Новостная лента

Двое создателей, объединенных Станимиром

24.03.2016

 

В феврале 2017 года произошли два события, казалось бы, не связанные между собой. 8 февраля исполнилось 120 лет со дня рождения львовского архитектора и художника Ярослава Фартука-Филевича (1897-1979), а 15 февраля Львов прощался с художником-графиком Иваном Крислачем (1929-2017). Но судьбы этих двух людей иногда странным образом пересекались, а как именно, хочу рассказать в этом эссе, повествуя как отдельно каждого, так и о переплетении их дорог. Это – наименьшее, что могу сделать в память о двух дорогих мне людей.

 

21 февраля 1987 года во львовском Доме архитектора открылась посмертная выставка работ архитектора Ярослава Филевича. Приурочена к 90-летию со дня рождения Ярослава Васильевича, она стала его первой персональной выставкой. На ней был представлен доработок не только Филевича – архитектора, но и Филевича – талантливого художника. В конце концов, возможно, именно тогда его имя впервые громко прозвучало, ибо знали этого скромного человека лишь как одного из старейших членов Львовского филиала Союза архитекторов и долголетнего работника „Облпроекта” („Гипроград”).

 

Но эта страница жизни Ярослава Филевича началась только с 1945 года, а то, что было раньше никогда им не афишировалось, даже для близких людей. Хотя именно тот довоенный период можно считать самым плодотворным, самым интересным и самым многообещающим. Вот только исторические обстоятельства, времена, в которые ему довелось жить, так складывались, что неоднократно был вынужден делать выбор, принимать определенные решения, которые повлияли не только на его линию судьбы. Не известно, в дальнейшем думал об этом, жалел, и некоторые шаги, очевидно, были просто вынуждены. Так, как это произошло, например, со сменой фамилии – точно не знаем, почему ему пришлось это сделать, и в реальности существовали как бы две разные личности: одна – степенный, солидный господин архитектор, другую же пришлось восстанавливать за документами, воспоминаниями, фотографиями.

 

Ярослав Фартук-Филевич на фронте (1917)

 

 

Родился Ярослав-Иван 8 февраля 1897 года в селе Лучицы на Сокальщине в семье священника Василия Фартука. Мать его, Ядвига Филевич, происходила из того же рода, что и известный скульптор ХVIII – нач. XIX века. Михаил Филевич. По окончании Сокольської, а затем Львовской гимназий Ярослав мечтал заняться живописью, к которому имел незаурядный талант. И помешала Первая мировая война, и уже в начале 1915 года юный Ярослав был призван в австро-венгерской армии. Воевал на итальянском фронте в чине фенріха (хорунжего), а после капитуляции Австрии в ноябре 1918 года оказался в плену и провел два года в лагере близ итальянского городка Кассино.

 

Как не странно, но именно там он имел возможность много рисовать и учиться – среди пленных были профессора высших школ, художники с академическим образованием, которые начали преподавать в созданной ими школе, технику живописи и графики, мировую историю искусств. Ярослав Фартук вместе с товарищем по лагерю Василием Касияном устраивали выставки, выпускали рукописный журнал и надеялись на продолжение обучения в Риме. В этом им пообещала помочь знаменитая украинская певица Соломия Крушельницкая. И в 1920 году вышло постановление итальянского правительства о срочной отправке пленных на территорию Австрии. На прощание Ярослав раздарил свои рисунки товарищам, а те, что оставил себе, затерялись в одном из поездов в долгой дороге домой.

 

В сентябре 1921 года Ярослав Фартук вступает в Пражской политехники (Чешская высокая школа архитектуры). Одновременно учится в Украинской студии пластических искусств в классе профессора Ивана Кулеця, оказывается в водовороте украинской жизни межвоенной Праги. Знакомится с таким незаурядными личностями, как Д.Антонович, В.Сивера, Есть.Маланюк, И.Иванец, П.Холодный, В.Хмелюк, В.Цымбал и другие. Ярослав Фартук делает большие успехи, постоянно принимает участие в ежегодных студенческих выставках. Так же успешно учится и в Политехнике, которую окончил в 1926 году с дипломом инженера–архитектора. Затем несколько лет работы в Праге в бюро архитектора К.Бибера, где проектирует различные объекты, преимущественно в Моравии – от семейной школы и детского дома до яхт-клуба и частных вилл.

 

Ярослав Фартук-Филевич в Праге. Начало 1920-х годов

 

 

В 1929 году Ярослав Фартук возвращается во Львов, начинает работать по специальности в „Кооперативе инженерных работ” вместе с архитекторами Ю.Воробкевичем, Г.Базилевичем, Есть.Нагорным. Среди осуществленных проектов – дома гимназий в Белз, Сокаль, Галиче и Черчи, Народный дом и театр в Дрогобыче. Проектирует и строит церкви в Гошеве, Залужье, Улазові, Великополі. В 1938 году утвержден проект церкви в селе Станимир (ныне Перемышлянского района Львовщины), в 1939-м возведен его фундамент, но только в 1998 году строительство храма было завершено Иваном Крислачем. Церковь в Станимирі стала последней сакральным сооружением, спроектированным Ярославом Фартуком-Філевичем, и главным делом жизни Ивана Крислача.

 

В то время, когда Ярослав Фартук-Филевич уже прошел большой кусок жизни, помеченный войной, получив солидное образование и опыт, имея определенные достижения и успехи, стал известен в художественных кругах Праги, Львова, Харькова, малый Иван Крислач только становился на ноги. Родился он 12 октября 1929 года в упомянутом селе Станимир. Отец Михаил имел сложную жизнь – так же, как и Филевич, во время Первой мировой воевал в австрийской армии на итальянском и румынском фронтах, во время украинско-польской войны попал в плен (польский концлагерь “Вадовице”, где чудом выжил). Свою маму Марию Иван Крислач всегда вспоминал с большим пиететом и теплом.

 

Настоятелем в Станимирі был отец Иван Каспрук – муж сестры Ярослава Филевича, Марии. С малыми Каспруками, Люнком и Ольком, Иван Крислач дружил, и эту дружбу они пронесли через всю жизнь. Впоследствии любил вспоминать, как бегали играть на приход и тайно курили возле шпіхліру.

 

Я.Филевич и о. Каспрук с семьями на фундаментах церкви в Станимирі (1938).

 

 

Когда в Станимирі начали строить церковь, сюда часто приезжал “господин інжінєр” Филевич – гостил у сестры, шутил с ребятишками. Иван рос цікавським парнем и однажды попал на заседание в читальне “Просвиты”, где рассматривали проект будущего храма. Хотя любил их старую, построенную еще в 1670 году, деревянную церковь, где всегда внимательно прислушивался к ее проповедей священника Ивана Каспрука, и вспоминал, что рисунок нового храма поразил его своими гармоничными пропорциями и величавостью. Возможно, уже тогда у юного Ивана проснулось то чувство прекрасного, что впоследствии привело его в искусство.

 

В 1930-х годах Ярослав Фартук-Филевич создал свои лучшие живописные работы – портреты, пейзажи, натюрморты, также активно работал в области книжной графики. В издательстве „Мир ребенка” выходят оформленные им книги ”Сказка о Ксению и двенадцать месяцев” Бы.Лепкого, „Странствия Мышки Гризикнижки во Львове.Вільшенко, „Три побратимы” А.Лотоцкого и много других, среди которых „История Украины”. Настоящее имя автора иллюстраций, подписанных „Михаил Фартук” много лет оставалось загадкой. Мало кто знал, что Михаил Фартук и Ярослав Фартук – одно и то же лицо. Так же, как Ярослав Фартук и Ярослав Филевич. В августе 1937 года Я.Фартук был вынужден сменить фамилию на Филевич – предполагаем, что, нострифікувавши свой пражский диплом, он имел право подписывать планы и управлять строениями, но получать заказы с украинской фамилией ему становилось все труднее.

 

В то время, когда началась постройка церкви в Станимирі, Ярослав Филевич и о. Каспрук начали вместе еще одно строение – собственный дом во Львове. Недалеко от Лычаковской рогатки (чтоб было ближе к селу), в мало застроенном участке, на тогдашней улице Гіллєра начал возводиться по проекту Я.Филевича двухэтажный дом. Когда постройка была закончена, в дом въехал архитектор с молодой женой, а через некоторое время – дети в. Каспрука – Андрей, Олег и Аля. Они начали обучение в Львове.

 

Иван Крислач также поехал во Львов поступать учиться во Вторую государственную гимназию. Он приходил к Люнка и Олька, бывал иногда на горе (на втором этаже) у господина “інжінєра”. Там больше всего его поражали картины, что висели на стенах и стояли на мольберте. Именно там впервые услышал запах краски и получил первые уроки рисования. Вспоминал часто с юмором совсем невеселый эпизод – в начале войны во время одной из бомбардировок Львова, он был у своих друзей на Геллера. Семья архитектора и ребята спрятались в погребе, а поскольку во времени бомбардировка стекла из окон повылетали, господин Филевич закрыл их своими рисунками с изображениями обнаженных женщин. Юный Иван не знал, куда ему глаза девать, но именно тогда он узнал от маэстро, что такое “акт” в живописи.

 

В конце мая 1944 года во время очередной бомбардировки Львова Я.Филевич с семьей уехал в село Лиско (круг Сянока), откуда его с женой и маленькой дочкой вывезли в лагерь Штрасгоф. Благодаря свободному владению немецким и чешским языками ему удалось спастись из лагеря и получить работу чертежника на газовом заводе в г. Тепліці (Чехословакия).

 

С приближением Красной армии Ярослав Филевич должен был сделать нелегкий выбор – или отправиться с тысячами беженцев дальше на запад, или вернуться на Родину. Он вернулся и чудом избежал сталинских лагерей. И не удалось их избежать отцу Ивану Каспрукові – отправился в дальнюю дорогу, оставив горестную жену и четвірко детей, растерянных односельчан и недостроенную церковь. Филевича, который во Львове надеялся вернуться к своему дому, встретил на дворе солдат с оружием и, вытолкав в плечи, сказал, что сейчас это здание штаба, где живут и работают военные, и ему здесь нечего делать. Пришлось вместе с женой и двумя малыми детьми снимать небольшую комнату в домике по улице Кобзарской. Впрочем, работу нашел сразу – добросовестно работал сначала рядовым архитектором, затем главным специалистом.

 

Тем временем Иван Крислач начинал свое обучение на редакционно-издательском факультете Украинского полиграфического института им. И.Федорова по специальности “Художественное оформление книг и журналов”, который успешно окончил в 1953 году. Его учителями по специальности стали народный художник Украины Елена Кульчицкая, а также Василий Форостецький и Валентин Бунов. Кроме одаренности и таланта, одной из главных черт Ивана Крислача всегда была неутомимость в труде. Осваивал различные графические техники (больше всего любил лінорити и деревориты), работал также художником-монументалистом и живописцем.

 

Когда Иван Крислач начал утверждаться как специалист, становились известными оформленные им и изданы в издательстве “Каменяр” книги, а также экслибрисы и гравюры, Ярослав Филевич уже был сеньором, автором многих интересных проектов жилых, общественных и частных зданий. Он объездил множество городов и сел Западной Украины, генпланы которых были разработаны под его руководством. Конечно, церкви проектировать и строить не мог, но мог их рисовать, и во время своих командировок сделал множество изображений (преимущественно акварельных) деревянных церквей, архитектурных пейзажей. Уже после выхода на пенсию помогал в создании скансена в Шевченковском Гаю. Интересовался и наблюдал за творчеством Крислача – художника, особенно оформителя книги. На первом месте у него висела гравюра Крислача – портрет Тараса Шевченко, выполненный к его 150-летие, на книжной полке – оформленная им книга И.Франко “Абу-Касимові капці”.

 

С издательством “Каменяр” Иван Крислач работал долго и плодотворно, иллюстрировал и современные издания, и классиков: “Захар Беркут” и “Бориславские рассказы” Ивана Франко, новеллы Василия Стефаника, “Лев и Пролев” Степана Руданского, “Путешественники“ Петра Козланюка, книги для детей Николая Петренко Богдана Стельмаха и много других. Одним из любимых видов графики Крислача был экслибрис. Создал свой собственный стиль, его экслибрисы всегда можно узнать за совершенством композиции и совершенной техникой. Часто это была lenore или гравюра на дереве, потом – пластик. Выполнил их сотни – как для отдельных людей, так и для учреждений. Через один экслибрис пострадал – сделал его для Богдана Горыня, которого впоследствии арестовали вместе с другими шестидесятниками. Именно в то время (1965) Крислач готовил выставку в Киеве и документы для вступления в Союз художников. Выставку открыть не разрешили, а в Союз приняли только за несколько лет.

 

 

Иван Крислач всегда был патриотом, даже в советское время. Он по возможности проводил свою линию в творчестве – выбирая книжки для иллюстрирования, или сюжеты для своих график. А когда Украина стала независимой, совершил свой главный замысел – отстроил церковь в своем родном селе.

 

Церковь в с. Станимир, отстроена И.Крислачем по проекту Я.Филевича (1998).

 

 

Ее архитектора уже не было на свете – Ярослав Фартук-Филевич отошел 21 января 1979 года. Отошел неожиданно, в своем, отвоеванном режима в доме, оставив по себе в кругу людей, знавших его, очень светлое воспоминание. О нем – всегда элегантного и приветливого мужчину, так сказать, “старой даты” Иван Крислач рассказывал на своеобразном “открытии“ церкви в августе 1998 года, когда пригласил к Станимира выдающихся деятелей искусства и культуры. Все они были зачудовані той огромной работой, тем подвигом, что его совершил Крислач. Он постоянно находился на стройке церкви, строящейся сельскими мастерами – следил, чтобы не было расхождения с проектом Я.Филевича (для этого сам сделал ее небольшой макет). Внутри церкви практически все сделано или руками Крислача или по его проектам: иконостас, витражи, мозаика, кресты. Тогдашний директор “Галичфарма” Роман Беряк отдал в его распоряжение целый цех, где Крислач мог работать даже зимой.

 

Возле церкви в с. Станимир. Август 1998 года.

 

 

Осмотреть станимирську церковь приехали люди, которых Иван Крислач очень уважал и чье мнение было для него особенно важным: Есть.Мисько, Бы.Возницкий, И.Остафийчук, А.Шуляр, Из.Кецало и др. Сам Иван Крислач так об этом вспоминал: “Все говорили, что церковь веселая, что цвета такие радостные. Цветов темных я не рисовал, не рисовал Иисуса Христа в терновом венце с кровавыми ранами. Я считал, что достаточно того всего мы уже пережили, и хотел, чтобы в церкви было радостно и весело. Возницкий сказал тогда: “Это одна из 300 новых церквей, которую можно показывать как образец: во-первых, классическая, спокойная украинская архитектура, и в гармонии с ней прекрасные росписи и иконостас Ивана Крислача, которые по праву являются продолжением неовізантинізму М.Бойчука, Ю.Мокрицкого”. Похвалил меня очень” (Крислач И. Борис Возницкий и церковь в селе Станимир // Борис Возницкий, каким мы его памяти”помним. – Львов, “Центр Европы”, 2013. – С. 70). Борис Возницкий был безоговорочным авторитетом для Крислача, с которым он постоянно советовался и всегда находил поддержку.

 

Иван Крислач принимал участие во многих выставках, а в октябре 2009 года (до своего 80-летия) хотел сделать большую ретроспективную выставку в одном из музеев Львова. Так случилось, что именно Возницкий предложил ему выставочные залы Галереи искусств, в то время, как в другом музее он получил отказ. Мне посчастливилось быть куратором той выставки, так же, как и записать несколько воспоминаний Ивана Крислача. В начале этой зимы я встретила его – собирался ехать к своему Станимира. Сказал: “Хочу, Наталья, еще свою последнюю выставку сделать”. Не успели…

 

Иван Крислач и Наталья Филевич

 

 

В своих воспоминаниях о Бы.Возницкого И.Крислач пишет: “И уже нет Возницкого и нет с кем посоветоваться, как лучше сделать“. А теперь нет и Крислача, и почти всех людей его поколения, на которых стояла, как на столбах, львовская и украинская культура, тех, которые были ее оберегами, ее знатоками и защитниками. К сожалению, их места остаются незаполненными: в младшем поколении мало кто соответствует их знаниям, бескорыстия и преданности делу защиты достояний украинской (и, в частности, львовской) культуры, чье слово и действие были бы такими же весомыми, как у наших мэтров, которых одного по одном теряем в последние годы.

 

 

***

 

 

24 марта исполняется 40-й день ухода в вечность выдающегося львовского художника Ивана Крислача.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика