Холокост. Львовский измерение | Блог для умниц | Блог для умниц
Новостная лента

Холокост. Львовский измерение

13.02.2017

«Сегодня остатки львовского гетто беспощадно застраивают, стирая контуры прежней жизни. Память о погибших людей требует уважения — в камне, траве, и просто в тишине. Забвение о судьбе жертв было мечтой насильников. Не дадим им победить своим безразличием», — этими словами завершает свою лекцию ««Холокост в Твоем городе: хроники львовского гетто» Юрий Скира – диссертант Института гуманитарных и социальных наук НУ «Львовская Политехника», исследователь спасения евреев духовенством и монашеством Греко-Католической Церкви.

«Z» записал и предлагает ознакомиться с основными тезисами доклада, которые дополнены комментарием автора на тему его исследования о роли Греко-Католической Церкви в спасении евреев во времена Холокоста.

 

Июль 1941 года. Львов

 

За вторым всеобщей переписи населения Второй речи посполитой 1931 года в Галиции проживало полмиллиона евреев. В частности, во Львове — 99 тысячи 595 человек, которые составляли 31% населения всего города. По этому показателю Львов занимал третье место в стране и уступал только Варшаве и Лодзи. А накануне Второй мировой войны, то есть в 1939 году, численность евреев в городе увеличивается до 104 тысячи 700 человек.

 

После оккупации Польши нацисты впервые здесь встречаются с большим количеством еврейского населения. Здесь надо понять одну вещь: нацистская пропаганда была нацелена против евреев, но именно здесь они впервые встретились с действительно большим количеством евреев. Дело в том, что в самой Германии в межвоенный период проживало около полумиллиона евреев, при общем населении страны на 1939 год в 69 млн человек. С 1930-х годов евреи начали эмигрировать, ведь законодательство и все условия были созданы против них. В частности, 280 тысяч евреев выехали к 6 октября 1941 года.

 

Вход в краковское гетто

 

Более того, в Польше нацисты встречают совсем других евреев, чем те, которых они знали в Германии. Если в Германии евреи вели похожий образ жизни со всеми другими гражданами, особо не отличаясь, то в Галичине евреи жили традиционным укладом жизни. Прежде всего их очень отличали одежду и быт. Когда нацисты увидели это огромное количество населения, то начали политику поиска «решения» еврейского вопроса, которая продолжалась с 1939 до 1941 года.

 

Что это означает? Между осенью 1939 и весной 1941 года нацисты проводят эту политику через выселение. 21 сентября 1939 года Рихард Гайдріх предлагает концентрировать евреев в больших городах, а уже 28 октября возникает первое гетто. То есть прошел всего лишь месяц, и на Востоке, в Пйотрикуві-Трибунальском,создали первое гетто. Такие же гетто создают в других городах.

 

В 1939 году также начинается поток беженцев на восток. По переписи 1940 года, численность еврейских беженцев во Львове составляла 26 тысяч 68 человек. Они добавляются к тем 104 тысяч, которые были во Львове перед войной.

 

В 1940 и первых месяцах 1941 года из Галичины депортировали на восток 64 тысячи беженцев, среди которых были евреи, поляки и украинцы. Для некоторых еврейских семей эта депортация оказалась спасением и они выжили только благодаря этому.

 

Лето 1941 года. Варшавское гетто

 

Нацистская экспансия на восток, которая началась в 1939 году, привела к концентрации все большего количества евреев на оккупированных территориях. Ибо по ту сторону границы жило очень много евреев и это способствовало радикализации способов решения еврейского вопроса, апогеем которого стало тотальное истребление населения после начала немецко-советской войны. С каждым месяцем террор нарастал. Например, осенью 1941 года большинство евреев Прибалтики были уже мертвы.

 

1 августа 1941 года Львов входит в состав Генерал-Губернаторства, то есть в состав польских территорий, оккупированных в 1939 году. На это время уже фактически был готов план, как должна выглядеть гетто, как будет происходить концентрирование населения, и на Львов просто перенесли готовую модель.

 

Июльский погром 1941 года стал вступлением к трагедии львовского еврейства. Он очень показателен с точки зрения историографии польской, украинской и еврейской. Мы привыкли верить источникам и особенно воспоминаниям. Зато с этим погромом имеем полный хаос: украинская сторона почти не вспоминает о нем, еврейская же — пишет очень эмоционально. Известно, что до Львова были командированы зондеркоманды 4а и 4b. Они, вместе со своими помощниками, 2 июля совершают погром, который происходит в свете того, что первые советы отступают, и оставляют тюрьмы переполнены убитыми людьми. Нацистская пропаганда решает использовать этот шанс. Еврейское население обвиняют в том, что они помогали коммунистам и начинают террор: к людям приходят домой и забирают в тюрьмы, где их убивать, бьют, морально унижают. Об этом, в частности, писал Курт Левин, отца которого расстреляли в Бригидках. Важно то, что погром не прекращается 2 июля, волны повторяются 25-28 июля. В то время Львов еще не был в составе Генерал-Губернаторства, но здесь уже действует то же законодательство в отношении евреев. Здесь выдают такие же документы, например, об организации жизни, а также создают Юденрат — орган, который должен контролировать еврейскую общину и быть связующим звеном между ней и нацистами.

 

Поддельные документы Курта Левина

 

Следующий шаг, который делают нацисты — накладывают на евреев 20 млн рублей контрибуции. Интересно, что заплатить эти деньги евреям помогали не евреи. Например, определенную сумму внес Митрополит Андрей Шептицкий. Тогда была надежда, если заплатить эти деньги, возможно, будет лучше. Вообще первые месяцы войны и даже первый год проходит под знаком надежды, что нацисты остановятся, и жизнь как-то обустроится. Эта надежда была до 1942 года, пока евреи не осознали, что такое поезда на Белжец.

 

 

Тогда же воплощают в жизнь план концентрации населения. В части города, где проживало около 25 тысяч человек, планируют разместить 136 тысяч. (Львовское гетто занимало территорию участков Замарстынова и Клепарова, отделенную железнодорожной насыпью, по улице Замарстинівською, Варшавской улицей и берегом реки Полтва. – ред.). В различных исследованиях несколько отличается количество евреев на момент вступления нацистов до Львова. Самая большая цифра — 160 тысяч. Наиболее реальная цифра — 130-140 тысяч человек. 6 ноября 1941 года уже был соответствующий указ и 24 ноября начинается переселение. Люди оставляли все свое имущество, при этом им выдавали два бланки, на которых они должны были описать, что оставляют. После этого они ехали в гетто, где жили дальше. Уже там начинается то, что можно назвать очень практичной политикой, которая касается различных сфер жизни: распределение пищи, ее нехватка, четкие правила жизни. Лучше всего чувствовали себя те евреи, которые имели работы, особенно те, кто работал на предприятии, что, например, обеспечивало немецкую армию. Это означало, что такой человек имеет хорошие документы и ее не расстреляют на улице. Уже в конце 1941 года во львовском гетто начинается голод и люди делятся на тех, кто мог выжить, преимущественно это те, кто имел работу на немецком предприятии, и те, кто не мог выжить, потому что не имел работы. Самое страшное было оказаться без работы и без документов. Во Львове говорили, что такого человека «брали на пески», что означало расстрел. Хуже всего было гуманитариям и людям науки, лучше всего – ремесленникам, которые умели работать руками.

 

28 февраля 1942 года произошло очень важное событие — евреям запретили покидать территорию гетто под угрозой смерти, после чего они стали вполне изолированы. И надо помнить, что перед тем, 20 января 1942 года состоялась Ванзейська конференция, которая фактически легитимизировала убийства и свелась к тому, что надо ускорить «окончательное решение» еврейского вопроса.

 

Львов. Июль 1941 года

 

17 марта 1942 года начали отправляться первые поезда с евреями в лагерь смерти в Белжеці, который стал могильщиком евреев Восточной Галиции. Из книги Курта Левина, который в то время работал в Раве-Русской и видел поезда, которые шли на Белжец, знаем, что поверить в такую реальность было трудно. Украинские крестьяне видели, что поезда идут полные, а возвращаются пустые. Белжец – маленький городок, поэтому Курт Левин уже тогда понимает, что что-то не так и подозревает массовое уничтожение. Но когда он приезжает к Юденрату и говорит об этом, его выгоняют, так и не поверив.

 

В июне-июле 1942 года во Львове провели так называемые «малые» акции и нацисты начали готовиться к одной большой акции, которая должна была в конечном итоге существенно уменьшить количество евреев. 10-22 августа 1942 года погибло около 40 тыс человек, а кое-кто из исследователей говорит и о 50 тыс человек. Это называют «Большим» или «Августовской» акцией.

 

Перед акцией евреи чувствовали, что будет что-то плохое. Отдельные люди шли к митрополита Андрея и просили о спасении. Тогда и начиналась их странствие к спасению. Спасение евреев УГКЦ – это отдельная очень интересная страница истории. Есть разные способы, как евреи приходили к митрополиту. Я нашел свидетельства о том, как один богатый еврейский адвокат позвонил Шептицкого, которого он знал лично, и объяснил ситуацию по телефону. Митрополит согласился.

 

Митрополит спасал как знакомых так и незнакомых. Например, через а. Гавриила Костельника спасся раввин Давид Кахане. Я нашел историю евреев из Ивано-Франковска, которые приехали во Львов. Кто-то им рассказал, что митрополит может помочь, пошли к нему и он согласился.

 

Прежде всего родители пытались спасать детей. Их приводили в митрополичьи палаты, секретарь или доверенное монах-студит забирал ребенка, день она была там, а за то время думали, где в приютах при монастырях есть свободное место. Находили место и перевозили туда. Но при этом очень часто меняли места пребывания таких детей, чтобы не было лишнего любопытства к ним. Труднее всего детей было адаптировать на начальном этапе. Дети были из традиционных еврейских семей, в монастырях день начинался с молитвы, а эти дети иногда даже креститься не умели. Фактически это была постоянная циркуляция детей в монастырской системе детских домов.

 

Наиболее фантастично то, что евреев прятали с 1942 по 1944 год и за это время нет ни одного случая, чтобы в монастыре или приюте поймали монаха с еврейским ребенком. Такого не было. Не было ни одного ареста по этому поводу!

 

Хоронить взрослых было гораздо проблематичнее. Например, раввин Давид Кахане имел семитские черты лица. Адаптировать его под садовника или монаха было невозможно. Его держали на чердаке монастыря студитов на улице Петра Скарги (сейчас улица Озаркевича), и только 4 человека знали о его скрытности. Другая история была с Куртом Левиным, у которого было не слишком семитское лицо: его переодели в новика и так спасли. Похожие истории были и с женщинами. Одной из таких «монахинь» пришлось изображать глухонемую, ибо она была из Кракова и не говорила на украинском. Было очень много оригинальных способов, как спасали евреев. Еще одна деталь, которая показывает изобретательность: когда надо было перевезти мальчика из одного монастыря в другой, чтобы точно полиция не смогла заподозрить и доказать, что это еврей, на время дороги их переодевали девочками.

 

К сожалению, мы не знаем точно, сколько евреев удалось спасти благодаря этой акции митрополита Шептицкого. Единственный источник – свидетельство схимонаха Лаврентия (Кузика), который утверждал, что благодаря митрополиту спасли около 200 детей. Никаких воспоминаний самого митрополита или приближенных лиц нет. Вне деятельностью Андрея Шептицкого также были случаи спасения евреев представителями ГКЦ, но это уже были индивидуальные акции в разных епархиях. Немало евреев спасали и через римско-католические монастыри, а также через польскую организацию Жигота, которая действовала на территории Львова.

 

Первого сентября 1942. нацисты убивают челенів Юденрату. А перед тем нацисты отдали приказ о сужении гетто, где находилось лишь 36 тысяч человек. В конце ноября-начале декабря 1942 года провели очередную акцию. После этого в городе остается всего 24 тысячи евреев. В январе 1943 года события повторяются и гетто превращают в Юлаг. Тогда же меняется и характер гетто: его делят на две части. В первой жили евреи рабочие, а в другой — женщины и дети. В последние дни львовского гетто, 21-23 июня 1943 года, там жило около 23 тысячи евреев. По источникам, 3 тысячи человек покончили жизнь самоубийством во время ликвидации гетто, 7 тысяч вывезли к Яновскому лагерю, который был одним из двух лагерей смерти в Украине, и на расстрелы «до песков». И в самом гетто погибло 14 тысяч человек. Тогда же львовское гетто прекращает свою историю.

 

Подготовила Мирослава ЧАЕК

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика