Новостная лента

Геник: урок первый

17.11.2015

или о «Грааль» неклассической культуры в Львове

 

Я собирался писать книгу большего объема, для которой подходило бы провести ряд опытов в области ощущений. Но мне пришлось отказаться… Кто-то другой сделает это полнее и лучше, ибо в том есть необходимость.

Василий Кандинский

(из предисловия к трактату «О духовном в искусстве», 1911г. Берлин)

 

            

Если бы еще тогда, в 1911-м, великий теоретик встретил Ґеника, то в книге. Кандинского были бы те иллюстрации, что ими вот теперь дебютировала молодая художница в галерее «Дзига». То время требовал предельно лаконичного, чувственного выражения, который бы своей формой граничил с «соноризмом» в музыке и «акро-стихами» в современной поэзии…, и никто, кроме.Кандинского такой формы тогда не нашел…. Почему настроение, тактильные ощущения могут рефлексировать в звуках и вербально, но не могут иметь четкой формулы на бумаге или белом полотне? Оказывается – могут!

    

Местные любители кича (а их преобладающее большинство) воспринимают «Юлу» как сектантский храм неклассического искусства. Потому неклассическая культура во Львове употреблялась совсем не просто: она проникала как герметическое учение с Запада, через посредство студентов-интеллектуалов, ездили в Париж, «как по святую воду». Эту культуру, как «Грааль», берегли модернисты 1960-х, но в цельную систему заложить так и не смогли, а может, – не успели…

            

Молодая львовская художница «Геник» прячет за псевдонимом тень своего наставника, известного художника-модерниста Петра Гулина. И хотя училась классической грамоты в художественном колледже им. Труша, сегодня дебютирует именно тем, что вобрала путем самообразования.

 

«Ночь – черный, День – белый, Дорога – серый..» — словно ключ к познанию, и здесь даже «непосвященный» имеет возможность почувствовать силу живой перцепции. Вертикально поставленные пятна на расстоянии – всегда направляются друг к другу, в промежутке между ними всегда будет напряжение. Это напряжение малых промежутков потенциально очень велика: если в эту зону попадают светлые тона, то творят иллюзию света … тут: работает фактура, наряду с тоном диктует величину массы и психологический фокус. Горизонтальные линии создают иллюзию горизонта, и это у каждого человека подсознательно. Геник манипулирует массами и светом, будто за струны дергает фактуры… «Дождь розбілює Ночь», «Дождь – День в Ветер» – как будто направляет к созиданию контекста, опирающийся на пространственные ассоциации.

 

 

Зайти в контекст Ґеника мне было не просто: там за дверью «Волчка» все перенасыщен яркими красками, и долгое время на стене галереи мерещатся симультанные отпечатки противоположных тонов… Адаптировав глаза к созерцанию ахроматичної гаммы, понимаешь, что в этих беспредметных віртуозіях заложены длительные «разговоры» художницы со своими ощущениями. Эта, так сказать, анатомия ощущений мне напоминает японскую каллиграфию, где в пластике иероглифу заложена семантика и этимология понятия.

 

«Дождь» на улице и «Дождь» в произведениях Ґеника совсем отличные – их отличает четкая эстетическая идентификация последнего, без отношения к натуре и конкретного времени. Разговор автора о «Дождь» – скорее разговор об энергетике жидкой материи, различные состояния которой возбуждают воображение динамических аккордов: переливов, стремительных течений и грациозных капель. Едва заметные вкрапления красного пигмента – как намек на возможность расширения качества движения, едва задействована зона локальной красной краски – как другое качество света в пространстве …

 

           

Когда возвращаюсь к началу экспозиции, нахожу группу двух меньших полотен, что их сначала не заметил из-за «тяжелое» соседство. Легкие разно-большие формы как будто в хаосе разбросаны маленьким ребенком на белой простыне… И это – первичная иллюзия, ни одну из малейших пятен не возможно передвинуть. В основе – сложная динамическая гармония позитивистской природы: как «хорошо-замешан» джаз. ЕЕ можно воспринимать как диалог форм, но можно мыслить как экзистенциальную поэму, где в динамике движения – эмоциональное возбуждение автора, в качестве гармоничных сочетаний – его положительная природа, в фактуре – характер осмысления и тактильность ощущений…

             

Однажды известный итальянский ученый-графолог Сальваторе Оттоленґі в начале 1920-х попытался определить состояние характера человека по абстрактным рисунком, отмечая положительные и негативе гармонии, минорные и мажорные формы, графические соответствия женского и мужского пола, вызвав тем самым стремление респондентов к все большей реализации своего творческого потенциала. Ни одна из дидактических потуг теоретиков авангарда научить контролировать эти явления в процессе созидания не имела успеха. Зато получила большое распространение культура созерцания произведений неклассического искусства, за которым – опыт эмоционального интеллекта, удельная пища людей нового ХХІ века.

           

В среде львовских модернистов давно витает идея создания неклассической образования, поэтому по крайней мере своим детям после классических академий они передают знания, которые аккумулировали на протяжении творческой судьбы. Кропотливые попытки интуитивного осмысления философских материй пришли к ним сквозь призму живописных экспериментов, структурируя выразительные методы и их психологическую природу. Поэтому Геник начала чувственную рефлексию окружающего мира методически правильно – из «черного и белого», так, как это делают в современных академиях мира…

 

         

Прогнозирую, что творческий эксперимент Ґеника вскоре откроет новые горизонты, добавляя все больше краски в изысканные сатиновые тона черного, серого и шелково-белого. Все экспозиции Ґеника надо посещать с детьми (особенно с теми, что ездят в лимузинах), потому что завтра будет другой урок и пропустив первый, тогда много потеряем, принося в свои жилища не искусство, а кич.

          

                

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика