Новостная лента

«Глодоський сокровище» в Львове

20.04.2016

 

26 апреля 2017 года в зале литературной экспозиции Львовского национального литературно-мемориального музея Ивана Франко, теперь известного как Дом Франко, состоится особое событие. Особой она будет и для музея, и для культурно-художественной жизни Львова в целом, и, наконец, особая она во всеукраинском масштабе. Речь идет о церемонии награждения нынешнего лауреата Художественной премии «Глодоський скарб», которым стал известный писатель, эссеист, переводчик и литературовед Андрей Содомора.

 

 

Автор прозаических и поэтических произведений, очерков, образков и медитаций, эссе, исследований литературоведческого и культурологического характеров, ряда переводов с древнегреческих и древнеримских авторов, Андрей Александрович Содомора сегодня является лучшим знатоком античности в Украине. И, собственно, не просто знатоком, а осмислювачем, ретранслятором и актуалізатором в самых разнообразных жанрах и формах, а прежде всего в собственном творчестве. Андрей Содомора – большой мастер малых форм: то поэтических миниатюр, то настроенческих новелл и медитаций, аналогов которых в украинской литературе, наверное, и не найти, и которые уже давно снискали благодарную читательскую аудиторию.

 

Прикметність нынешней церемонии награждения «Глодоським сокровищем» в том, что впервые за свою одиннадцатилетнюю историю она будет проходить во Львове – городе, особенно важном для Андрея Содомори. И не только потому, что здесь он прожил всю взрослую жизнь, но и потому, что на протяжении десятилетий творчески познавал город, и именно Львов стал материалом для универсализации многих важных и особо близких ему тем.

 

Основателем премии является известный украинский писатель Григорий Гусейнов, главный редактор журнала «Курьер Кривбасса». Премия была основана в 2007 году, и с тех пор ежегодно ее лауреатами являются знаковые писатели и деятели культуры.

 

Львовское вручения «Глодоського клада» пройдет в формате лекции Андрея Содомори под названием «Улыбка». Нового лауреата будет представлять Григорий Гусейнов, а будут приветствовать директор Дома Франко Богдан Тихолоз, член-корреспондент НАН Украины Николай Ильницкий, специальный гость из Киева – киновед Сергей Трымбач, львовский музыкальный этногруппа «Курбаса» и актеры театрального центра «Слово и голос».

 

Накануне церемонии «Z» предлагает присоединиться к разговору модератора предстоящего события Даниила Ильницкого с Григорием Гусейновым: о предыстории премии, ее критерии и Андрея Содомору как литературную фигуру современности.

 

Григорий Гусейнов, Мирослава Которович, Эмма Андиевская

 

– Господин Григорий, в 2006 году, став лауреатом Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко, на полученные деньги вы решили учредить собственную премию – «Глодоський сокровище». Когда рассказываю эту историю непосвященным, то всегда ловлю эмоции восхищения и уважения. Как дошли до такого решения и были ли похожие прецеденты ранее?

 

– Здесь стоит помнить, что получил я премию, а это 100 тысяч гривен, другими словами, 20 тысяч у. а., 2006 года. Только что произошла Оранжевая революция, в стране царило воодушевление, и каждый имел большие надежды. Наша маленькая киевская квартира была переполнена друзьями со Львова, которые приезжали на Майдан: Марьяна Савка пела «свобода, свобода!», Марианна Кияновская рожала сотни стихов, Игорь Лещук не расставался с телекамерой и фотоаппаратом… И вот на этой волне вскоре пришло известие о премии. Мы уже успели отметить первое десятилетие «Курьера Кривбасса», в течение которого вокруг журнала сформировались своя автуры и серьезное круг читателей. И такая награда фактически была признанием для всех, кто создавал журнал, а не только для меня как автора книги «Господни зерна». В течение десяти лет мы нашли свое лицо, и существенно помогли нам в том, прежде всего, киевские и львовские писатели, литературные критики, культурологи – Валерий Шевчук, Роман Корогодский, Михайлина Коцюбинская, Евгений Сверстюк, Владимир Дрозд, Анатоль Перепадя, Михаил Слабошпицкий, Василий Трубай, Оксана Забужко, Андрей Пидпалый, Нина Бичуя, Галина Гордасевич, Андрей Содомора, Николай Ильницкий, Роман Иваничук, Олег Лишега, Виктор Неборак, Иван Лучук…

 

Я никогда до сих пор не рассказывал, что на формирование журнала существенно влияла газета «Просвита», которую редактировала Нина Бичуя, а на ее страницах тогда совсем молодой Василий Габор вел рубрику, в которой подавал тексты фактически своих сверстников; часть из них потом стала звездами первой величины в литературе Украины. Его безупречное чутье и понимание современного литературного процесса просто феноменальное. И с его приходом в «Курьер Кривбасса» авторитет и тираж нашего издания также стремительно выросли. А если говорить о «Господни зерна», то это двадцать лет моей жизни. Я, может, даже не осознавая этого и проехав десятки тысяч километров по степям, разве что чудом успел зафиксировать хотя бы остатки того, что было тогда доступно из прошлых веков – крошки дворянских усадеб, традиции жителей, даже смог записать до сотни неизвестных легенд и преданий.

 

Вот с таким багажом я и узнал памятного для меня, весьма холодного февральского дня, что мне присуждена высшая государственная награда – Шевченковская премия. Идея поделиться ею со всем миром была мгновенной, и я никогда не пожалел с этого решения. Михаил Слабошпицкий, которому я рассказал о своем замысле, поддержал, а потом стал его, как сейчас говорят, промоутером. А суть была очень простой: награждать художников должны коллеги по цеху, а не государство, которое почему-то считает, что она лучше всех разбирается в литературе, музыке, живописи, кино и т. д, что ей предоставлено право делить художников на праведных и грешных, что награждение – это фактически наказание тех, кто был представлен в списке номинантов, но награду не получил, униженно выстаивая десятилетиями в очереди на нее. На самом деле это должен быть праздник, действо, что порождало бы исключительно положительную энергию, вдохновляло всех: и победителей, и номинантов – и не сеяло бы зависти. Вот мы и решили, что у нас не будет советских рудиментов, например, унизительного выдвижения, заполнения анкет, справок, согласований, тайных голосований… Решая судьбу премии, советуемся с теми, кого глубоко уважаем. Так повелось, и никогда не менялось. Вот и в этом году уже в одиннадцатый раз мы так же приняли решение относительно лауреата. Это совершали не формальные члены жюри, а искреннее круг единомышленников, высококлассных специалистов, а отсюда, как мне кажется, и главный позитив самого действа.

 

Марко Роберт Стех, Григорий Гусейнов

 

– Не хочу направлять читателей к Википедии, где сказано об этимологии названия премии – то есть о настоящий глодоський сокровище. Зато хочу об этом спросить вас: почему назвали свой проект именно так? Которое здесь культурно-ментальное основание?

 

– Я родился в херсонской степи, в удивительном крае, где история коренится в глубинах здешнего чернозема. Наши недра хранят столько тайн, что разгадывать их, наверное, придется бесконечно. Вот и недавно в средствах информации появилось сообщение о том, что мои земляки случайно на месте бывшей могилы наткнулись на старую каменную бабу, которой несколько тысяч лет. И примерно та же история случилась в казацком городке Глодоси, что дало украинской литературе несколько замечательных имен писателей, художников. В начале шестидесятых годов ученик местной школы пас скот за селом и среди поля случайно пнул комок земли, а из-под нее посыпались старинные монеты и различные золотые украшения. Это было скифское захоронение. Сегодня удивительная находка хранится в Музее драгоценностей Киево-Печерской лавры. И как раз из этого села моя мать, украинка, крестьянка-степовичка Ивга Руденко. Лучшего названия для премии я не представлял. А если добавить к этому то, что членом жюри премии является профессор Киево-Могилянской академии, известный языковед, дочь знаменитого украинского поэта Тереня Масенка (выходца из Глодосів, кстати, едва ли не единственного в Союзе писателей пятидесятых-шестидесятых годов, который не был членом коммунистической партии), а его брат, учитель Степан Масенко, был заместителем в армии другого степняка, Нестора Махно, то ситуация становится еще более очевидной – все, что связано с нашими корнями, живуче и плодотворное.

 

– Когда выбираете совместно с коллегами лауреата, то, разумеется, имеете какие-то принципы. Собственная премия имеет алиби – это частный проект, поэтому есть все основания отвергнуть любые упреки. Но, в конце концов, кто увидит список лауреатов «Глодоського клада», то вряд ли захочет с вами спорить. А впрочем, интересно: как вы формулируете свои критерии?

 

– Конечно, есть длинный список людей, которых я хотел бы видеть среди лауреатов Художественной премии «Глодоський скарб». Он не ограничен писателями или границами Украины. Может, и существует какой-то принцип отбора номинантов, но он, как получается, не поддается формулированию. Первым лауреатом был музыкант, композитор, музыковед, известный общественный деятель и патриот Украины, теперь заслуженный артист и претендент на Шевченковскую премию Тарас Компаниченко. Наверное, он как раз и оказался своеобразным камертоном для всех последующих решений жюри. Вслед за ним премию получили Виктор Неборак, Эмма Андиевская, Кость Москалец, Мирослава Которович, певец Андрей Бондаренко, Вера Вовк, Лида Палий, Марко Роберт Стех, Валентин Васянович, Владимир Тихий, Иван Яцканин, а теперь – Андрей Содомора.

 

– Хотелось бы поговорить и о премии в целом. В этом году Андрей Содомора был номинирован на Шевченковскую – выдвигали его вы. Много кто удивился, ибо был убежден, что Андрей Александрович – ее лауреат еще где-то с 1980-х или 1990-х. Каково ваше собственное видение этой премии – в ретроспективе, современности и перспективе? Или считаете, что такие премии, как «Глодоський сокровище», – монументальные, камерные – имеют шансы заменить обремененные слишком уж разным опытом государственные премии? Могут ли эти официальные награды получить авторитет среди культурного сообщества?

 

– В традициях Шевченковской премии, которые формировались на протяжении шестидесяти лет, как мне кажется, что-то изменить просто невозможно. Были надежды, что теперь, после двух революций, обновленный состав Шевченковского комитета сумеет кое-что поломать, но, к сожалению, они не оправдались. На заседаниях я не услышал убедительных аргументированных выступлений молодых членов жюри. Да и нынешний список номинантов впервые за десятки лет был вдвое сокращен и вместо одиннадцати-пятнадцати лауреатов, как это было раньше, предложили выбрать пятерых, а комитет так рьяно постарался, вложился даже в четыре имени. Если раньше номинация «Литература» была представлена отдельно в прозе, поэзии, литературоведении, публицистике, детской литературе, то теперь разрешили только одну премию. Так же, как и в музыке: классическая, народная и музыковедение – должны были ограничиться тоже одной премией. Среди художников подобная история. Очевидно, государство решило на своих художниках очень существенно сэкономить бюджет.

 

Андрей Содомора. Фото: lviv.carpediem.cd

 

– За десять лет существования «Глодоського клада» сформировалась традиция награждений, сопроводительных художественных выступлений. Обычно церемония проходила в Киеве, собиралось соответствующую среду. В этом году Вы решили приехать во Львов. Хотите как-то специально почувствовать львовскую ауру или, скорее, чувствуете потребность чего-то свежего?

 

– Наш нынешний лауреат Андрей Александрович Содомора – это писатель, философ, уникальный переводчик, из круга Николая Лукаша, Григория Кочура, Василия Мисика, Бориса Тена и одновременно неутомимый пропагандист своего дела. Много десятилетий он остается воплощением духовной совести украинской нации, моральным авторитетом, им гордится Галичина и вся Украина. А для меня Львов – это еще и город, где я получал Премию Антонович, и атмосфера того незабываемого праздника, что вместе со мной разделила галицкая столица, хотя бы частично стала основой том, как вообще должно происходить награждение. Емельян Антонович, основатель премии, – это как раз такое воплощение порядочности и невероятного позитива. Дни, когда происходила церемония во Львове, для меня незабываемые.

 

– Андрей Содомора – фигура, которую во Львове представлять не надо. Вряд ли найдется кто-то, кто не воспользовался бы из его творчества, не стал бы литератором без его открытий и опытов. Кажется, содоморівський дух витает в воздухе. Но это во Львове. В других городах Андрея Содомору знают в лучшем случае как переводчика античных произведений, но даже не знают, что он – ее знаток и актуалізатор, так же, как, например, Мария Габлевич – не только переводчик Шекспира, но прежде всего шекспировед.

 

– Вы очень точно дали это исчерпывающее определение: к сожалению, мы не умеем должным образом пропагандировать то, что имеем. За это всем нам должно быть стыдно. Книжные магазины закрываются, их в Украине катастрофически не хватает, радио и телекомпании украинских книг упорно не замечают. Но надеюсь, что рано или поздно все изменится. А для меня и для всех, кто причастен к Художественной премии «Глодоський сокровище», это большая честь, что именно Андрей Александрович отныне лауреат нашего отличия.

 

– Звуки, эхо, резонансы – тема, особенно важная для Андрея Содомори. Какие ассоциации у вас возникают, когда читаете его оригинальные тексты (прозаические и поэтические), истории из жизненного и литературного опыта снуют в мыслях, когда контактируете с его книгами?

 

– Это, прежде всего, подивування и чувство радости, что такой мастер слова живет в одно время с тобой. И так же, когда общаешься с ним и его семьей, не исчезает ощущение подлинности, причастности к чему-то чрезвычайному. Это невероятное счастье – слушать его неспешные мудрые рассказы, читать им написаны книги. Ты начинаешь понимать какие-то нюансы, на которые до сих пор не обращал внимания, не замечал их. А они в обычных вещах, в том, с чем мы встречаемся каждый день. Это мудрость невероятной веса. Налицо духовная глубокий колодец, из которого нам всем сегодня есть возможность черпать силу. Фактически, в течение полувека он строит мост, что его сознательно завалили большевики, а перед тем приложилась Российская империя. Мост называется «преемственностью».

 

Начиная от Екатерины II, империя сокрушительно ломала связи украинской культуры, литературы, с миром и всем, что было в нас европейского. Ведь, как известно, в его основе, в фундаменте лежат античная литература и ее культура. И вот вчерашний студент Львовского университета Андрей Содомора, сын сельского священника, может, еще даже не осознавая, как все будет происходить впоследствии, постепенно стал возвращать нам, украинцам, казалось, навсегда утраченное. Первым кирпичиком, который он положил в фундамент, был перевод 1962 года украинской текстов Менандра, а сегодня это уже сорок книг первоклассных переводов, целая библиотека. Усилиями Андрея Содомори к нам, наконец, пришли на родном украинском языке Овидий, Лукреций, Софокл, Эсхил… А Гораций в максимально точных художественных переводах Андрея Александровича – это настолько существенная победа его усилий, затем она продолжилась в собственном блестящем прозаическом тексте, в восторге от которого был Григорий Кочур, первый читатель рукописи.

 

Особенно очевидными творческие достижения Андрея Содомори стали сегодня, когда мы в конце концов начинаем медленно избавляться от постколониальных и неоколониальных комплексов. Творчество писателя – это надежный ключ для наших последующих усилий. Он обновляет наш язык, освобождает от наслоений убийственного соцреализма. Понятно, что многим это не нравится, консерватизм в наших литературных кругах общеизвестен и почти неисправимый. И здесь вся надежда на новое поколение писателей, для которых невероятно важен опыт Андрея Содомори. Если мы уже имеем его книги, значит победим: колонией Украина больше не будет, а ее литература избавится от ига соцреализма.

 

Фото из архива Григория Гусейнова

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика