Новостная лента

Городенка – без Пинзеля, но с Бандерой

22.09.2015

Городенка, районный центр Ивано-Франковщины, имеет много общего с тернопольским Бучачем. Даже исторические гербы этих городов имеют главным элементом тот самый п’ятираменний крест “Пилява” (фамильный герб Потоцких).

 

Последнее прямо указывает, что длительное время их владельцами (помещиками) были представители этого почтенного рода. К тому же, заметный след, как в Одессе, так и в Городенке оставила и сама человек – магнат Николай Василий Потоцкий. Ради справедливости заметим, что господин Потоцкий был, говоря современным языком, лишь заказчиком, меценатом и инвестором возведения зданий, которые стали главными памятниками культуры в этих городах. Создателями же стал знаменитый дуэт архитектора Бернарда Меретина и скульптора Иоганна Пинзеля (конечно, с сотнями мастеров-ремесленников и простых рабочих в придачу).

 

Памятный знак в честь 800-летия Городенки. Исторический и современный гербы города.

 

 

В отличие от Сатанова ли Черткова относительно топонима “Городенка” морочить голову разными экзотическими версиями нет смысла – все и так понятно. Это название, как и Городок (то ли галицкий, или то подольский), происходит от слава “огород” – деревянно-земляное укрепление, ограда (смотри изображение на современном гербе Городенки).

 

Первое письменное упоминание о городе относится к 1195 году. Городенка вскользь упомянута среди владений воспетого в «Слове…» галицкого князя Ярослава Осмомысла (1152-1187). Конечно, это было незначительное поселение. Поэтому говорить, что город родился именно того года, как то часто пишут в путеводителях, никак нельзя. Это лишь первое письменное упоминание о поселении с конкретным названием “Городенка”.

 

На самом деле люди усилились здесь очень-очень давно. Если вышеупомянутый Сатанов, например, может радоваться лишь трипольским поселениям на своей окраине (а это максимум 6 тысяч лет до н. е.), то Городенківщина может похвастаться памятниками эпохи палеолита – 40-23 тысяч лет вглубь веков. Заметим, что трипольские поселения в окрестностях Городенки тоже есть – трипольцы в этом уголке Украины были “всюдисутніми”, поэтому без них – никак.

 

В ІХ-Х веках территорию Покутья, как и всей Галичины, населяли белые хорваты. После похода князя Владимира Святославича 993 года, эти земли были приобщены к Киевской державы. Следовательно, к середине ХIV века земли современного Городенківщини входили в состав Галичского княжества и Галицко-Волынского государства (Русского королевства). На то время нынешняя Городенка была мелким поселением, а центр этих земель лежал на месте огромного городища, расположенного на наддністрянській террасе у современной Городницы. Как считают историки, там была резиденция местного правителя. В 1930-х годах городище исследовали Ярослав Пастернак и другие светила археологии.

 

Когда польский король Казимир III присоединил Галицию к своим владениям (1349), она входила в состав Польской Короны как отдельное “Королевство Руси”. Какое-то время оно имело широкую автономию, даже чеканило свои монеты, но вскоре вольности свернули, чеканку монет прекратили, даже тщательно изъяли и переплавили раньше пущены в оборот “русские денежки”.

 

Местные уверяют, что этот макет в местном сквере – уменьшенная копия какого-то древнего городенковского укрепления…

 

Тем временем новоповстале на руинах Галицкой государства Молдавское княжество заняло соседние с Покуттям земли, известные впоследствии как Буковина. Покутья оказалось в эпицентре кровавого пограничного конфликта. В частности, 1491 года молдавский господарь Стефан III Великий (1992 года канонизирован нашими южными соседями как святой) сделал большой поход на поляков и сжег некоторые покутские города, в частности, Городенку. С переменным успехом то конфликт длился почти полвека. На тот период приходится возведение первого замка в Городенке (его разрушили повстанцами 1648 года). Последний местный замок окончательно разобрали после Второй мировой войны.

 

Городенка перед Второй мировой войной. На переднем плане – замок.

 

Кровавое противостояние с Молдовой прекратилось лишь по тому, как она попала в вассальную зависимость от османов. Облегчения это не принесло: вместо молдаван теперь на Покутья нападали янычары – как-вот 1589 года. В то же время набегали и крымские орды.

 

Едва ли не единственным бенефициантом от татарских набегов на Покутья (кроме самих ордынцев, конечно) стала Городенка. Дело в том, что в XV-XVII веках уважаемым здешним поселением было Михальче, которое даже называли «восточными воротами Галичины». Но в 1621 году татары полностью разрушили этот городок, вырезав и взяв в плен все его население. Вот после исчезновения главного “конкурента” и начинается активная перестройка Городенки. В 1668 году король Ян Казимир предоставил ему магдебургское право. К тому времени большинство городов и городков края «маґдебурґію» уже имели (тот же Бучач, например, – от 1394 года).

 

Благодаря маґдебурзькому праву город превращается в крупный центр торговли. Вскоре здесь возникла большая армянская община. Тогда как в Углу, так и на Подолье армянские купцы контролировали значительную часть торговых операций. В Городенке же армяне вообще были какое-то время чуть ли не монополистами.

 

 

Армянский костел

 

 

О некогда многочисленную и богатую армянскую общину напоминает каменная армянская церковь (костел), возведенный в 1706 году (армяне в Галиции и на Подолье приняли унию 1668 года). Он является древнейшей постройкой в городе. Как и армянский костел в Жванце, его построили не только для молитвы, но и для обороны. Об этом свидетельствуют массивные контрфорсы, небольшие окошки (к тому же расположены достаточно высоко над землей) и толстые стены. Снаружи сооружение достаточно строгая и аскетическая. Внешняя строгость, однако, компенсировалась пышным декором интерьеров, но так было когда – то- эту красоту уничтожили коммунисты, превратив храм на склад. Бурный ХХ век оставил свои отметки и на внешних стенах, густо подзьобаних следами от пуль и осколков.

 

 

Сейчас армянский костел никто никак не использует, он пустует и нуждается в реставрации.

 

Армянский монополию в местной экономике сломал уже упомянутый Николай Василий Потоцкий, который в 1743 году разрешил селиться в Городенке еще и евреям и предоставил значительные привилегии для иудейской общины. Евреи немедленно начали вытеснять с рынка армянских конкурентов.

 

Того же года магнат фундаційним актом основал в Городенке монастырскую резиденцию Конгрегации клириков Божественного провидения.

 

Городенка, костел.

 

Возведение комплекса монастырских сооружений (кельи, трапезная, библиотека и пр) и храма Николай Василий Потоцкий поручил звездному тандему архитектора Бернарда Меретина и скульптора Иоганна Пинзеля (это был их совместный дебют). Пинзель также стал автором иконостаса, амвона, главного и двух боковых алтарей. Работы по строительству монастырского комплекса длились с 1745-го по 1769 годы. В ходе постройки костел немного сменил статус. Закладывался он как монастырский, но в 1763 году стал приходским. Храм во имя Непорочного Зачатия Пречистой Девы Марии 2 июля 1769 года освятил епископ Станислав Раймунд Езерский. Этот удивительной красоты костел по праву входит в число красивейших пизньобарокових храмов, возведенных на территории Речи Посполитой. К сожалению, ни Меретин, ни Пинзель так и не увидели свой шедевр во всей красе. Архитектор умер в 1759 году, а скульптор за два года.

 

Крест “Пилява” на колокольне и фигура Богородицы. Последняя – единственный городенковский произведение Пинзеля, что остался на месте.

 

 

Как и на храмах Бучача, возведенных на средства Николая Василия Потоцкого, колокольни городенковского костела вместо привычных крестов увенчанные п’ятираменними крестами “Пилява”.

 

Путти

 

 

Иоганн Пинзель для городенковского костела создал 33 скульптуры (из них 18 фигур – только для главного алтаря). Последние, кстати, были самыми большими по размеру произведениями Мастера – их высота достигала более трех метров… Кроме того, костел украшали еще и около 200 резных из дерева головок ангелов и путти. Путти (от итальянского “putti” – дети) – изображение голых пухленьких пуцьвірінків. Сюжет достаточно популярен в эпоху барокко. Сомнительно, что эту мелочь вырезал сам Мастер. Разве что только путти для главного алтаря.

 

По войне в монастырском корпусе дислоцировалась воинская часть, а храм превратили в зернохранилище. На этот период приходится начало уничтожения шедевров. В частности, есть свидетельства очевидцев, как в августе 1950 года двое “прыжков” из соседнего села Стрільне, которые охраняли повозки с зерном, по тому, как зерно высыпали в храме, хозяйственно прихватили с собой домой несколько деревянных фигур. Конечно, не молиться… Шедевры закончили свою земную жизнь в сельских печках.

 

Комплекс сооружений монастыря

 

 

Солдаты тоже относились к отделка деревянного костела исключительно как к источнику топлива. Как рассказывают старожилы, солдаты ободрали и пустили на дрова все, что было под рукой. Скульптуры, размещенные немного выше, такой участи избежали. Но затем монастырский комплекс отдали под “бурсу” – профтехучилище по подготовке механизаторов для окружающих колхозов.

 

Интерьеры костела теперь выглядят так

 

Самые ценные фигуры из главного алтаря все же пережили сталинские времена. Пережили даже атеистическую вакханалию времен Хрущева. Напомним: тогда после соответствующих заявлений Никиты Сергеевича («нынешнее поколение будет жить при коммунизме», а в семидесятых годах по телевизору «покажут последнего попа») началось массовое закрытие и разрушение уцелевших храмов. Тогда даже едва не разрушили уникальный памятник – церковь-крепость в Сутковцах.

 

Шедевры Пинзеля уничтожили уже за «перестройки». Причем не из каких-то идеологических соображений, а в силу дикости и неігластва. Скорее всего из достаточно распространенных соображений: мол, у нас ничего уникального быть не может. Все интересное и стоящее где-то там, далеко… по крайней Мере, “не в нашем районе”.

 

ПТУшний завхоз просто решил пустить никому не нужный “хлам” на дрова для розжига “бурсацької” котельной. Не исключено, что выписаны для того нормальные дрова он забросил себе домой или пустил “налево”. Украденное же решил компенсировать старым “хламом”

 

До этого ангела вандалы не успели добраться

 

 

Когда в середине 1980-х экспедиция Львовской галереи искусств попала в костел, то застала лишь большую кучу деревянных фрагментов алтаря и обломки фигур. На самом дне лежала отломанная голова Св. Елизаветы с главного алтаря. Рядом валялась уже обезглавленная фигура Св. Анны. Из всего найденного удалось более-менее сложить вместе лишь пять фигур… Если бы экспедиция приехала хоть на месяц позже – даже этого уже не застала бы. Полностью уцелел лишь ангел, что стоял на самой верхотуре. Но парного к нему бурсаки-трактористы таки достали. От него в одной из крипт нашли лишь голову, а позже – туловище без рук и ног.

 

Голова ангела с відпиляним носом

 

Об отношении городенківчан к наследию прошлого красноречиво свидетельствует еще один эпизод из деятельности упомянутой экспедиции. В заброшенном Армянском костеле музейщики нашли еще одну уцелевшую фигуру (к сожалению, не работы Пинзеля). По воспоминаниям одного из участников экспедиции, пока фигуру тащили к грузовику, ни один из многочисленных прохожих даже не остановился, чтобы поинтересоваться: кто эти люди и почему они крадут из храма древнюю реликвию. Всем было глубоко безразлично.

 

На сегодня в Городенке, до недавнего времени едва ли не самой богатой на работы Пинзеля местности Украины, осталась лишь одна скульптура работы Великого Мастера – фигура Девы Марии, установленная перед костелом на высокой колонне. Все что уцелело экспонируется в Музее Пинзеля – филиала Львовской галереи искусств, в Национальном музее народного искусства Гуцульщины и Покутья (Коломыя) и в Олесском замке.

 

Николай Василий Потоцкий, хоть и был римо-католиком, очень вирозуміло относился к духовных потребностей христиан восточного обряда, которые, к тому же, составлявшим абсолютное большинство его подданных. Возле костела Непорочного Зачатия Пречистой Девы Марии возвышается еще одна сакральная постройка – церковь Успения Пресвятой Девы Марии. Ее возведение тоже приписывают “дуэта” Меретин-Пинзель. Так ли это? Ведь храм возвели в 1763-1764 годах, по смерти обоих Мастеров. Хоть и нельзя исключать, что последние могли приобщиться к созданию этого Божьего дома еще на стадии проекта. Заметим, что на то время интерьеры храма планировали одновременно с его архитектурой. Так что все возможно. По крайней мере в очертаниях здешнего иконостаса хорошо просматривается рука Мастера. А возможно и такое, что работы выполнил один из учеников Пинзеля.

 

Что же до проектантов самой церкви, то скорей всего это был другой архитектор надворный Потоцкого – Мартин Урбаник.

 

Успенскую церковь тоже венчает “Пилява” Потоцких

 

 

Когда церковь построили, при нем заложили небольшой монастырь для пяти отцов-миссионеров восточного обряда.

 

Фундовані Потоцким монастыре (что большой римско-католический, небольшой униатский) действовали недолго. В 1772 году после первого раздела Речи Посполитой, Городенка вместе со всей Галицией отошел к Габсбургам. Император Иосиф II увлекался идеями европейского просвещения и не любил клерикалов. К тому же, монастыри традиционно были центрами польского сопротивления. Через некоторое время Вена начал активно закрывать монастыри на вновь присоединенных территориях. В 1780-х годах прекратили свою деятельность оба монастыре в Городенке.

 

В иконостасе Успенской церкви чувствуется рука мастера. Фотография: castles.com.ua

 

 

Церковь Успения Пресвятой Девы Марии 1 июня 1766 года освятил епископ Лев Шептицкий. С последним в Г.В.Потоцкого издавна сложились дружеские отношения. Перед тем магнат даже “одолжил” строительном собора Св. Юра в Львове своего придворного скульптора Иоганна Пинзеля. Как свидетельствуют хроники, Потоцкий встречал Льва Шептицкого с особыми почестями – в присутствии большого числа местной шляхты и офицеров каменецкого гарнизона. Торжества с освящения церкви завершил большой бал и грандиозный фейерверк.

 

За местными легендами, Успенскую церковь господин Потоцкий возвел не просто так, а будто в знак покаяния за убийство красотки Бондарівни – очень хорошей, но острой на язык дочери бондаря из соседнего с Городенко села Чернятин, которая отказала старому богачу в любви. Об убийстве Потоцким девушки говорится в известной народной “Песни о Бондарівну”. Последняя известна в добром десятке вариантов, где меняется только место события: Богуслав, Луцк, Бучач, Городенка. Николай Василий Потоцкий в песне фигурирует не под своим именем, а по должности – “пан Каневский” (магнат занимал пост старосты Каневского).

 

С именем Николая Василия Потоцкого связана еще одна уникальная достопримечательность Городенки, о существовании которой догадывается мало который туристы даже и не догадываются. Речь о триарковий мост над потоком Ямгорів (народное название – “Три Моста”). Точная дата возведения этого моста неизвестна и определяется промежутком 1745-1769 гг. Ныне это самый старый действующий мост Галичины и второй по возрасту в Украине (древнейший – в Каменце-Подольском).

 

В конце XIX века мост реконструировал барон Яков Ромашкан. В отличие от Потоцкого, который беспокоился в основном о общественное благо, барон это сделал преимущественно из сугубо эгоистических соображений. Ромашкан имел резиденцию в соседнем селе Серафинці и во время каждой поездки до Городенки должен был ехать аварийным на то время мостом. Поэтому от греха подальше барон и отремонтировал этот объект.

 

Фотография Елены госпожи крушинской (из I тома путеводителя «Днестр»)

 

 

Сверху – это обычный фрагмент дороги. Летом даже не поймешь: это мост или просто высокая насыпь? Чтобы увидеть древнюю достопримечательность, нужно спуститься вниз. Что автор этого текста (сдуру) и сделал. И это был самый неприятный и самый опасный для здоровья эпизод путешествия до славного города Городенки. Потому что оказалось, что возле моста проходит какая-то часть местной канализации. Или она была забита, то ли поломана – неизвестно. Но чтобы получить хоть какую-то фотографию, автору приходилось выбирать между возможностью вгрузнути в потоки дерьма и «счастьем» попасть в заросли ядовитого борщевика. Имея печальный опыт контакта с этой отвратительной растением, выбор пришлось сделать в пользу первого варианта. Отмывать тапки все же лучше, чем неделями лечить ожоги.

 

“Три моста” в зарослях борщевика и эмблема команды “Пробой”

 

Несмотря на ядовитый борщевик и дерьмо, “Три Моста” является одним из символов города и даже украшают эмблему местной команды с копаного мяча “Пробой”, впервые созданной еще в 1924 году.

 

Возвращаясь к теме сакральных сооружений Городенки, вспомним довольно интересную церковь Св. Николая, она же Николаевская церковь, возведенная в 1879 году. В отличие от гораздо более пышные храмов “от Потоцкого”, средства на нее собирали сами верующие. Архитектура храма довольно интересная и нетипичная для конца XIX века. Впечатление не портят даже раґульські “блестки”, наклеенные во время последнего ремонта.

 

 

Как помнится, в 1743 году в Городенке появилась еврейская община. Местные ізраїліти торговали зерном, лесом, солью, занимались ремеслами, броварством, содержали корчмы, были арендаторами и управляющими имений. Уже в 1765 году в Городенке и 14 соседних селах жили около тысячи представителей ветхозаветного народа. По состоянию на 1900 год еврейская община городка насчитывала 4255 человек (при суммарной людности города 11 613 человек).

 

Как и в других городках Галичины, ХХ век стал роковым для евреев. Первая кровь пролилась в 1914-1915 годах, во времена российской оккупации. Россияне были настроены антисемитски. Большинство еврейских домов тогда разграбили и сожгли. Девять евреев россияне показательно повесили – как австрийских шпионов.

 

Во время немецко-советской войны Городенка сначала оказалась в зоне венгерской оккупации. Здесь союзники Гитлера устроили гигантское гетто, до которого свезли жителей не только Угол, но и из присоединенного к Венгрии Закарпатье.

 

В сентябре 1941 года город перешел под немецкий контроль. Уже 5 декабря в Городенке гитлеровцы расстреляли более 2500 евреев, 13 апреля 1942-го – еще около ста. 10 сентября того же года большинство жителей гетто вообще ликвидировали, а остальных перегнали в лагерь смерти Белжец.

 

 

Сейчас в Городенке нет ни одного еврея. О некогда уважаемую общину напоминает лишь старое кладбище с характерными надгробиями-мацевот и чудом уцелела Большая синагога, возведенная в 1743-1744 годах (сразу же после получения разрешения поселиться в городе). Долгое время божница сохраняла свой первоначальный вид, пока в 1885 году не подверглась серьезной реконструкции. Всего же памятнике истории ХVIII века досталось в послевоенные времена от советской власти. Ее перестроили в спортзал (он действует и до сих пор), а до фасада еще и прилепили нелепый торговый центр.

 

Большая синагога

 

 

Стоит отметить, что до Холокоста, кроме Большой синагоги, в Городенке действовали несколько более мелких и полдесятка молитвенных домов, которые принадлежали к различным течениям в иудаизме (в частности, хасидам). Последние здесь появились еще в 1760-х годах. Одним из их лидеров был ближайший и любимейший ученик основателя хасидизма Баал Шем Това – раввин Нахман из Городенки (умер в 1780 г.). Он – дедушка того самого г. Нахмана, чья могила в Умани каждого еврейского Нового года массово посещают хасиды со всего мира (был даже назван в честь городенковского деда).

 

Бункер космической связи

 

 

Среди достопримечательностей Городенки наименее известным (а до недавнего времени еще и наиболее засекреченным) является бывший «центр космической связи». Основная его часть находилась в сверхмощном многоэтажном и разветвленной бункере, способном выдержать даже близкий ядерный взрыв. Сверхсекретный бункер построили в 1980-х годах. Его задачей было поддержание связи советского командования с его войсками, дислоцированными на территории стран “народной демократии” и с военным руководством стран Варшавского договора в случае ядерной войны. В состав центра космической связи, кроме бункера, входили 4 глубокие вертикальные шахты, в которых прятались антенны, что при необходимости выдвигались на поверхность.

 

 

Со времени обретения независимости не каждое галицкий город (как и село) считает делом чести установить памятники Тарасу Шевченко и Степану Бандере. Естественно, что в таком чопорном городке, как Городенка, без своих Шевченко и Бандеры – ну никак. Монумент последнем возвели в 2009-м в рамках празднования 100-летнего юбилея Проводника.

 

 

Памятник на улице Степана Бандеры установлен на средства, собранные местными жителями. Он тогда обошелся общине в более 200 тысяч гривен. Даже сегодня это довольно большая, как для районного центра, сумма, а на то время это были просто бешеные деньги.

 

Мемориал украшает известный фрагмент Декалога ОУН: “Получишь Украинское государство, или погибнешь в борьбе за нее!”

 

По нашему мнению, это не самый оригинальный монумент С.Бандере в Украине.

 

 

 

 

Фотографии: автора, «Мой штетлами», igotoworld.com «Замки и храмы Украины», Живой журнал “zalgalina”, «Окна», wikiart.org

 

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика