Новостная лента

Донбасский тупик украинского либерала

22.03.2016

 

Хорошо, еще раз. Чтобы не говорили, что даже не попытался. Хоть и не сомневаюсь, что все это напрасно. Оно и в давние времена было, по известным формулировкой поэта Тютчева, «не дано прєдугадать, как слово наше отзовьотся», а что уж говорить теперь, в эпоху эпидемии функциональной неграмотности. Это такая умственная болезнь, когда человек вроде знает разные слова и может их прочитать, но уловить хотя бы самый общий смысл прочитанного не способна и край.

 

За примерами далеко ходить не надо. Написал, допустим, когда автор колонку. Колонка как колонка, ничего сложного. Мало того: на радость грядущим поколениям автор прямо, в самом тексте, указал дату и место написания. 2013 год, Варшава. И уточнил, что, сидя в Польше, следит за политическими новостями с Украины. А в 2013 году поступали из Украины политические новости? Примерно такие, что уголовно-совковая банда Януковича взяла за горло всю страну, и что-то не похоже было, что эту банду удастся преодолеть путем демократических выборов. Конечно, членами банды были представители разных регионов, но очевидно, что без Донбасса и Крыма она, во-первых, никогда бы не сформировалась и, во-вторых, не захватила бы власть. Зато в Польше – и тогда, и теперь – женщинам часто легче умереть, чем добиться разрешения на аборт.

 

И вот, сопоставляя эти два факта, автор подумал: какая несправедливость. Польские женщины безуспешно борются за право устранять нежелательную беременность, а «такое количество» крымских и донбасских, имея это право, им не воспользовалась. «Почему оно так?» – риторически вопрошал автор в финале, вполне прозрачно намекая, что для Украины было бы значительно лучше, если бы Янукович «со товарищи» просто в свое время не родились. Что в этом вопросе такого скандального, особенно – на фоне всего, что началось в Украине немного погодя? Нашелся однако где-то в Харькове функциональный герменевт, которому в приступе острого интерпретационного вдохновение открылась скрытая идея упомянутой колонки. Как оказалось, употребляя слова «такое количество», автор имел в виду не прошлые времена и матерей крымско-донбасских регионалов и коммунистов, а нынешние времена и всех женщин Донбасса и Крыма. И бродит с тех пор этот герменевт социальными сетями, обогащая чужие посты своими просветленными коментами.

 

Но функциональные герменевти-олигофрены – то такое. Не они меня сегодня волнуют. А волнуют меня сегодня мои друзья и знакомые, которые исповедуют либеральные ценности. Или и не знакомы, главное – чтобы либеральные. Ну и, конечно, Федор Иванович Тютчев. Потому что стихи стихами, но этот любимец Николая и добровольный агент Бенкендорфа был едва ли не первым последовательным создателем концепции «русского мира», то есть управляемого Россией союза славянских государств, объединенных православной верой и консервативной идеологией. Кроме того (или прежде всего) Тютчев лично – через зарубежную прессу – занимался формированием позитивного имиджа России в мире. Образованный и умный, он, десятилетиями живя на Западе, словно какой-то Чуркин, сознательно лгал «мировой общественности», пытаясь всячески обелять свою безнадежно варварскую родину, поскольку считал, что цель оправдывает средства.

 

И собственно тут, когда я начинаю думать одновременно о Тютчеве и Донбасс, у меня возникают недоразумения с моими либеральными друзьями, знакомыми либеральными и либеральными незнакомыми. Кстати, думать о Крым я пока смысла не вижу. Точнее, не вижу возможности придумать что-то новое. В отдаленном будущем – после краха России и счастливого пришвартування всех полуостровных путінолюбів в гавани Москва-реки – Крым надо вернуть крымским татарам. А уж захотят они войти на правах области или автономии в состав Украины или же решат создать независимое крымскотатарское государство – это будет их дело. Вот и все, что я сейчас думаю о Крыме.

 

Тем временем Донбасс. Люблю я его или не люблю – это не имеет никакого значения, потому что моя любовь или нелюбовь никоим образом на положение жителей Донецка и Луганска не влияет. Имеет значение лишь то, что я уже много лет предлагаю: если Донбасс не хочет быть частью Украины, то и слава Богу, надо ему дать покой и заняться своими проблемами, которых у нас и без Донбасса выше головы. Понятное дело, после подобных заявлений я регулярно узнаю, что моя позиция антиліберальною, ксенофобской, национал-изоляционистской и так далее. Не беда: я ни одной идеологической доктрине на верность не присягал и беру из каждой то, что мне нравится. Но, дорогие несгибаемые либералы, послушайте сами себя.

 

Внимательно послушайте сами себя, когда вы утверждаете, что нельзя разбрасываться украинскими землями. Логично услышать такое от правоверных певцов «крови и почвы», но от вас? Вы что, серьезно считаете, будто самим по себе кавалкам территории присуща национальная сознание, и затем эти куски бывают украинскими или российскими, польскими или немецкими? Так, по вашему мнению, выглядит мышления, сообразно с либеральными ценностями? Потому что мне кажется, что выражение «украинская земля» (или любая другая) – это просто метонимия, троп, в основе которого лежит принцип смежности. Пока на какой-то земле большинство составляют украинцы, до тех пор она и украинская. А заселят китайцы – станет китайской. Или нет?

 

В связи с чем не избежать вопроса: а кто это такие – украинцы? Правду говоря, я не знаю, кого можно признать украинцем, зато знаю, кого нельзя: нельзя признать украинцем того, кто сам себя украинцем не признает – если только вы не являетесь сторонниками все той же идеологии «крови и почвы», для которых национальность определяется по факту рождения, независимо от личного выбора человека. Но вы – не сторонники идеологии «крови и почвы», потому что вы – либералы. Почему же вас в таком случае не интересует выбор жителей Донбасса? Вы не догадываетесь, что на так называемых оккупированных территориях абсолютное большинство – ага, не все, но абсолютное большинство населения ненавидит Украину и все украинское? Не догадываетесь, что в массе своей тамошние люди за какие сокровища теперь не хотят признавать себя ни украинцами, ни гражданами Украины? Догадываетесь, но во имя великой соборной цели продолжаете рассказывать небылицы про «украинские земли», на которых тем, кто признает себя украинцем, на самом деле очень мало кто был бы рад. В конце концов, возможно, я ужасно ошибаюсь, и большинство дончан и луганчан на соответствующем референдуме выбрали бы Украину? То почему за столько лет было не дать им высказаться по этому поводу? И почему – к примеру, под эгидой международных организаций – не попробовать сделать это сегодня?

 

Подытожим. Если предложение разрешить жителям Донбасса самостоятельно принять решение относительно своего государственного будущего – это ксенофобия и национал-изоляционизм, то нет совета: я – ксенофоб и национал-изоляционист. Вы же, друзья, знакомые и незнакомые либералы, подумайте на досуге, готовность и дальше класть трупом тысячи военных и гражданских ради возвращения в состав Украины территорий вопреки воле населения, которое на этих территориях проживает, – это такой безупречный либерализм? Или, может, что-то гораздо ближе к идеологии Тютчева и Чуркина?

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика