Новостная лента

Евгений Станкович: «Сочетания мелодии и гармонии – это вопрос философский»

17.09.2015

 

На закрытии ХХХV Международного фестиваля музыкального искусства «Виртуозы» в исполнении блистательного скрипача Валерия Соколова прозвучала львовская премьера Третьего концерта для скрипки с оркестром выдающегося украинского композитора Евгения Станковича. Композитор специально писал это произведение для молодого, но уже известного в мире исполнителя; идея появилась в день, когда в его же исполнении услышал свой Второй скрипичный концерт. Что именно его больше всего поразило? Игра в целом. Поразил его музыкальный интеллект. То, как он чувствует музыку. «Это такая гармония разума и чувств. Красота и чистота звука» – подчеркнул композитор. Сам Валерий Соколов не скрывал радости и гордости от того, что имеет честь выполнять этот концерт, а также выразил желание выполнить его не только с украинскими, но и с европейскими оркестрами. Хоть это, конечно, и не будет легкой задачей.

 

Фото: газета «День»

 

Евгений Станкович – заслуженный деятель искусств Украины, народный артист Украины. Лауреат государственной премии им. Т.Г. Шевченко; премии конкурса Европейского радио, международных премий за музыку к кинофильмам. Академик Академии искусств Украины. Герой Украины. Замечательный знаток своего дела – ведь слушая его музыку, сразу забываешь про все эти официальные, действительно почетные и важные награды и звания. Станкович всегда глубокий и искренний. Его музыка проникает в наши души, и равнодушным не оставляет никого. Все, что в ней, – всегда актуальное и важное, даже если композитор обращается к исторической тематике. В конце концов, особенно тогда, когда композитор обращается к ней. В его музыке современность сочетается с древними традициями украинской песни. Каждое произведение – это глубокий и искренний рассказ. Тем – более трагическая, а порой – как мы имели возможность услышать в его Третьем скрипичном концерте – в конце приносит нам немного света… А еще Евгений Станкович – очень откровенная и коммуникабельный человек и прекрасный собеседник.

 

Творческий путь и художественное дорогу

 

Я родился в Сваляве. Поздно начал заниматься музыкой, и поэтому из меня не получился хороший виолончелист. Когда попал в Ужгородское музыкальное училище, то встретился с Стефаном Федоровичем Мартоном, который всех своих студентов поощрял писать музыку. Это был уникальный самородок. Он почти нигде не учился, за два года как пианист окончил Ужгородское училище. Затем без экзаменов его приняли в Московскую консерваторию, в которой он проучился полгода, потому что говорил, что там было очень много политических предметов, а музыки мало. Мартон – действительно уникальная, Богом одаренный человек. Хорошо, что сейчас его имя понемногу возвращается. (Мартон Степан Федорович( 1923-1996) – заслуженный деятель искусств Украины, член Союза композиторов Украины и Венгрии, общественный деятель и педагог. По себе оставил около 400 талантливых музыкальных произведений, но почти все в рукописном варианте – прим Сек.И).
 

Потом была Львовская консерватория. Я учился композиции у Адама Мєчиславовича Солтыса. Потом, после армии, я по семейным обстоятельствам переехал в Киев, где учился у Бориса Лятошинского до его смерти. Что касается самого Бориса Михайловича – это уникальный, великий композитор. Как я считаю – один из непревзойденных до этого времени симфонистов. Дело в том, что он имеет действительно симфоническое мышление, которое происходит от традиций Бетховена. Это такой технологический и эмоциональный уровень, что неслучайно его ставят рядом с великими композиторами ХХ века. Он постоянно выполняется, и это свидетельствует также о том, что его музыка нужна и ее будут играть. Самое важное, что как педагог он учил людей мыслить. Насколько я помню, он был в те времена единственным из советских композиторов, который почти ежегодно ездил на «Варшавскую осень». В те времена, когда она расцвела музыкально – в 60-70-е годы. И привозил новые произведения современных польских и других иностранных композиторов. А как-то рассказывал, что когда поехал на фестиваль впервые, то Пендерецкий был его гидом. Потом год я учился у Мирослава Скорика. Ну а сейчас сам пробую учить…

 

Большую роль в моей жизни сыграл Станислав Людкевич. Знал его лично. Собственно, благодаря Станиславу Филипповичу я вообще поступил до Львова, потому что на одно место было несколько абитуриентов. Поскольку я начал свой творческий путь с авангардной музыки, то мои вступительные работы были (что касается музыки) «невежливыми». А он настоял, чтобы меня взяли. Так. Так и сказал. (У Станковича является произведение «Элегия памяти Людкевича» – прим. С.И.).

 

 

Про музыкальный стиль

 

Вопрос о музыкальный стиль волнует многих композиторов. Какой из композиторов прошлого имел на меня наибольшее влияние? На этот вопрос мне всегда трудно ответить, потому что я люблю очень многих, часто противоположных. Классику – практически всю. Считаю, что это образец музыки. Романтизм – тоже. Если вы мне назовете почти любого композитора, то он мне нравится. Кто из них имел наибольшее влияние? Трудно сказать. Лятошинский своим студентам говорил так: «Всю музыку практически знать невозможно, но надо знать основные вехи в этой музыке». Например, симфонии Бетховена, Моцарта и т.д. Я никогда не задумывался над тем, кто именно имел на меня наибольшее влияние. Я только воспринимал все, как «животное» (смеется). Потому я считаю, что все эти направления – это как раз показатель того, что каждый человек имеет самобытность, самовыражается в музыке, и только историческое время что-то отвергает, а что-то оставляет.

 

Но искать надо. Тем, кто, конечно, искать хочет и может. Это – задача каждого человека; особенно – в музыке. Где-то недавно я услышал высказывание: «Композитор – это как алкоголик: пишет, когда пьет, и когда не пьет, тоже пишет» (смеется). Это тяжелый труд. Кажется, Карл Маркс сравнивал работу композитора с работой шахтера. Это выражение мне время, когда я занимался общественной деятельностью, помогал в так называемых «высоких» инстанциях – они с удивлением слушали и молчали. Так же Карл Маркс так говорил! (смеется).

 

О мелодии и духовность

 

Мелодия связана с духовностью человека, с его взглядом на звуки. Духовные стремления всегда связаны с гармонией и мелодией. Это не просто потому, что такова традиция; это мировосприятие того или иного человека.

 

А что касается Баха – я считаю, что есть вот такие столбы – как горы (сравнения все какие-то неуместные… но все сравнивают, то и я буду сравнивать). Этот – как Эверест. И еще один интересный момент: если можно скопировать Бетховена и Моцарта чисто психологически, то Баха – невозможно. Для меня это недостижимая фигура.

 

Сочетания мелодии и гармонии – это вопрос не столько музыкальное, сколько философское, как я понимаю. Но это мое личное мнение, а я – не самый умный на этом свете. Когда Шнитке сказал, что гармония себя исчерпала. На тот момент, для него – да, возможно, если гармония – классическая. Сейчас действительно можно все писать, что хочешь. А вместе с тем – приходит время, когда обращение к духовным истинам все равно обращает к гармонии.

 

Советы молодым композиторам

 

Если что-то посоветовать молодым композиторам, то такое: изучать надо всех композиторов. Но есть, например, Бах – и это основа. А изучать творческое наследие композиторов прошлого молодым просто необходимо. Как по-другому молодой композитор должен выбрать свой путь? Или направляться в сторону максимальной сложности, или в сторону максимальной простоты? На этот вопрос отвечу так: когда Стравинского спросили, что бы он посоветовал молодым композиторам? Он ответил: «Я бы посоветовал им заработать каждому миллион, а потом заниматься творчеством». Что касается меня, то я думаю: не надо себя ограничивать. Кто идет в большую сложность, то точно перейдет в большую простоту, и наоборот. Если кто-то хочет развиваться, конечно. Музыка – это постоянное развитие. За то вы не найдете у Баха ни одной одинаковой темы в его фугах. Вы будете знать, что это Бах, но нет одинаковой структуры, подобной характеристики эмоционального состояния. У Бетховена вы не найдете ни одной одинаковой сонаты, даже по форме. Сейчас каждый ищет свое. Свобода для того и есть свобода, что каждый делает не то, что хочет, а то, что может.

 

О жизненный опыт

 

Чем старше мы становимся, тем сложнее для нас становятся Бах, Моцарт, Бетховен или Малер. Эти композиторы настолько передали суть человеческого бытия! И они действительно являются сложными. Когда человек молод, он над этим не задумывается. А ближе к старости задумываешься. Мы об этом мало говорим: для чего человек появляется? Сама человеческая популяция для чего появилась? Сами видите, сколько различных теорий и взглядов на развитие человечества, на его возникновение. И, очевидно, что Бах, Моцарт, Бетховен и другие выдающиеся композиторы понимали эту сферу чисто интуитивно. Говорят, Бетховен не знал таблицу умножения – хотя может это и неправда (смеется). А своим естеством сделал то, что ни один математик или физик не сумел! Ведь когда Эйнштейна спросили, что натолкнуло его на создание теории относительности, знаете, что он ответил? Моцарт! Потому что он (Эйнштейн) играл на скрипке. Значит, что-то это ему дало…

 

О народную песню

 

Фольк-опера «Цвет Папоротника» я писал по заказу французов ,которые возили по миру хор ім. Веревки. И я тогда очень много изучал фольклор. Меня поразила народная песня центральных украинских областей. Я считаю, это уникальное явление. Это можно сравнить только с народными песнями Грузии. Уникальная самобытная духовная развертка целых веков. Лично мне очень жаль, что к этому относятся так поверхностно. Это такой пласт, который исчезает, а там можно выкопать все – и исторические вещи. Как мне рассказывали музыковеды, то еще есть дохристианский фольклор, который сохранился именно в Украине. Я очень тщательно изучал. Мне хотелось выглядеть красивым, иметь успех, но – не удалось…

 

(Написанную в советские времена, в 1978 году, оперу перед самым премьерным исполнением запретили. Костюмы и декорации незабываемого художника Евгения Лысика были уничтожены. Через много лет опера «Цвет папоротника» таки зазвучала. Но пока что, к сожалению, только в концертном исполнении. – прим. С.И. )

 

О Шевченко

 

Шевченко – и сложный, и простой одновременно. Когда был юбилейный год Шевченко, я знаю, что, например, Богдана Фроляк написала прекрасное произведение. Писали и другие. Я написал «Страсти по Тарасом» – инициатором написания произведения был, кстати, Василий Вовкун. Шевченко уникальный для всех поколений, и для украинских композиторов. Я думаю, к нему будут еще возвращаться в разном музыкальном «освещении». Это и колодец, из которого люди еще долго будут брать воду.

 

О современный путь развития и состояние украинской композиторской школы

 

О пути – я не могу сказать, ибо их никто не знает. Каждый может создавать свой собственный путь и утверждать, что именно так и должно быть. И они могут быть совершенно разными для каждого человека. А что касается композиторской школы – поверьте, я достаточно хорошо осведомлен с тем, что происходит в мире музыки в разных странах. У нас – не ниже и не хуже уровень. Так что музыкой мы живем в Европе. Относительно перспектив, то считаю, что украинские композиторы, которые сейчас живут и занимаются музыкой, делают очень весомый вклад. Очень много молодых одаренных композиторов. И среднего, и старшего возраста также. Они все работают в разных музыкальных течениях. Авангард, минимализм, традиционной музыки как таковой – нет. Например, Сильвестров утверждает, что он авангардист сейчас: с ля-минора в до-мажор – это и есть авангард. И для него это действительно что-то важное. Это – как молитва. Она написана две тысячи лет назад. Читаешь, а потом думаешь: Господи, а я этого не знал. Так и все в жизни. Как Шевченко сказал: «у всякого своя судьба и свой путь широкий».

 

 

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика