Новостная лента

Грибовицька дело: выбираем виновных

17.09.2015

В деле о трагедии на Грибовицьому свалке появились первые официально обвиняемые — бывший директор ЛКП «Збиранка» и два его бывших заместителя. На прошлой неделе по представлению прокуратуры суд постановил взять под стражу 72-летнего экс-директора «Збиранки» Богдана Горбаля и его бывшего подчиненного Бориса Плашенка. Арест Горбаля вызвал бурные споры — стоит ли брать под стражу мужчину в почтенном возрасте, который к тому же даже не собирался скрываться от следствия, а активно с ним сотрудничал. За такой шаг прокуратуры возникает также вопрос о беспристрастности следствия и даже его адекватности.

 

Богдан Горбаль перед дверью суда. 16 августа 2016 года. Снимок Виктории Балицької

 

Вес грибовицької дела напомнило то, что о завершении первого этапа следствия объявил лично генпрокурор Юрий Луценко. На своей странице в Facebook он рассказал, что на основании первых результатов экспертиз, проведенных после пожара и смещения на свалке, объявлено о подозрении трем должностным лицам. В то же время генпрокурор отметил, что это лишь первый этап следствия, поэтому самое интересное — впереди.

 

Позднее прокуратура Львовской области указала, что статус изменен экс-директору ЛКП «Збиранка» Богдану Горбалю и двум его заместителям. Одновременно было сообщено, что прокуратура обратилась в суд с представлением выбрать Бы.Горбалеві и Бы.Плашенкові меру пресечения, традиционно требуя взять их под стражу, потому что в прокуратуре предполагают, что на свободе они смогут влиять на следствие. В отношении второго экс-заместителя, он же начальник самого полигона, то на него подачи не было, поскольку он находится в больнице под охраной силовиков.

 

Суд стал на сторону обвинения, не приняв во внимание то, что 72-летний Горбаль помогает следствию и имеет проблемы с сердцем. Эти аргументы адвоката не нашли понимания у представителей Фемиды, которые удовлетворили ходатайство прокуратуры, установив залог в размере более 110 тысяч для каждого из подозреваемых.

 

Богдан Горбаль сразу же заявил, что средств для уплаты залога не имеет, но они нашлись в тот же день. Залог внесли за него и за Бориса Плашенка. Кто это сделал и из каких источников — широкой общественности не сообщали.

 

В конце концов аґресивна поведение прокуратуры в отношении бывшего директора «Збиранки» стала предметом бурного обсуждения в соцсетях и подозрений относительно ангажированности прокуратуры. Которых можем ждать результатов от следствия, кого действительно стоит винить в грибовицькій трагедии, а кого могут назвать «крайними»? «Z» опрашивает львовян, которые наблюдают за процессом.

 

Политолог

Тарас ВОЗНЯК:

 

«Решение дела будет отвечать интересам ведущей политической слои нашей страны»

 

 

Это дело не может быть разрешена объективно. Она набрала политического звучания и ее решение будет происходить не в соответствии с простой правдой или справедливостью. Ее решения, в том числе и судебное, будет отвечать интересам ведущей политической слои нашей страны. И в этом случае мы являемся заложниками политической целесообразности.

 

На Грибовицкой свалке я был в 1982-83 году. Первый и последний раз. И тогда там было точно так же, как сейчас — горело это свалка, ходили десятки людей и собирали неизвестно что. На этой свалке живет уже второе или третье поколение людей. Так было или при городском голове Котику, Шпіцерові, при Куйбиде, при Бунякові, при Садовом. Мы пробуем все теперь списать на последнего городского главу, но оно так было всегда.

 

Другой вопрос — было ли время эту ситуацию изменить? Наверное, был. Но это было время, который принадлежал не только Андрею Садовому, но и всем предыдущим мэрам. Или они это сделали? Нет. Почему? Можем разное говорить об этом.

 

Что касается «стрелочников». Я думаю, что этот старший мужчина (бывший директор ЛКП «Збиранка» Богдан Горбаль. — «Z»), является одним из тех людей, которые занимались этим абсолютно вторичным, третичным или десятинным объектом в городской хозяйке. Он вовсе не был первым, вторым или третьим. Поэтому когда говорят о какой-то пожар на этой свалке, то этот пожар длился от 1982 или 83 года и вовсе она не состоялась только 29 мая этого года. И в этом контексте обвинения этого директора этого городского головы есть как минимум немного запоздалыми.

 

Другая вещь состоит в том, что мы должны были бы требовать от городского головы и современной администрации изменения ситуации. И мы от них этого требовали? Или требовали чего-то другого? Мы, избиратели, которые избрали городского голову, именно такого, который на этой должности уже не первую каденцию. А значит мы автоматически выбирали директора «Збиранки», потому что он является производным результатом нашего выбора городского головы. Мы ставили так вопрос? Нет. Поэтому есть вопрос — к кому мы имеем претензии? Себя или городского головы?

 

Почему эта ситуация стала такой громкой? Потому что погибли люди. Предварительно вроде бы люди не гибли. Но я убежден, что это свалка является местом захоронения не одного покойника не только за времена украинской независимости, но и до нее. Стоял вопрос об этом когда-нибудь публично? Не стояло? То в кого же мы имеем претензии?

 

Погибли служащие ГСЧС. Кто непосредственно руководит и отдает приказы и команды служащим ГСЧС? Львовский городской голова, директор «Збиранки» или их непосредственные командиры? Кто отдавал им приказ делать то или иное действие? Кто давал команду занимать ту или иную позицию? Львовский городской голова, директор «Збиранки» или их непосредственные начальники? Почему судят директора и заместителей коммунального предприятия, а командиров ГСЧС, которые послали этих людей туда и должны были ими управлять и не руководили, к ответственности не привлекают.

Основой политического скандала был не столько способ захоронения отходов, который, возможно, мог быть одной из причин гибели людей, а второй причиной была бездействие или преступная деятельность непосредственных руководителей ГСЧС».

 

Правозащитник

Андрей ПЕТРИШИН:

 

«Следствие уже не является объективным»

 

 

«Не хотел бы поддаваться общественному влиянию и говорить, что в трагедии на Грибовичской свалке виноват только один человек — Андрей Садовый. Поэтому скажу так: там виноваты все в комплексе. На протяжении многих лет депутатский корпус вместе с городским головой отвечали за процессы, связанные с вывозом и утилизацией мусора. Речь идет по крайней мере о три–четыре последних созыва. Я очень хорошо помню реакцию жителей Грибович, которые неоднократно обращались к депутатам с просьбой прекратить этот беспредел и учесть их интересы.

 

Что касается самого следствия, то делать козла отпущения из 72-летнего мужчины является очень удобной позицией не только для властей города, но и для прокуратуры. Прокуратура прекрасно понимает, что во всей этой трагедии виноват, как я уже сказал, цепочку лиц, которые отвечали и продолжают отвечать за вывоз и уничтожение мусора на самом свалке. Там есть ряд заказчиков, ряд исполнителей, и этот седовласый мужчина является далеко не той фіґурою, вокруг которой стоит приковывать информационную и уголовно-процессуальное внимание.

 

Насколько будет качественным, скрупулезным и беспристрастным это расследование? Оно уже не является объективным, поскольку в этот пул уголовного производства должны были бы попасть по крайней мере несколько человек. По моему мнению, это те, кто принимал и подписывал решение, — секретарь городского совета, председатель городского совета, в том числе, должна соответствовать такое лицо, как председатель сельского совета Грибович, потому что без его согласования ни одна бумажка не упал бы на территории сельского совета, есть еще исполком как городского совета, так и Грибович и другие лица, которые принимают участие в вывозе мусора в этот район.

 

Относительно перспектив следствия, то, как у нас заведено, в каждой резонансной истории находят козла отпущения. Я уверен, что так будет и в этот раз. Если бы руководство страны имело политическую волю, а в частности это касается прокуратуры, то сейчас на скамье обвиняемых сидел бы не только экс-директор «Збиранки», а минимум пять–шесть человек, отвечающих за весь этот процесс.

 

Козла отпущения они, конечно, посадят. А настоящих реализаторов этого зловещего проекта не будут наказаны никогда. Или по крайней мере по этой системы, которое скорее можно назвать правопохоронною, мы не услышим истинные фамилии виновников».

 

Общественный деятель

Василий ПОЛУЙКО:

 

«Ситуация вокруг этого дела заполитизирована»

 

 

«Ситуация вокруг этого дела заполитизирована. Хотя, как на меня, есть две вещи: в общем проблема мусора в Львове и проблема Грибовицкой свалки — это одна ситуация, другое дело — гибель людей.

 

Если речь о гибели людей, то я думаю, что в этом случае виновные должны быть найдены и их можно найти. Потому что кто-то отдал приказ туда идти. Была информация или не было информации о вероятности обвала, это должно установить следствие. Все высчитывается, ведь 10% вероятности обвала и 90% такой вероятности — это разные вещи. И кто принимал решение посылать спасателей туда. Владел он такой информацией или нет — все это должно установить следствие.

 

Это одна часть. Другая — это ситуация с мусором и грибовицкой мусорной свалкой. Как на меня, ситуация политизирована. Нам нужно создавать новую систему, так как существующая система приводит и будет приводить к таким ситуациям.

 

Если смотреть на эту ситуацию чисто с политической точки зрения, если бы условно поставить себя на место конкурентов Садового, то ситуация такая, что соблазняет ею воспользоваться, потому что все это произошло во время руководства городского головы и это шанс, которым надо воспользоваться. Если ставить себя на место политтехнолога конкурента действующего городского головы, то это первое, что бросается в глаза, и первое, что бралось бы во внимание, если разрабатывать какую-то стратегию поведения на предстоящих выборах мэра».

 

Эколог

Мирон КОЛОДКО:

 

«Видим, как стрелочник отвечает за работу главного»

 

 

Свалкой завідувало ЛКП «Збиранка», его директором был Богдан Горбаль и юридически должен отвечать он. Но мы все прекрасно понимаем, что все, что там делалось, было так же, как в государстве: если есть серьезные вещи, то это не делается без «крышевания» сверху, то есть высшего должностного лица – Садового и всех остальных. Известно, что там были проблемы и если бы был нормальный хозяин, человек, который заботился бы за город, а не за свои карманы, то он давно бы это привел в порядок.

 

Невооруженным глазом было видно, что эксплуатация свалки не соответствует ДБН относительно норм складирования. Мусор сбрасывали в отвалы, чего категорически нельзя делать. И здесь знаковая вещь, как Садовый очень красиво, но примитивно отводит следственные органы, утверждая, что самое главное то, что свалку подожгли. Это не главное, это вообще десятое дело. То, что свалка загорелась, является следствием ненадлежащей эксплуатации. Именно за этим должен следить Горбаль и другие должностные лица, но они этого не делали. Если бы свалка нормально эксплуатировалось, то оно никогда бы не загорелось, нужно было бы невесть сколько бензина залить, чтобы оно загорелось.

 

Меня больше всего волнует, чтобы в составе следственных органов, которые расследуют это дело, были обязательно присутствуют экологи, чтобы дали следователям разъяснения, почему не надо рассматривать версию поджога свалки, а надо рассматривать вопрос, почему в течение многих лет свалка не эксплуатировали согласно с государственными строительными нормами, почему ничего не делалось для того, чтобы по-другому вести утилизацию сложных муниципальных отходов. То есть если говорить серьезно, то главным виновником является Андрей Садовый, на то он руководитель города, чтобы за всем смотреть. А если он за этим не смотрел, то грош ему цена.

 

Горбаль не является таким преступником, чтобы его сажать в тюрьму. Можно было спокойно расследовать дело, а ему на это время просто запретить выезд со Львова. У нас людям, которые воруют миллионы, дают возможность избежать ответственности, выехать за границу. В этой ситуации видим, как стрелочник отвечает за работу главного…

 

Общественный активист

Андрей РОЖНЯТОВСКИЙ:

 

«Следствие должно быть открытым и прозрачным»

 

 

«Трагедия, произошедшая на Грибовицкой свалке, — это следствие определенной бездействия, связан с тем, что сиґнал о том, что необходимо делать что-то с благоустройством и переработкой твердых бытовых отходов, что оно уже перешло критическую черту. Но, к сожалению, было просчитано, сколько еще кубометров мусора сможет выдержать этот полигон, и решили эксплуатировать старое свалку. Поэтому ответственность в первую очередь лежит на представителях местных органов власти. И когда сейчас говорят о суде или о следствии, то я думаю, что вопрос в том, будет проведен анализ и подняты соответствующие документы — насколько активной была деятельность уполномоченных лиц по подаче заявок и согласование с другими территориальными общинами или ОАО «Горхимпром» в части поиска объектов, где можно было бы разместить следующий цикл по переработке мусора.

 

Несколько лет назад была идея обустроить в области полигоны, которые охватывали бы население от 150 до 500 тысяч человек, чтобы равномерно собирать и утилизировать отходы. К сожалению, Грибовицкую свалку, как показывает время, ничего не научило, потому что мы и далее развозим мусора из Львова по области или в другие области, но относительно комплексного решения проблемы решения, увы, пока не принято.

 

А следствие должно быть открытым и прозрачным, должны назвать этапы и ответственных лиц и их бездействие, чтобы ускорить сам прозрачный процесс предоставления всех участков, а не поиск козла отпущения, потому что это может ускорить процесс не только во Львовской области, но и в целом по Украине и привлечет внимание руководителей территориальных общин к неминуемой ответственности, если не будет упорядочен этот вид жизнедеятельности общин и общества в целом.

 

Или может быть политический подтекст в следствии, мы увидим. Если будет проведено прозрачное следствие и на каждом этапе будут названы виновники, если будут приняты меры и по всей Украине будут предписания и выговоры, то мы будем понимать, что процесс происходит с целью упорядочения ситуации. Если же это сведется к тому, чтобы показать виновных и наказать их, то ничего не изменится, это будет выглядеть на очередной показушный процесс. Если это будет какая-то только политическое действие и будут наказаны виновные только во Львове и не будут приняты комплексные меры по всей стране, то эти трагедии будут повторяться с большей или меньшей частотой».

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика