Новостная лента

Элегия возврата

27.05.2016

 

Светлане

 

Я вернулся домой. Дом имеет дно и якорь.

Дом с другим домом стоял себе и разговаривал.

И пока я присматривался к смородины и одуванчика

пока ловил запах всмажених зерен кофе

возился с чемоданами – сбросил с дороги саквы

перетирал с сахаром горличий голос Савки

 

с которой мы путешествовали стихами и бумагой.

Менял поезда – отели – городские квартиры

читал с микрофоном – в полночь ужинал

дізнававсь о семейные драмы – вел себя вежливо

ничего не переспрашивал – никому не должен

виделся со старыми – знакомился с новыми

 

приятелями и пассажирами – в каждом случае

не сетовал – не вимахувався – и не падкав

угостил бомжа: купил в кофейне завтрак

следил за словами и лисьим следам

нюхал сирень молочный – ел полевой полынь

и утреннего тумана раздвигал бумажный дым

 

который прятал железную дорогу – станции и дежурных

на переездах машины – на акварелях коровы

жизнь – молоко в бидонах; война – грязный камуфляж

литература – в книжках – засорена по фестивалям

роман – это жизнь при реке – фортечнім каминные

и джинсы порваны на левом колене збитім

 

если я что-то не вспомню – то ли это от дождя или засухи

от того что пробудились в жизни перламутровые мухи

от того что поезда тянут пустоту молчания

и можно в зеленую вільгість слово свое мачати

и можно прийти к Поштампу – и там тебя не ждут

и можно у проводницы заказать утром чая

 

если я что-то утаю – то это для письма и чернил

для того кротихи что шахту подземную прорыла

для источника что стучит пальцем о камень керниці

для теплых оливковых глаз – темной кожи корицы

для кашемира пальто из секонд генду

для того, чего нельзя знать даже поэту

 

вот так на днях мне удалось прожить

и выслушать истории о минимальном пропитание

также об умерших в земле но в небе

как зарастают одуванчиками стены и почвы майские

и фотографию отца достать каком там сорок

и оптику поменять – потому что проблема со зрением

 

не все я говорю потому что – такое с «Бумажным мостом»

говорю что никакая схима – никакая одиночество или постриг

не подойдут віршеві. Я вернулся домой.

Я снова перевожу жизни как старые книги

и камень твоего разговора мне тяжеловат

«В воскресенье – говорю – поедем смотреть на чаек и Монток

чтобы не подсмотрел за нами и не вычислил нас никто»

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика