Новостная лента

Эволюция де-эволюции

09.12.2015

Фильм «Новая эра Z», который сейчас идет в украинском прокате – это неожиданный скачок в развитии жанра зомби-триллера, новое слово в всем известном предложении о инфицированных жертв апокалипсиса. А кому этот жанр кажется смешным и несерьезным, добавим – фильм гораздо важнее через межстрочный смысл, точнее – через аналогии, порожденные сюжетом, за которым люди должны отказаться от Земли и передать ее новому эволюционно? – витке.

 

 

На самом деле оригинальное, английское название фильма переводится как «Девушка, что приносит дары», и по сюжету ближе к русского перевода книги, «Дары Пандоры», по которой фильм снят – романа британца Майка Кэри. Украинские дистрибьюторы обыграли формальные, жанровые признаки, желая натолкнуть зрителей на сравнение с одним из лучших в этой области лент «Мировая война Z» или популярным телесериалом «Нация Z», чей новый, 3-й сезон, сейчас демонстрируется в эфире телеканала Syfy. И дистрибьюторы имели для этого все основания. Потому что «Новая эра » Z» – типичный представитель жанра о зомби, со всеми соответствующими деталями. Здесь заражены вирусом уже-не-люди штурмуют военную базу, на которой еще остались-пока-люди. Первые сжирают вторых, или заражают через укус. В этом смысле все понятно и даже банально. Хотя банальность не мешает получить удовольствие от ее воплощения: атмосфера – один из плюсов фильма, от чего и любитель жанра, и обычный зритель, очевидно, получит кайф.

 

Постапокаліптичність здесь трілерова, она идет от напряжения, тайны за углом, неожиданности в следующую секунду. Если ты не читал книги, ты не знаешь, что будет дальше, а даже если и читал, все равно не знаешь, как режиссер трактуется известный тебе сюжетный ход. А режиссер, шотландец Колм Маккарти, умеет подогревать стул под тобой, и прекрасно продемонстрировал это сериалами «Закон Мерфи», «Тюдорами» и особенно «Острыми козырьками». Так же ловко сделан и антураж фильма: Лондон после нашествия зомби выглядит уже не так, как мы это помним по дилогією «28 дней спустя». Он весь порос ростками, следующей формой развития зомби-вируса. Это отсылает зрителя к «Дню триффидов», апокалиптического романа Джона Віндома, трижды экранизируемого за 65 лет существования романа.

 

 

Уместно сказать, что помощи режиссеру в создании нового, «заросшего» вид Лондона, был наш Чернобыль. Еще перед началом съемок команда создателей договорилась о том, чтобы послать к Припяти мікродрон, и заснять тамошние дома. Но все же отправной точкой для создания атмосферы запустения и общего стиля ленты есть фильм «Монстры» ҐаретаЕдвардса. А самих зомби, с их неудержимым желанием человеческой плоти и быстрыми движениями, режиссер позаимствовал из тріллеру Дэнни Бойла.

 

 

Актерский состав – еще одна безусловная победа «Новой эры Z». Это поразительное сочетание, кажется, несочетаемых актеров. Джемма Артертон, известная по пластиковым боевиками «Битва титанов», «Принц Персии» и «Охотники за ведьмами», здесь просто переродилась: отсутствие макияжа сделала ее человеком. И именно такой героиней, которая и должна представлять все органическое и живет в человечестве: с чуткими, чуть припухшими от слез и недосыпания глазами, с косноязычными движениями с автоматом в руках и желанием спасти ребенка любой ценой. Так же парадоксально видеть в фильме о зомби звезду интеллектуального кино Гленн Клоуз («Опасные связи», «Альберт Ноббс»). Но как же прекрасно она вписалась в коллектив, играя свою роль холодного и прагматичного ученого на высшем актерском уровне, что существенно добавляет баллов картине, которая, по большому счету, и не претендовала на такой уже выигрыш. Падди Консидайн здесь единственный в своем традиционном амплуа – для него привычно играть в экшенах и тріллерах, другое дело, что все его предыдущие роли – как в «Субмарине», «Номер 44» или «Макбете» – далекие от прозаїчності. Вместе игра этой троицы актеров создает странное, но оригинальное блюдо, и вкус ее вполне приемлем даже для искушенного фаната жанра.

 

И все же первую скрипку играет дебютантка в большом кино, тогда еще 12-летняя Сенніа Нануа из Ноттингема, которая была выбрана из 500 других девушек. Ее исполнение захватывает. Такое эмоциональное и непосредственное, такое веселое и полное стремление быть на своем месте – на месте ли то монстра в овечьей шкуре, или овечки в шкуре волка. Собственно, именно ее героиня становится волшебной палочкой и одним взмахом меняет парадигму жанра, задавая философский вопрос, касательное к кино: таким уж примитивным является жанр зомби-триллера, а применительно к человечеству – в самом ли деле мы являемся венцом природы, или все же Землю унаследуют не безобидные, как сказано, а… другие?

 

 

В финале героиня Сеннії спросит у врача: «скажите, я жива?». «Да, – ответит врач, – живая». «В таком случае, почему я должен погибать ради вас?» – задаст свой главный вопрос девочка. Она имеет в виду всех здоровых людей, потому что сама была инфицирована вирусом еще в утробе матери, и, когда «родилась» в неестественный способ, стала новой формой жизни – полу человеком, полу зомби. Примечательно, что героиня Артертон, как вывод, начинает обучать детей нового вида, дает им уроки так же, как это ранее делала для героини Сеннії. И в этом проявляется страшная и дикая для нас, «нормальных» людей, ситуация, характерная исключительно для истребленных, эволюционно стертых веток жизни. Так же такими были динозавры, потом неандертальцы, а теперь можем быть и мы. Причем, в силу демократичности и либеральности Европы, мы можем стереть сами себя: мирно передать власть и будущее в руки «других». Учить «других», воспитывать, кормить, быть рядом. И ни в коем случае не называть «другим», «другими», потому что это же не толерантно. А потом толерантно проиграть на выборах «другим». «Другие» выигрывают (почти) демократично. Как национал-социалисты в 1933-м году. 1945-го они проиграли только благодаря объединению всех (кроме нейтральных) стран, но ценой десятков миллионов павших во Второй мировой войне. Зато к власти пришли победители, которых не судят, и именно они породили военных преступников из Соединенных Штатов, Израиля, Югославии и, наконец, России, и бесконечные войны за сферы влияния, нефть и «прошлое великой Империи и велікого-и-могучего».

 

 

Финал «Новой эры Z» поднимает вопрос о нашей жизни, наше мировоззрение и наше дальнейшее развитие. Можно ли фильм назвать пророческим? Или эволюция человека может проходить путем регресса, где-эволюции? Или исчезнем мы как вид? Ведь в перспективе мы можем легко предоставить зомби права на самоопределение, голосование и порождение себе подобных? Нарушение фильмом с такой неожиданной значимостью фундаментальных вопросов – это моя интерпретация сюжетных ходов? – требует поиска ответов, и выноса их на обсуждение. Конечно, пример древней Эллады с обсуждением проблем в театрах нам не подходит, а в парламентах давно и прочно засели лоббисты. Тем не менее, решение все равно нужно будет принимать. Целое счастье, что имеем «Новую эру Z», кино, клюет нас в задницу, заставляет отвлечься от своих смартфонов, вспомнить судьбу неандертальцев, оглянуться вокруг, и подумать, что мы можем сделать сегодня, чтобы не попасть в беду завтра.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика