Новостная лента

«Епископская кафедра» маленького городка

13.11.2016

 

Среди бури новых направлений в искусстве я иду дорогой, на которую вступил

еще раньше, проникнутое любовью идеалов и красоты, любовью первой молодости.

Дамиан Горняткевич. Краков. 5.04. 1921

 

Церковь всегда была центром наивысшей концентрации духовного, интеллектуального и творческого достояния украинского народа. Независимо от политических или социальных катаклизмов в церковном пространстве царила особая атмосфера, мирян окружали близкие для понимания вещи: всепрощаючі глаза Святых, которые смотрели из резных и золоченых иконостасов, красота и изящество стенописей, штудерно изготовлены деревянные исповедальне, кресты, престолы и прочее. С древних времен до ныне наиболее зрелищным в церковном интерьере было и остается фрескове живопись.

 

 

В начале ХХ века стенопись был особенно популярным в творчестве западноукраинских художников: «Большинство расписных церквей находится по селам, и путешественник бывает иногда очень удивлен, когда в глухом сельском уголке увидит интересный роспись высокого художественного уровня, что требует затраты силы и труда и материальных расходов. Это также свидетельствует о культурном уровне и национальное сознание крестьянства в Галичине”, — писала украинская пресса в преддверии Второй мировой войны.

 

               

Известные украинские художники-монументалисты М.Бойчук, Н.Сосенко, Н.Осинчук, Ю.Буцманюк и многие другие плодотворно работали на ниве развития церковной изобразительной культуры, оставив по себе настоящие шедевры фресковой живописи, которые вошли в сокровищницу достижений первой половины ХХ века. К когорте упомянутых художников относим и Дамьяна Горняткевича (1892-1980), которому 13 ноября исполнилось бы 125 лет.

 

Его жизнь и творчество были посвящены родному народу и Греко-Католической Церкви, за что Горняткевича в советские времена официально забыли. Однако до сих пор имеем в церквях его чрезвычайно интересную и самобытную монументалістику.

 

 

Именно с творчеством этого малоизвестного художника связана история создания «епископской кафедры в живописном (пограничном) Угневе, наименьшем по численности городке.

 

Выпускник Краковской академии искусств Дамиан Горняткевич 1933 года получил приглашение от отца Трешневського, священника угнівської церкви Рождества Пресвятой Богородицы, приехать в городок «в роли советника» в церкви нового стенописи. Без сомнения, такая просьба к молодого художника было не случайным: Горняткевич разбирался с дочкой о. Трешневського – Иванной, с которой познакомился в период учебы в Кракове и активно общался в театральном кружке «Просвещения». Иванка Трешневська рассказала отцу про молодого художника-монументалиста, который на то время уже имел опыт в работе со стінописами, о котором хорошо отзывались преподаватели и студенты.

 

Перед тем, как предложить молодому художнику такую ответственную работу, как стенопись большого церковного сооружения, а. Трешневський обратился к «Святоюрской Горы» и авторитетных лиц с просьбой дать характеристику Горняткевичу как художнику-монументалисту, который качественно выполнит поставленную задачу. Угнівський настоятель получил положительные отзывы о творческие достижения Горняткевича, о чем имеем документальное подтверждение: «Перед несколькими днями был я в Угнові, где подписал условие на роспись местной Церкви. При этом случае вспомнил мне в тамошней. настоятель Трешневський, что именно Вы, высокодостойный Ректор, были любезны предоставить меня к труду, намекая на выполненную мной полихромия церкви в Настасові», – написал художник в Иосифа Слепого (Краков, 10 апреля 1933 года), получив официальное приглашение к выполнению стенописи угнівської церкви.

 

В мае 1933 года Горняткевич прибыл к Угневу и начал работу. До приезда молодого художника стены церкви были частично расписаны: «В главном куполе и на стенах оставались еще остатки первобытного стенописи, который можно было бы с некоторым усилием подтянуть под рококовой стиль. Это рисование изображало несколько групп святых в обрамлении неприхотливого орнаментики. Все было выполнено непродолжительными клейкими красками, что за потягненням пальцев давались легко стереть… основной моей задачей было устранить этот первоначальный роспись со стен и соответственно закрепить тинк, что в некоторых местах отставал от кирпича».

 

Следовательно, перед художником стояла нелегкая задача: он должен был смыть старые росписи, «на чисто» подготовить стены к работе и создать новые мальовидла.

 

 

                    

Значительную часть работы Горняткевич выполнил еще до декабря 1934 года. Большие площади центрального купола художник заполнил сценой Вознесения Господня, под которой на южной стороне – меньше по размеру изображения Розп’ятя. В том же времени были выполнены две фигуры апостолов Петра и Павла, размещенные с двух сторон иконостаса. Но наибольшую площадь всех стен центральной части храма, художник заполнил орнаментами, о чем спустя много лет вспоминал: «Все стены были наполнены богатой орнаментикой; на пилястрах обильно золоченой, а на широких плоскостях потрактованою в виде прокатных узоров. Специальное внимание обратил я на луки арки, мерцали богатством орнаментики, спертої на украшениях рукописей с княжеской эпохи. Под ґзимсом бане тянулся фриз с мотивами крестов и виноградной лозы». Такой подход к созиданию церковного интерьера был традиционным в первой половине ХХ века.

 

    

 

В тех годах художники максимально использовали площадь стен, заполняя их росписями от пола до куполов. Равномерно и взвешенно чередуя сюжетные композиции, изображения отдельных фигур святых и орнаментальные вставки в виде розеток или рапортних композиций, они превращали внутренности церкви в большой произведение монументального искусства, который поражал зрителя обилием разнообразных сцен из Святого Писания, фигурами Святых, христианскими символами. И все эти композиции объединяла большое количество орнаментов, которые выполняли не только декоративную роль, но и дополняли, объединяли, а порой и доминировали на больших плоскостях церковных стен.

 

                                   

 

Стенописи угнівської церкви отмечаются чрезвычайно интересной трактовкой религиозно-исторических сцен: в большой площади церковной бане художник размещает главную сцену Покрова Пресвятой Богородицы, под омофором изображены две большие группы фигур, между которыми с легкостью познаем ап. Андрея, св. Ольги и Владимира, Нестора Летописца, короля Даниила и гетмана Мазепы, Т.Шевченко и М.Шашкевича, полк. Витовского, митрополита Андрея, мецената города Угневу, основателя церкви С.Жуковского, за ним стоят женщины в национальных костюмах разных регионов Украины: Холмщины, Подляшья, Гуцульщины, Киевщины.

 

Собственный замысел и трактовку именно такого содержательно-композиционного решения Горняткевич объяснил следующим образом: «Інспірацією для меня были два памятника монументальной живописи, что именно тогда встали во Львове и Жовкве, а вести о них доходили и до Угнова. Во Львове заканчивал под ту пору роспись армянского собора молодой, очень талантливый польский художник Ян Розен из Варшавы… Еще больше патриотических акцентов внедрил в полихромии церкви оо. Василиан в Жовкве Юлиан Буцманюк. Перед глазами зрителей раскрыл он целые страницы из древней и новейшей истории Украины с фигурами не только деятелей церковной жизни, но также политиков, мужей науки, литературы и искусства. Такой же композиционный замысел вел тоже великий украинский художник проф. Петр Ив. Холодный в своих великолепных витражах св. Успения во Львове».

 

 

Величаво и ярко поданы художником и два крупных образы «Рождество Иисуса Христа» и «Иисус усмиряет бурю на море», размещенные на южной и северной стенах в центральном нефе церкви. Рядом с ними, на пилястрах в полный рост изображены фигуры равноапостольных святых – княгини Ольги и князя Владимира.

 

За всеми работами, которые продолжались в церкви особенно тщательно следили жители Угневу. В воспоминаниях художника есть эпизоды, которые придают истории создания этого величественного произведения особого шарма. К примеру, очень интересными были реакции угнівського женщин на тот факт, что одна из жительниц была выбрана Горняткевичем для позирования в одной из сцен в местном одежде (стоит отметить, что традиционный строй ученических мещан отличался особой оригинальностью, что и хотел передать художник). Угнивчанкы категорически осудили выбранная «модель», объясняя недовольство чисто женским аргументом: «Я имею к ней молиться?». Возмущение было очень бурным. И только долгие разъяснения Горняткевича и священника а. Трешневського успокоили самую красивую половину городка и «наворотили» его к правильному решению.

 

В июне 1936 года Дамиан Горняткевич завершил стенопись ученической церкви. Едва ли не высшей похвалой за качественно выполненную работу со стороны мещан для художника был случай, который Горняткевич описал в воспоминаниях: «После окончания росписи главной части церкви, пришел момент разборки лесов… Я вернулся после короткого обеденного перерыва … застал на лесах две девушки. Их приявність … прямо разозлила меня и я довольно острым голосом спросил их, зачем они пришли туда. Тогда одна из них ответила: «Господин артист, не сердитесь на нас. Мы не могли здержатися, чтобы не прийти на доски. Мы здесь – как в небе».

 

Угнівчанам очень нравились росписи в церкви, и они, в течение многих лет из поколения в поколение передавали упоминания о художнике, который создал «угнівське небо».

 

 

 

По окончании работы не менее позитивной была и искусствоведческая критика, которая высоко оценила работу художника. В частности, фотографии стенописей церкви Рождества Пресвятой Богородицы в городке Угнев, были опубликованы в чешском художественном журнале „Salon” под загаловком „Современная живопись украинских церквей”, демонстрируя таким образом высокий уровень украинского церковного монументального искусства.

 

24 июня 1936 года Перемышльский епископ Иосафат Коциловский торжественно посвятил угнівську церковь, произнеся при этом памятные слова: «Ваша церковь может быть епископской катедрою».

 

Впрочем, после Второй мировой войны судьба церкви была грустная – ее закрыли, некоторое время она служила ангаром для сельскохозяйственной техники…

 

                  

 

Наиболее интересным является тот факт, что никакие перемены власти, использование помещения церкви не по назначению, время, непогоды и равнодушие не испортили стенописи. Стены (за исключением только тех плоскостей, которые намокли через поврежденные крыши) и сейчас есть в хорошем состоянии: цвета яркие и насыщенные, штукатурка (грунт) и поверхностный слой красок имеют «первозданный» вид. Наверное, не зря Господь уберег для нас эти незаурядные произведения.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика