Новостная лента

Ее руки

17.09.2015

 

Ее выдавали руки, вернее кисти рук, руки были закрыты вышитой рубашкой. Кисти, большие, как у мужчины, результат держания в руках инструмента: вилы, грабли, тяпка, мотыга, коса и даже топоры, потому что она бойківчанка, а бойки — это горы. Это и было бойковская праздник, только в городе, и ее попросили, внучка пригласила, приготовить настоящую бойковскую блюдо.

 

Блюдо называлась товкмач. Она и варила ее в казани. Разожгла на площади, на плитах костер, поставили настоящий казан, налила воды, насыпала картошки и добавила пшена, посолила. Все. Когда все заварилось, она потовкла это полином. Обычным поленом. Товкмач. Потом угощала желающих.

 

Одета в вышитую сорочку, в таких в селе уже никто из молодых и не ходит, запаску, еще ее мамы из сундука, и платок. Она не знает, насколько все это верно и аутентично. Внучка, которая танцует в ансамбле, свою рубашку, запаску, платок купила в Польше. Говорит, это настоящий одежду, так когда ходили одетые, давно. Наверное. Внучка, она очень интересуется всем этим древним жизнью.

 

Такие руки разбиты работой, тяжелым физическим трудом, с детства до старости, миллионы часов на большом поле, под солнцем и нужно спешить, потому что дождь и сено промокнет, или ветер, или вдруг засніжить, вы уже не увидите. Сейчас, так никто не пашет, «самая большая корова» — это маленькая коза и то у кого дети маленькие. Поле, огород, да и того клочка земли никто не берется засадить, не спешит обрабатывать. Так, для себя, немного картошки, фасоли, зелень, чеснок, еще есть силы копать. Для чего, говорят соседи, если можно купить, были бы деньги.

 

Деньги — это все, и их зарабатывают в далеких городах. Дальних — это в Чехии, Польше и, конечно, — Москва. Ближе бывает, это здесь, водят маршрутки, ремонты, стройки. Деньги это церковь, каменная новая, вместо старой, и была деревянная, это большие дома, вагонка, новые телевизоры, стиралка, компьютер и даже джакузи, есть и такое, но главное — это машина. Это не просто колеса, как говорит внук, это престиж. Дочь, когда у него машина в ремонте, никак не приедет в село. Электричка, маршрутка — нет, она не поедет, только собственным транспортом, ибо она потеряет лицо. Это ее внучка так все объяснила. Внучка странная, говорит мама ее, непрактичная, читает книжки. Деньги это все, а земля это прошлое, земля — это бремя. Еще из леса можно принести хоть ягоды, или грибы, люди собирают и продают. Могли бы — все горы, лес вырубили, все прочесали, все вынесли, на продажу. Кто богаче, того и уважают, а наука, книги, кто теперь читает книги. В ресторане свадьбы на сотни человек, наряд молодой, такой же как в каталоге, фотограф заказан, есть даже видео, подарки гостей, цветы, море шампанского. Какие там вышиванки, запаски, платки. Главное, чтобы все видели — дорого, и завидовали.

 

Ее дочь росла в комфорте городской квартиры и не знает, как то утром, еще солнце не стало, вставать к труду, как все лето, ребенком пасти корову, как собирать те афины, а потом продавать, как бежать, потому что дождь и надо сено спрятать. Босые ноги, дом из смереки, все это хорошо в песнях, а на самом деле жизнь здесь в горах — это труд, ее мама это знает. Знает, что варишь товкмач, потому что ничего уже больше нет, варишь и ешь, потому что он дает силу, одни углеводы, целый день работать, вечером упасть и утром снова встать и уйти, потому что лето, погода, а она не ждет, скоро осень и потом зима.

 

Так, когда сын сделает машину, она в гости приедет к маме на праздник. Врач, говорят люди, хотя она медсестра, но руки ее, барские руки, они все замечают.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика