Новостная лента

Дуэт контрабасистов: Дэвид Фризен и Андрей Арнаутов

25.11.2015

 

Как мы уже писали, вскоре Львов встретит XVI Jazz Bez – один из древнейших международных джаз-фестивалей в Украине, за годы своей деятельности успел привезти до Львова более тысячи разнообразных музыкантов, и многих из них соединил в новые, неожиданные проекты. В этом году «Z» предлагает еще накануне фестиваля начать знакомство с насыщенной программой в цикле джазовых материалов Александра Юдина, посвященных гостям шестнадцатого Джаз Bézout.

 

Photo by Ron Hudson

 

Американский контрабасист Дэвид Фризен – одно из наиболее известных имен среди участников нынешнего Джаз Непре, и один из самых интересных его гостей. Несомненный виртуоз, когда самостоятельно освоил свой инструмент, и музыкант с большой буквы. Даже при поверхностном знакомстве с его необъятным творческим наследием возникает вопрос, почему его имя недостаточно известно. Слава капризна и не всегда вознаграждает своим вниманием достойных – особенно тех, кто не ищет ее.

 

За пять десятков лет пребывания на американской джазовой сцене Фризен выпустил 77 альбомов как лидер (и співлідер) и принял участие в записи еще более пятидесяти альбоме как сайдмен. Среди его партнеров такие выдающиеся музыканты, как Стэн Гетц, Декстер Гордон, Джо Хендерсон, Чик Кориа, Сэм Риверс, Майкл Брекер, Диззи Гиллеспи, Фредди Хаббард, Мэл Волдрон, Кенни Дрю, Милт Джексон, Джон Скофилд, Пол Мотіан, Джек ДеДжонетт и др.

 

Впрочем, дело не только в количестве, но прежде всего в своеобразии.

 

Своеобразие джазовых музыкантов чаще всего проявляется в сочетании определенного технического уровня и темперамента. Чем выше технический уровень и исполнительское мастерство музыканта, тем сильнее он может поразить слушателя, передать ему определенные чувства. И виртуозность – уровень мастерства, что удивляет, поражает, восхищает, – это ключ к сердцу слушателя, открывает его восприятие навстречу эмоциям, которые несет в себе музыка. Это, собственно, то, чего мы обычно ждем и даже в определенном смысле требуем от музыканта.

 

Реже говорится о своеобразии стиля, или определенное сочетание стилей, узнаваемых воздействий, образуют какую-то оригинальную комбинацию, с которой раньше не приходилось встречаться. Изобретательность музыканта может проявить себя также в импровизации, в умении быть неожиданным и в то же время интересным. Высшим проявлением изобретательности является инновационность, когда находки музыканта вызывают не только удивление, восторг у слушателей, но и подражания со стороны других исполнителей.

 

Дэвид Фризен – тот редкий тип исполнителя, в музыке которого чувствуется не просто та или иная эмоция или же сочетание определенных стилей; в отношении него хочется говорить о определенный мир, или миры. Конечно, это интуитивное утверждение, которое трудно доказать наглядно. Но можно попробовать объяснить. Один из первых альбомов Фрізена (записан вместе с гитаристом Джоном Стоуеллом) имеет название Through the Listening Glass. Очевиден намек на Through the Looking Glass, то есть «Алису в Зазеркалье», и, как помним, полное название Кэрролла «Сквозь зеркало, и что там нашла Алиса». Поэтому речь идет о какой-то другой «Зазеркалье» (и, видимо, остается в подтексте то, что нашли там Дэвид Фризен с его партнером), хотя вход в него происходит через слух.

 

В музыке Фрізена органично сочетаются и переходят друг в друга акустический джаз мейнстрімівського или бопового характера, фри джаз, new age. На некоторых его альбомах можно услышать отголоски барочной музыки, разных традиций фолк-музыки – от европейских до восточных. При том, нередко эти стили или их элементы сочетаются в одной композиции, образуя своеобразный звуковой ландшафт, в котором, несмотря інтроспективність, присутствует ощущение высокого неба и широких горизонтов.

 

Если искать родственные для Дэвида Фрізена музыкальные миры, то это – Билл Эванс, Чик Кориа, музыкальный мир группы Oregon.

 

Дэвид Фризен использует акустический бас, а также электрический вертикальный бас, который он держит так, как обычно держат виолончель. Эта осанка как визуально подсказывает неслучайную ассоциацию с камерной музыкой – то есть музыкой, что не обещает экстаза, а требует углубления, вслушивания.

 

Фризен, кажется, отдает предпочтение малым и очень малым составам – ведь едва ли не большинство его альбомов, записанных в составе трио и дуэта – то есть таким, где акустический бас вынужденно выступает полноценным сольным инструментом. Фризен записал дуэты с пианистами Мелом Волдроном, Дневные Цейтліном, Гарри Версаче, хорошо известным в Украине Лешеком Можджером и другими. Дуэт фортепиано и акустического баса – классический джаз формат.

 

Впрочем, Фризен любит также дуэты (и вообще склады) безфортепіанні, среди которых встречаются весьма странные, даже «противоестественные» сочетание: контрабас и гитара (Джон Стоуэлл, Джон Скофилд), контрабас и флейта (Пол Хорн), контрабас и саксофон (Майкл Брекер), в конце контрабас и контрабас (Глен Мур). А кроме того, в активе Фрізена три сольных альбома на контрабасе.

 

Разреженность звуковой фактуры в таких, так сказать, «надкамерних» форматах требует заполнения – прежде всего, с помощью мастерского владения собственным инструментом, то есть умением избежать однообразия тембра, быть разнообразным музыкально. А разнообразия Фризену, конечно, не хватает – с его виртуозностью, умением использовать десятипальцеву технику, одновременно играть тему и аккомпанировать себе, добывать различные звуки нередко из нефункциональных обычно частей своего инструмента.

 

Однако, виртуозность – это «слуховое отверстие», так сказать, средство передачи подтекста, или же чувство внутренней непрерывности и насыщенности – словно погружение в мир. Мир, в котором можно почувствовать гармонию и единство разнородных звуков, а также полноту и самодостаточность этой гармонии и пребывания в ней.

 

Дэвид Фризен уже неоднократно выступал в Украине в разных городах, в частности, в прошлом году, когда и родилась идея его совместного проекта с известным отечественным джазовым басистом Андреем Арнаутовым, что и будет представлен в рамках фестиваля Jazz Bez 4 декабря на сцене Львовской филармонии.

 

Фото: Роберт Довганич

 

Андрей Арнаутов – неоднократный участник Джаз Непре, вероятно, достаточно хорошо известный аудитории львовского фестиваля. Музыкант с огромным исполнительским опытом и богатым творческим путем, который начался в конце 80-х годов в Москве, а затем продолжился в США. Еще в Москве ему пришлось играть в джемах с такими джазовыми легендами, как Пэт Метини, Диззи Гиллеспи, Пол Хорн, а позже, во время учебы и работы в Соединенных Штатах, довелось быть партнером Роя Харгроува, Тома Брауна, Арчи Шеппа, Чарли Берда, Кен Роудса и многих других.

 

Андрей Арнаутов – универсальный музыкант, владеющий различными стилями – от акустического джаза до фьюжн и фри джаза – и уверенно чувствует себя в любых составах – от биг-бэнда до дуэта. Но главное впечатление, которое на меня всегда производило его исполнительство, – это (кроме технической виртуозности) именно ощущение изобретательности и непредсказуемости, не ограничиваемой рамками любых форматов, или же – умение одновременно быть в формате и вне его. Для Арнаутова, как и для Фрізена, контрабас или бас-гитара – всегда полноценный солист, а не только инструмент сопровождения. Возможно, это темперамент; возможно, позиция.

 

По словам Андрея, он впервые услышал игру Фрізена еще в конце 80-х и увлекся ею. В начале 90-х посетил его мастер-класс в Америке, и вот только в прошлом году познакомился с ним поближе на фестивале в Черкассах. После того организовал сольный концерт американского басиста в Ужгороде, где и возникла идея нынешнего проекта.

 

Музыканты будут исполнять оригинальную авторскую музыку, и, как на меня, очень интересно, что придумают вдвоем эти в высшей степени изобретательные и самобытные исполнители на нынешнем Джаз Бези.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика