Новостная лента

Францужанська язык

07.12.2016

Или французский язык является сексистской? Феминистки утверждают, что есть. И хотят менять его грамматику.

 

 

«И Бог создал женщину» — так Роже Вадим назвал свой первый фильм, который вошел в канон мирового кино, а с Бриджит Бардо сделал иконой Франции. И сама ББ потом стала — в форме бюста — во всех мэриях как Марианна, символ Французской Республики. Потому французский герб не имеет орла, как Польша, Германия или Россия, а женщину. Но несмотря на такую символично высокую позицию, французские феминистки неутомимо борются за свои права.

 

Собственно теперь эта борьба началась на фронте грамматики французского языка. Пособие для детей второго класса авторства Софи Лєкалєнек под красивым названием «Questionner le monde» (игра слов: «Спрашивать о мире», но и «Квестіонувати мир») вызвал волну передач по радио и телевидении и статей в прессе. Автор, практикующая учительница, касающая и рекомендует равноудален правописание, или, как это во Франции назвали, «инклюзивный правописание», то есть с включенными в грамматику новыми графическими знаками, что позволяют повсюду в тетради и в книжке увидеть присутствие женщин.

 

Права мужа

 

Потому что действительно, во французском языке — особенно в существительных и глаголах множественного числа — мужчины являются привилегированными. Например, по-французски, если женщины — хоть их и сотня — шли с одним мужчиной, то вместе они все будут идти как мужчины (впрочем, как и по-польски: вместе они будут szli, а не szły). В правовых актах мы говорим «гражданин», «избиратель», «продавец» и так далее, хоть и относим сюда и женщин. Избиратели по-французски то les électeurs, а виборчиня les électeurices. Автор пишет électeur•rice•s или électeur-rice-s, чтобы такой графикой обратить внимание детей, что не сами мужчины заполняют мир. Транспонуючи замысел на наш язык, правильный инклюзивный правописание выглядел бы так: Граждан•к•и пошли голосовать на кандидат•ов•ок, вписанных активист•к•ами (на польском: Obywat•e•ki posz•li•ły głosować na kandydat•ów•ki wpisan•ych•e przez działacz•y•ki). Выглядит как какой-то ребус. И это все для восьмилітків.

 

Французская правая вскипела: странности, балаган, бред педагогов, они хотят экспериментировать на детях! Орвелівська новомова, атака егалітаризму на синтаксис языка. А как это должно звучать при чтении? — такие падают аргументы. Но невозмутимая автор напоминает, что французская школа имеет обязанность морального и гражданского образования. Ее сторонники ссылаются в конце концов на «практический путеводитель общение без стереотипов пола «, опубликованный в 2015 году официальным органом — Высшим советом по вопросам равенства женщин и мужчин (HCE). Путеводитель остерегает: «Речь, которая делает женщин невидимыми, является признаком общества, в котором они играют второстепенную роль. Способ высказываний несет политический характер и потому на протяжении веков французский язык группами, что противились гендерному равенству, пристосовувано мужского рода». Историки и языковеды напоминают: если в грамматике мужской род доминирует над женским, то это потому, что в XVI и в XVII веке. тогдашние авторитеты публично и не церемонясь проповедовали гендерное неравенство. «Когда две грамматические роды встречаются, надо, чтобы преобладал более благородный» — писал в работе, посвященной языкам такой себе Буур, кроме всего еще и монах. И более благородный род имел приоритет по причине очевидной для духовенства превосходства мужчины над женщиной.

 

«Факт, что для 99 женщин и одного мужчины в множественном числе принимается местоимение, производное от «он», явно скандальным» — сказал недавно лингвист Ален Рей, бывший директор знаменитого словаре «Le Robert», известного всем франкофонам в мире. Эту конфузну ситуацию усугубляет еще отсутствие во французском языке среднего рода, латина.

 

Эта древняя речь, так, однако, связана с французской, имеет преимущество в другой деликатной для французского языка политической терминологии. Речь идет о droit de l’homme, права человека, родина которых Франция себя считает. Если латинский язык имеет два слова для обозначения человека: homo, что обозначает — как и в нас — человека любого пола, и vir, что относится к мужского рода, то во французском языке l’homme имеет двойное значение: как человек, так и человек. Принят и зафиксирован в литературе термин droit de l’homme — права человека — злоумышленником может прочитываться сексистсько.

 

В ноябре несколько сотен учителей — по новым правописанием — вчител•ов•ьок — опубликовали манифест с заявлением, что перестают обучать грамматическим правилам, которые несут печать доминирование мужского рода. Повторение детям старых форм — пишут педагоги — внедряет в мозги представление, которые затем влекут, что взрослые одобряют доминирование одной пола над другим — так же, как акцептируют любые формы общественной и политической деградации.

 

Гідравлічка

 

Относительно этого торжественно и единодушно запротестовала Французская Академия, самый высокий в стране интеллектуальный авторитет, что объединяет 40 Бессмертных. Они объявили, что изменения приведут к противоречиям, создадут неразбериху, которая избавит язык выразительности. А это бы уже было преступлением, потому что французы часто кичатся исторической формуле: что не ясно, то не по-французски. Академия называет грамматику «аберрацией» равенства. Не понятно, чего хотят реформаторы и как бы они могли преодолеть практические трудности в правописании, чтении и произношении слов. Французский язык, твердит Академия, оказалась в смертельной опасности.

 

В текущем контексте, когда уже и Францию накрыло американское цунами, вызванное обвинениями знаменитостей о домогательствах и акцией #MeToo, авантюра о равноудаленную грамматику может казаться неважной изюминкой. Вот именно, что нет. Историк Фернан Бродель утверждал, что язык во Франции — это 80 процентов национальной идентичности. В 1975 году принят закон на защите французского языка, согласно которому за употребление чужих слов где в госсекторе, в том числе в теле — или радиопрограммах, накладываются штрафы. Важность этого дела во Франции является совершенно иной, чем, скажем, в Польше.

 

Когда несколько десятков польских депутатов хором исправляли ошибку Ярослава Качиньского, который в выступлении употребил «włanczać» невозмутимый председатель партии PiS высмеял критиков: «Уважаемые господа, позвольте говорить, как говорю». Во Франции такая бесцеремонность по языковой неряшливости немислена. Так, языковые баталии зажигают людей во всех странах, но в стране Виктора Гюго они особенно острые. Не только через французский стиль и элегантностью, но также потому, что слаженность национального языка во Франции не возникла сама по себе, а была навязана властью, зачастую силой — в политических интересах страны. Ради интересов государства.

 

Кардинал Ришелье в XVII веке. основал упомянутую Французскую Академию, чтобы дать один язык в стране, разделенной не только различными языками, но и разными языковыми (бретонский, фламандский и ґасконська речи даже не романские) семьями. Еще перед первой мировой войной половина французских солдат не понимал приказов французском. Война — как напоминает сегодня Ален Рей — была самой большой и самой эффективной школой французского языка. И притом, школой исключительно мужской.

 

Доминирование мужских форм в языке? Если престижные профессии и титулы от средневековых времен оставались в руках мужчин, то не удивительно, что преобладают именно такие лексические формы. Сегодня женщины штурмом заняли позиции в «мужских» профессиях — например, во Франции, как и в Польше, большинство судей являются женщинами. Поэтому надо придумывать новые формы. Иногда существительное уже имеет фемінізовану форму, но она узвичаїлась для обозначения чего-то другого и звучит смешно.

 

Знаменитый по другому случаю во Франции гидравлик — это plombier, но уже plombiere— это не столько гідравлічка, сколько десерт мороженого с кремом. Аналогично, в польском языке muzyczka [музыкант] — это не обязательно дама за фортепиано. Еще в 1986 г. премьер французского правительства издал циркуляр с поощрением к феминизации существительных на определение профессии, — в юридических текстах и документах. В этом направлении наблюдается прогресс, но вопреки позиции Академии, которая протестует против неологизмов, вигадуваних доморощенными экспертами.

 

Поборницы за равноправие в языке иногда утверждают, что форма или женское окончание означает, как правило, что-то слабее, хуже. Но это притянутый аргумент. Или мы вообще знаем, почему что-то есть мужского или женского рода? Вполне мощные понятия и институции — такие как право или Церковь — есть по-французски существительными женского рода.

 

Язык денег

 

Манифест учителей — вчител•ов•ьок — добавил новый камень к зданию французского феминизма, который и так является весьма разнообразным. Некоторые движения выводят свои взгляды из известного произведения «Второй пол» Симоны де Бовуар. Другие— более подобные к феминизму, что его можно встретить в США. Все взамен делают акцент на одном: женщины должны заіснувати в политических институтах. Бюсты Марианны во французских мэриях не означают, что Франция в женском деле ограничивается символами. Еще два года назад среди мэрства и депутатства городов и муниципалитетов было едва 16 процентов женщин. Сейчас точно пол на пол.

 

В 2013 году французский Конституционный совет — аналог нашего Конституционного Суда — встревоженная малым присутствием женщин, особенно в самоуправлении, добилась революционных изменений в избирательной системе: единственное, как утверждает французская власть, такого плана решение в мире. Избиратель, значит, не может проголосовать иначе, чем за пару двух кандидатур: мужчины и женщины. Они образуют un binôme, бином, — как бы мы сказали по-американски — избирательный ticket. После победы мандаты определяются независимо и отдельно.

 

Не значит ли это, что ситуация женщин во Франции лучше, чем где-либо. Статистика, что касается сексуального насилия и дискриминации, не слишком отличается от печального европейского среднего уровня. Неделю назад президент Эмманюэль Макрон — по случаю Международного дня ликвидации насилия в отношении женщин — объявил целую пятилетнюю правительственную программу обеспечения равенства. Его указ увеличивает фонды министерство по делам равенства (что его в Польше PiS ликвидировал), внедряет более строгие наказания за различные формы сексизма, завещает новые отделы в больницах на помощь жертвам изнасилований и разъяснительные программы во всех государственных школах.

 

Это, собственно, равноудаленная грамматика, транслируемая на язык денег. Только, пожалуй, эффективнее.

 

Marek Ostrowski
Język Francuzki
Polityka, 7.12.2017
Отреферировал А.Д.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика