Новостная лента

Евреи в УПА

15.10.2015

Повстанческая «крыивка» -госпиталь.

 

 

Недавно в Украине отметили 75-ю годовщину трагедии Бабьего Яра. Выступая по этому случаю в Верховной Раде, президент Израиля Реувен Ривлин обвинил украинских националистов и воинов УПА в массовых убийствах евреев во время Второй мировой войны, оставив без внимания факты сотрудничества своих одноплемінців с украинскими повстанцами.

 

Для большинства украинцев такие высказывания обидны, но, к сожалению, для политиков история является лишь одним из политических инструментов, поэтому здесь все должно быть максимально упрощено. Ведь так легче выделять и вешать ярлыки целым нациям, и безапелляционно делить людей на плохих и хороших, патриотов и предателей, палачей и жертв. Именно такой подход и использовал в своем выступлении Г.Ривлин, четко разделив украинцев и евреев по упомянутым признакам. Для политиков, которые придерживаются стереотипов, погружение в реальную жизнь со всеми ее сложностями, где каждый человек имеет свою мікроісторію или выбирает свойственную для нее модель поведения, является не выгодным. Потому что тогда можно найти много фактов, которые не совсем будут вязаться с пропагандой. Скажем, говоря о воинах УПА, которые убивали евреев, и одновременно подчеркивая, что они же и спасали их, забирая к повстанческому леса, трудно охарактеризовать УПА как антисемитскую. Поэтому, лучше об этом сознательно или бессознательно не говорить.

 

Автор не собирается здесь выставлять украинских националистов праведниками, святыми или рыцарями без страха и упрека, ведь среди них были разные люди. Кто-то пытался, рискуя собственной жизнью, спасать евреев, кто принимал участие в их уничтожении, кто-то выдавал их немцам, кому было безразлично к их судьбе – поэтому мерить всех одним мерилом не стоит, ибо всегда можно найти противоположные факты (и не только в истории повстанческого движения). Но отрицать то, что воины во многих случаях помогали евреям, похищали их из гетто целыми семьями, обеспечивали всем необходимым тех, кто скрывался в лесах Западной Украины, тоже не стоит.

 

Вообще в УПА служили преимущественно евреи-врачи, которых повстанцы забирали к себе из-за нехватки медицинского персонала. Накануне войны в Западной Украине медицинскую практику обычно проводили поляки и евреи, украинцев-врачей было гораздо меньше, потому что их помноженню не способствовали условия польского господства. Именно поэтому, когда повстанцы начали вести активные боевые действия с немецкими оккупантами и партизанскими отрядами НКВД, было решено активно использовать евреев для налаживания медицинского дела в УПА. Евреев-врачей похищали вместе с семьями из немецких гетто и в обмен на защиту от немцев предлагали помогать со спасением раненых повстанцев. И те, конечно, соглашались.

 

Стоит заметить, что до сих пор никто из исследователей не указал, какой была численность евреев в рядах УПА. Эта тема вообще еще не была основательно изучена историками, а, следовательно, ждет своего исследователя.

 

«Когда немцы начали расстреливать евреев, я бросил работу и скрывался до мая 1943 года. Тогда по меня приехали с УПА. С женой и имуществом забрали меня в госпиталь, что был в лесу, где я работал врачом в 9.08.1944 г. – говорил на допросах в НКВД в 1944 году известный упавское врач Варм Шая Давидович по прозвищу «Скрипач», который от 1943 года практиковал на Волыни в отряде «Сосенка». – За это время я вылечил свыше 200 стрелков, раненых в боях с немцами, поляками и красными партизанами, а также с отрядами НКВД».

 

На допросах в НКВД «Скрипач» заметил, что убийцы сначала присматривали за евреями, чтобы те не убегали, но впоследствии, когда те доказывали свою преданность, то работали уже без присмотра.

 

За то, что В.Ш.Давидович вылечил более 200 украинских повстанцев, он получил от советских «органов» 20 лет ссылки. Есть версия, согласно которой, по ходатайству суперпопулярного советского радиоведущего Юрия Левитана врача Давидовича освободили из тюрьмы намного раньше срока. Затем он некоторое время жил в Луцке, а впоследствии выехал (через Польшу) за океан.

 

Вообще этот еврей пользовался большим уважением среди повстанцев через свою высокую квалификацию медика. Разведчица УПА Галина Коханська в своих воспоминаниях писала: «Варма был хорошим врачом, который в бункерных условиях делал сложные операции. Он прекрасно играл на скрипке, с которой никогда не расставался. Он и прозвище получил «Скрипач». Когда случалась свободная минута, повстанцы собирались на лесной поляне, приглашали Варму, который играл для них. Его все любили и берегли». Кстати, жена «Скрипача» Эстер была при нем медсестрой.

 

Факты, когда члены семей помогали врачам-евреям в УПА, встречаются довольно часто. Да, Реня – дочь бывшего луцкого врача Грифеля, который практиковал у повстанцев «Сичи», также помогала отцу медсестрой. Их обоих 1945 года задержали красные партизаны. Реня, увидев, что ситуация безвыходная, даже начала петь повстанческие песни, за что была сильно избита.

 

Лейба Добровский, арестований советской спецслужбой зимой 1944 года — фотография из уголовного дела.

 

 

Отдельные евреи из безысходности шли к повстанцы по собственной воле. Скажем, Лейба Добровский («Валерий»), проживая в Ровно, в конце 1941 года сам наладил контакты с украинскими националистами и впоследствии работал в политическом отделе УПА. Ему принадлежит авторство ряда националистических листовок, брошюр и воззваний. Среди самых известных – воззвания к узбекского, таджикского, армянского и других народов. «Валерий» также был автором брошюры «Как московский царизм покорял народы». Еврея-повстанца советские спецслужбы арестовали 1 февраля 1944 года.

 

Стрыйский врач Самуэль Нойман к УПА попал, после того как нацисты в 1941 году посадили в гетто его старенькую мать. Не желая оставлять ее там одну, он пошел в гетто вслед за ней, но через своих знакомых в ОУН, которых было немало, просил спасти их и доставить до безопасного места. Уже следующей ночью члены СБ ОУН похитили врача вместе с матерью и по поддельным документам на фамилию Максимович вывезли из города. Пока он под этим прикрытием практиковал по различных местностях Стрыйщины, гестапо узнало его настоящее имя, и сетка ВБ вынуждена была прятать Ноймана. В сентябре 1943 года его перевели в подчинение УПА-Запад, где он работал в старшинской школе куренным врачом и преподавателем. Мама всегда была рядом с ним. Погиб Нойман в Черном лесу, вместе с другими членами штаба УПА, во время большевистского наступления в июле 1945-го.

 

Через тупик попал к УПА и еврей по кличке «Кум». Нацисты уничтожили всю его семью, и, спасаясь от смерти, он бродил по окрестностям карпатских сел, пока не наткнулся на повстанцев. Воины УПА забрали его к отряду и после нескольких проверок позволили лечить раненых. Впоследствии «Кум» стал очень популярным среди повстанцев – он до сих пор единственный еврей, который получил от Руководства УПА «Серебряный Крест Заслуги». Правда, награжден «Кум» был посмертно, так как погиб зимой 1946 года в повстанческом госпитале, а постановление УГВР о награждении вышла 30 мая 1947-го.

 

Госпиталь в Черном лесу, где он находился, разоблачили советские спецслужбы. Отстреливаясь с ранеными повстанцами, «Кум» пустил себе пулю в лоб, когда положение стало безнадежным. Перед этим повстанцы предлагали ему покинуть ряды УПА и выйти на легальное положение, ведь советская власть предлагала таким амнистию (кстати, этим, по свидетельствам украинских воинов, воспользовалось немало евреев), но он отказался. Свой отказ в разговоре с раненым Богданом Подоляком, который лечился у него в госпитале, объяснил: «По приходе немцев я нашелся в безвыходном положении. Всю мою родню они выстреляли. Мне удалось убежать, и спрятаться подольше не было где. И во время моего пребывания, когда казалось, что не только люди, но и Бог лишил меня своей опеки, вы дали мне защитный убежище. Ваша организация спасла мне жизнь. А признаюсь искренне, что я тогда дорожил жизнью, боялся его потерять. А теперь скажите, не имею я за что благодарить? Я же слышу обязанность, может, не тот – украинца перед Украиной, а человека перед человеком. У меня болит сердце за эту жидовскую лояльность, причиной чего, разумеется, есть безгосударственное жизни. Поэтому я ценю свободу, ту истинную волю и готов бороться против тех, что ее топчут. Это не только в вашем, но и в нашем жидівському интересе».

 

Еврей из Львовщины Мандрик Хасман в повстанческой форме с наградами. Мальчиком был в отрядах УПА, ухаживал за лошадьми. Весной 1944 года в составе сотни «Фомы» участвовал в рейде на Холмщину для защиты украинских сел от нападений АК. До сих пор без остановки может декламировать «Декалог украинского националиста». О его повстанческую судьбе стало известно благодаря историку Владимиру Вятровичу.

 

 

Кроме врачей, в УПА были евреи – портные, смотрители лошадей, воины. Мало исследованным остаются отношения повстанцев с евреями, которые массово скрывались в галицких и волынских лесах. Обычно они жили там целыми поселениями, спасаясь от преследований нацистов. Из имеющихся показаний, получается, что воины по необходимости старались использовать их для своих нужд. В повстанческих летописях есть немало свидетельств взаимовыгодный синтез евреев-беглецов и бандитов. В июне 1943 года отряд военного округа УПА «Зарево» под командованием » Дубового, рейдуючи Сарненщиною наткнулся в лесу на 40 евреев, большинство из которых были женщины и дети. По приказу командира, еврейские семьи поселили на Степанщині вблизи Костополя, создав все необходимые бытовые условия для жизни (раздали скот, одежду, обувь, инвентарь), зато евреи шили повстанцам одежда, обувь, собирали урожай. Воины УПА охраняли еврейское поселение от полицаев и нацистов.

 

В Черном лесу повстанцы помогли еврейскому доктору Абрагаму Штерцеру создать независимый еврейский партизанский отряд, действовавший близ Станиславова, дали оружие, продовольствие и амуницию, а местным крестьянам поручили доставлять евреям одежда и продукты. За такую услугу Штерцер лечил раненых в округе бандитов и больных крестьян в окрестных деревнях. Уже после войны Штерцер, находясь за океаном, писал, что благодаря ему, его брату, их женам, родственникам и другим знакомым евреям удалось пережить нацистский террор и гонения и остаться живыми.

 

Отдельные отделы УПА собирали евреев по лесам и обустраивали из них целые лагеря, где каждый должен работать по своей специальности или в сельском хозяйстве, которое находилось под охраной бандитов. В апреле 1943 года один из таких еврейских хозяйственных лагерей, который насчитывал более 100 мешканцїв, повстанцы обустроили вблизи Прицьків на Волыни, другой численность свыше 400 евреев в волынском селе Кудрин.

 

В случае, когда повстанцы имели все необходимое для них, они пытались сосуществовать с евреями-беженцами мирно. Так во время партизанской борьбы делали не только представители УПА, но и советские и польские партизаны. Хотя исключать факты, что некоторые отряды могли быть причастны к уничтожению евреев в лесах, тоже не стоит. Здесь все зависело от отношения к ним отдельных командиров, которые иногда действовали на свое усмотрение. В частности, еврей Бенек Лібляйн вспоминал, что когда они скрывались с семьей в львовских лесах, старались не контактировать ни с советскими партизанами, ни с повстанцами, потому что в округе действовал подразделение УПА под командой какого Суслевича, бойцы которого, как поговаривали, убивали евреев, скрывавшихся в лесах.

 

В немецких документах есть упоминания о том, что не только воины, но и члены ОУН (еще до создания УПА) спасали евреев. Есть упоминания о том, что оуновцы изготавливали им фальшивые удостоверения личности. В частности, в сообщении начальника полиции безопасности и СД от 30 марта 1942 года читаем: «На служебной участке командира полиции безопасности и СД Житомира удалось арестовать известных функционеров ОУН области. Областной проводник Роман Марчук был убит при попытке бегства. Было конфисковано около двух тысяч брошюр и листовок. Благодаря показаниям одного из арестованных бандеровцев, в подвале дома мы нашли большое количество пропагандистских материалов, организационные планы и списки членов организации Житомирской, Киевской, Харьковской и Полтавской областей, а также полный комплект оборудования для изготовления фальшивых паспортов… На сегодня точно установлено, что бандеровское движение обеспечивал фальшивыми паспортами не только своих функционеров, но и евреев».

 

Представители ОУН Илько Савчин и Михаил Свистун почти всю войну прятали от немцев еврейскую семью Лібляйнів из городка Сколе. Уже после войны спасенные националистами 6 членов семьи отблагодарили своим спасителям. Благодаря заявлении главы семьи господина Бенека статус праведника народов мира одержал Михаил Свистун, а относительно Илька Савчина, то господин Лібляйн до сих пор пытается завоевать ему этот статус. Эту удивительную историю спасения националистами евреев обнародовал российский исследователь Александр Гогун.

 

Галина Коханська вспоминала, как в начале войны спасла вместе с мамой одну еврейскую девушку из гетто. Наталья Березинская, жена Романа Шухевича, от сентября 1942-го до февраля 1943 года прятала у себя соседскую еврейскую девочку Ирину Райхенберг. Со временем Шухевич сумел достать для девочки документы на имя Ирины Рыжко, по которым она была дочерью офицера Красной армии, который погиб на фронте. Когда нацисты начали преследовать семью Шухевичей и арестовали Наталью, Роман сумел переправить девочку в детский сиротский приют при женском греко-католическом монастыре василианок в Филиппу (возле городка Куликов). В 2008 году, когда широко обнародовали материалы архива СБУ, эта история стала известна общественности (но, оказывается, не президенту Израиля).

 

Конечно, тема отношений евреев с украинскими повстанцами требует детального изучения профессиональными историками (а не использование политиками-пропагандистами). Но уже сейчас имеющиеся факты свидетельствуют, что в тех отношениях не все было так однозначно, как в речи Реувена Рівліна. Когда перечитывал воспоминания Галины Коханської, мне бросилось в глаза написанное ею по поводу спасенной еврейской девушки: «Все, что мы тогда делали, считали за свой долг и не воспринимали это ни тогда, ни позднее, как какие-то геройские поступки. Действовали так, как подсказывала наша совесть». Хотелось бы, чтобы нынешние как украинские, так и израильские политики в своих выступлениях относительно украинско-еврейских отношений избегали оценочных суждений и помнили о совести.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика