрано четыре года назад. Кроме димисии президенты, запертой в своем дворце, корейцы хотят, чтобы было изменение конституции с целью ограничить власть государства, укрепить гражданское общество и признать роль неправительственных организаций, которые являются многочисленными в Корее. События, которые спровоцировали протест могут показаться анекдотичными, но проявляют оригинальность корейской цивилизации; кроме этой корейской своеобразия, напомним, что в политике изменения происходят в очень неожиданные способы. Неприятности президенты начались три года назад, когда утонуло судно, которое перевозило студентов, что были на каникулах, вызвав гибель 300 из них. Где был президент? Ее не могли найти. Подозревали, что в тот роковой день пластический хирург оперировал ей лицо, обычное увлечение кореянок. Впоследствии выяснилось, что президент никогда не выполняла свои функции, не посоветовавшись с шаманкою, это обычная практика в Корее. Однако шаманка получала миллионы от Samsung, Hyundai и LG – таково было настоятельное требование президенты. И наконец, дочь шаманки приняли в престижный университет без сдачи вступительного экзамена. Именно это спровоцировало враждебное отношение: пластическая хирургия, шаманка и коррупция – это одно, они являются традиционными; но жульничать с экзаменами в этой конфуцианской стране, где образование является высшей ценностью – этого простить не могли. Это и стало причиной того, что люди вышли на улицы, потому что меритократія и демократия являются двумя фундаментальными столпами современной Кореи.

 

Важно отметить, что христианство играет важную роль в этом азиатском поиске демократии. Это уже имело место в Японии в начале ХХ века. Корейская католическая церковь, скорее левого толка, возглавила борьбу против военной диктатуры и продолжает возглавлять ее против президенты Пак; протестанты скорее консерваторами, так же как и американские евангелистские церкви, которыми они вдохновляются. Зато в Тайване католики не являются очень многочисленными, и самыми активными демократами есть протестанты. Китайские коммунисты внимательно следят за этим религиозным толкованием демократических движений в Азии, поскольку на китайском континенте очень строго следят за католиками, которых вероятно есть 100 млн., и отношения с Ватиканом являются очень деликатными.

 

Извините, что я углубился в запутанные дебри этих мало известных на Западе цивилизаций. Но для того, чтобы понимать экономическую и политическую модернизацию Дальнего Востока, мы не можем ограничиваться анализом этих стран, опираясь на наши упрощенные концептуальные основы, темпы экономического роста и выборы. Детали весят больше, чем обобщения, потому что объясняют жизненную силу, которая существует там, и некоторую скуку, которая есть здесь.

 

Guy Sorman
La Democracia avanza, pero en Asia
ABC 16.01.2017
Зреферувала Галина Грабовская

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика