Новостная лента

Франция: поляризация, но иная

09.05.2016

«Впервые выбор был не между правыми и левыми, а между глобализацией и национализмом»

 

 

Франция вступает в другой этап, обозначенный новым лидерством, но также старыми проблемами. Ги сорман (guy sorman думает, что победа Емманюеля Макрона является символом открытой страны, но это просто еще один фактор, ибо он есть «лишь президентом», которому придется иметь дело со старыми партиями, которые станут тормозом для напора его реформ.

И главной наукой президентских выборов, говорит французский философ и экономист Ги сорман (guy sorman, является то, что часть страны чувствует себя відринутою и большим вызовом является вновь интегрировать ее в ячейку общества.

 

— Это победа Макрона или скорее поражение Ле Пен?

 

— Я бы сказал, что пол-на-пол. Думаю, это очень позитивный результат для Франции и для Европы, а для французской политики это новое поколение. Поэтому думаю, это очень знаменательно.

Кроме его личности (этот результат) показывает, что есть две вещи, которые меняются: что есть новое поколение, которое приходит на смену, потому что люди очень устали от старого поколения; также важно то, что впервые выбор был не между правыми и левыми, а между глобализацией или национализмом.

 

Так вот эта личная победа Макрона является символом открытой Франции. На самом деле, невозможно найти разницу между победой и поражением Ле Пен, потому что это четкая дефиниция между глобализацией и национализмом.

 

— Сейчас перед ним стоит много вызовов. Как Вы говорили, он является новым лицом, с новой энергией и новой манерой делать политику, и это может внушать большой оптимизм, но ему придется иметь дело со старой политикой, сейчас должны состояться парламентские выборы. Может ли перейти поддержка этой новой энергии на кандидатов в парламент от его движения «Вперед!»

 

— Думаю, он не сможет создать политическое движение в свою поддержку (Национальной ассамблеи), потому что парламентские выборы уже на носу, состоятся через месяц. Из-за нехватки времени ему придется создавать коалицию со старыми политическими партиями, и он уже над этим работает. Он уже ведет переговоры со всеми политическими партиями.

 

Таковы ограничения Макрона. Он проявляет себя как новое поколение с новыми идеями и динамизмом, но его будет тормозить всегдашняя политика.

 

— Думаете, он сможет как-то преодолеть эти преграды?

 

— Нет, нет. Знаете, мне кажется, что есть большой ошибкой слишком много ожидать от политики и политиков. Лично я больше заинтересован в том, что происходит в гражданском обществе, что происходит в новых поколениях. Макрона выбрали президентом, он всего лишь президент! Не больше. Он может иметь широкие властные полномочия, и не в его власти трансформировать общество. То есть он будет одним элементом среди многих других, которые могут привести Францию к более открытого, более динамичного общества, но не он сам, он будет еще одной составной частью среди многих вещей, которые движутся в направлении динамизма и открытости.

 

— Каковы уроки для Франции? Есть ли она сейчас более поляризованной страной?

 

— Думаю, урок не в том, что страна поляризована, она всегда была разделенной. Вне всем, Франция является страной революций – мы лучше умеем делать революции, чем реформы, – и поляризация есть в ДНК французского общества.

 

Новым является то, что эта поляризация другая. Обычно велась ожесточенная борьба между консерваторами и социалистами, даже коммунистами. Она была агрессивно, они переходили от революции к революции. На этот раз мы имеем другую поляризацию, которая коренится в экономике. Это похоже на то, что имело место с Дональдом Трампом. Если посмотреть на географию, то наибольшую силу госпожа Ле Пен имела в забытых Богом провинциях, среди бедных людей. Определенным образом, она частично опиралась на электорат коммунистической партии, и уроком этих выборов является то, что по крайней мере часть французов чувствуют себя забытыми, відринутими, и это является причиной того, что они являются ксенофобами и враждебно настроенными к рынку – потому что они воспринимают себя как жертв, вот что является большим уроком этих выборов.

 

И это является битвой: как снова включить до основного течения тех, кто чувствует себя жертвой.

 

Каролина Альварес Пеньяфіель

 

Carolina Alvarez Peñafiel
“Por primera vez, la elección no era entre derecha e izquierda, sino entre globalización y nacionalismo”
El Mercurio, 8.05.2017
Зреферувала Галина Грабовская

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика