Новостная лента

И снова о конкурсы

15.02.2016

15 февраля должен состояться первый тур конкурса на замещение должности директора-художественного руководителя Львовского областного театра кукол. Это уже вторая попытка провести этот конкурс, первая – в декабре прошлого года была неудачной, поскольку никто из кандидатов не набрал необходимого количества голосов членов конкурсной комиссии. И новый конкурс обещает быть не лучшим.

 

 

Последние изменения в законодательство, принятые в прошлом году, проходят апробацию на практике, и, соответственно, проявляются все недостатки, на этом примере – в частности.

 

1. Парадокс первый – театр должен возглавлять директор, он же художественный руководитель (обновленная статья 19 раздела ІІІ Закона Украины «О театрах и театральном деле»).

 

«Прошлый руководитель господин Синица был удобен власти тем, что хорошо вел хозяйку, за почти четыре десятка лет его руководства не было значительных конфликтов. Но сейчас театр нуждается в обновлении, много спектаклей в репертуаре морально устаревшие, нам стыдно за них, когда мы видим спектакли других театров на фестивалях. Новому руководителю надо будет выстраивать новую репертуарную политику, заботиться о современный художественный уровень, приглашать новых режиссеров. Как это сможет делать человек, который не разбирается в театре? А среди кандидатов такие есть», – сказала в частном комментарии к ситуации с конкурсом актриса театра, которая «пожелала остаться неизвестной».

 

Театр – это прежде всего культурное учреждение (в уставах государственных театров прописано – неприбыльная), ее цель – создание культурного продукта, заработать при этом деньги – побочное задание. Не каждый хороший художественный руководитель (отдельный разговор, что такое «хороший») может быть хорошим директором и наоборот. Но приоритетом должен быть культурный уровень. Логично, чтобы театром руководил человек, который определяет творческие задания, а уже в ее подчинении должен быть тот, кто, согласно этим задачам, организовывать хозяйку. Зато совмещение должностей обязывает владеть и одним, и другим. К тому же, в законе «О культуре» (статья 211) нет конкретных требований к профессиональной театрального образования руководителя, только общее требование высшего образования вообще и стандартная упоминание об абстрактной «способность за деловыми и моральными качествами, образовательным и профессиональным уровнем выполнять соответствующие должностные обязанности». Возможно, этих требований нет еще и потому, что при таком сочетании возникает вопрос: а какова должна была бы быть образование – экономическая-хозяйственная или художественно-театральная? Что важнее в кандидате – директор или художественный руководитель? Поэтому образовательная специализация не указывается вовсе. Практически, законом допускается вариант, что театром может руководить «очень хозяйственная» человек, который не имеет образовательной культурной базы, ничего не петрає в театре и искусстве. А тот, кто собственно творит, будет зависеть от ее взглядов и компетентности. Требование «3-летнего стажа работы в сфере культуры» ничего не меняет – можно быть завхозом в каком-то «Дворце творчества» или еще бог знает каком заведении, в уставе которого упомянуто слово «культура» – и уже.

 

Понятно, что аналогичные формулировки дублируются и в списке квалификационных требований в объявлении о данный конкурс. Только в дополнительных «других требованиях» упомянутая «полное высшее образование по направлению подготовки: «Сценическое искусство», и даже «стаж творческой работы в театре не менее 3-х лет». А еще требуется сочетать «знание теории соответствующего вида искусства» и «знание современных методов хозяйствования и управления» (что не так уж часто сочетается), и нав’язлу в зубах абсурдную «последипломное образование в области управления» (на которую обычно не обращают внимания) и прочие красивости – то есть, это список не обязательных требований, а пожеланий. Что и дает возможность проскользнуть на должность директора-худкера людям антитеатральним, зато «крепким хозяйственникам». И это, кроме всего прочего, – заповільнена бомба в отношения такого руководителя с творческими работниками. Сможет поставить требование профессиональной планки хотя бы конкурсная комиссия, определяя эту «способность по образовательным и профессиональным уровнем»?

 

2. Парадокс второй – конкурсная комиссия. По закону она состоит из девяти членов: три назначает управления, проводит конкурс; трех избирает на собрании трудового коллектива сам театр; три – от общественных организаций.

 

Уже с назначением членов комиссии от управления (в данном случае это управление имуществом ЛОГА) возникают большие сомнения в возможной компетентности этих назначений. С трудовым коллективом не лучше – во-первых, опять-таки, согласно нового законодательства (обновлена статья 20 раздела ІІІ Закона Украины «О театрах и театральном деле»), почти все члены творческого коллектива переводятся на контракт. И, в случае, если в руководители кандидует действующий руководитель, заместитель-в.а., эти работники могут столкнуться с давлением относительно избрания нужных руководителю кандидатур, – в противном случае им тупо светит непродления контракта. (В областном театре кукол сейчас пять из двенадцати актеров – на контракте, который заканчивается в марте). Манипулирование решениями коллектива становится намного проще.

 

Коллизия еще и в том, что членов комиссии (тех, кто от коллектива) выбирает не творческий состав коллектива, который имеет понятие художественного процесса и уровня, а весь трудовой коллектив. То есть, грубо говоря, тех, кто будет определять профессиональный уровень возможного руководителя театра (не забываем – художественного руководителя в том числе), выбирают также уборщицы и гардеробщицы. А их (технического персонала) в театрах – большинство. Проблема еще в том, что избранные от коллектива члены комиссии не должны быть работниками театра (!), это – уважаемые в театральном мире (или в целом в культуре) личности, которым коллектив театра доверяет представлять свои интересы. Найти таких тоже проблема, потому что эти фамилии, преимущественно, ничего не говорят техническим работникам театра. К тому же, обслуживающий и административный персонал, большинство работников цехов, в отличие от творческого состава – на контракты не переводятся, освободить их труднее – вот кто может уверенно гнуть свою линию на собрании, вот кто в театрах константа. И кого они послушают в этой ситуации (?) – угадайте с трех раз. Та-дам.

 

3. Отдельный парадокс – общественные организации. Если подавать свои кандидатуры вызывалось более одной организации, проводится жеребьевка среди всех кандидатур (каждая ГО подает по три фамилии – и теоретически могут быть выбраны даже все три от одного, если жребий так выпадет). В данном конкурсе такое жеребьевка проводилось девятого февраля, я на нем присутствовал лично.

 

Комиссия жеребьевка состояла из двух членов и секретаря – работников управления имуществом ЛОГА, а также председателя комиссии – директора департамента по вопросам культуры Львовской облгосадминистрации, которая, однако, не присутствовала до конца. Уже состав комиссии вызывает вопросы. По закону «О культуре» (статья 213 пункт 10) «Орган управления назначает секретаря конкурсной комиссии». Но в положении Минкульта «О формировании состава и организации работы конкурсной комиссии по проведению конкурсного отбора на должность руководителя государственного учреждения культуры» (раздел II пункт 5) сказано: «секретарем комиссии по жеребьевки является секретарь конкурсной комиссии», а также «секретарь конкурсной комиссии назначается из числа работников Минкультуры». Поскольку секретарем комиссии по жеребьевки была работница управления имуществом, то, наверное, я чего-то не понимаю. Да, возможно, это буквоїдство, но – есть противоречие.

 

Сейчас желание приобщиться к формированию комиссии заявили 13 ГО. Комиссия допустила к конкурсу восемь. Какими критериями руководствовались сотрудники управления имущества, определяя кого допускать? Выясняли, есть ли эти общественные организации «из сферы культуры». Для этого перечитывали устав на наличие в цели деятельности ГО слова «культура». Но, поскольку законом не предусмотрено представление организациями уставов для участия в жеребьевке, поэтому комиссия не имеет права их требовать, поэтому уставы подали только некоторые из организаций. Для остальных – определялись по названию или по модели «А мы их знаем, мы имели совместные акции в сфере культуры, они интересуются культурой». Таки образом к участию в конкурсе были допущены, например, Фонд реабилитации незрячих, Культурно-спортивный клуб «Звезды Галичины», Хореографическая союз, Общество «Лемковщина» и др. Один из присутствующих наблюдателей заявил: «Если большинство не подали уставов, а допуск осуществляется по принципу “мы их знаем лично”, то это элементарное лоббирование», – и трудно не признать этом смысла.

 

Излишне объяснять, что это все очень контраверсионно: как организации, которые или интересуются культурой и «проводят совместные акции», или активны в других сферах культуры вне театра –будут определять уровень именно театрального руководителя? Вообще странно – что побудило столько ГО направиться к участию в конкурсе, их заинтересованность? Я, театральный критик, узнал об этом конкурсе только две недели назад. Откуда они узнали и почему решили принять участие – загадка для меня. Как результат – единственная в списке профессиональная организация соответствующей специализации UNIMA (Международная ассоциация театра кукол) получила лишь один шанс из восьми быть избранной. И не прошла – я сам тянул жребий и вытянул, к холере, Фонд реабилитации незрячих, Общество «Лемковщина» и Союз дизайнеров. Местная СТД кандидатур не подавала. Не царское это дело.

 

Хотя есть нюанс – в законе «О культуре» (статья 213) прописано, что в комиссию подаются «общественные организации в сфере культуры соответствующего функционального направления». Логично – если бы речь шла просто о причастности М к сферы культуры, на том бы формулировка и закончилось. Но ведь для чего то же есть уточнение «соответствующего функционального направления». Адекватно было бы, если бы именно ГО конкретного профиля имели бы участвовать в формировании комиссии. Ну это же дикость, когда профессионалы имеют такие же шансы попасть к этой комиссии, как и те, кто ничего не понимает в театре, тем более кукольном. Но в законе нигде не истолковано, что такое это «соответствующего функционального направления», – вот и сводится все к «имеют какое-то отношение к культуре».

 

Начальник Управления сценического и визуального искусства Минкульта Павел Билаш в недавно опубликованной статье по поводу конкурсов даже упоминает, что «существует неофициальная информация о появлении своеобразного бизнеса, в котором некоторые общественные организации берут немалые средства за использование их реквизитов». Правда, потом у него получается, что во всех недостатках подобных конкурсов виноват не кто иной, как «незрелое гражданское общество». А решения человек видит в изменении формулировки «общественные организации в сфере культуры соответствующего функционального направления» на «институты гражданского общества, которые осуществляют свою деятельность в сфере». Мне слабо понятна разница и где есть толкование, что же такое эти «институты», но дальше объясняется, что «указанное значительно расширит перечень организаций, которые смогут участвовать в конкурсных процедурах». То есть, у нас еще мало организаций подается на конкурс? А дальше еще лучше: «Правда, некоторые эксперты с культурнического среды считают, что к участию в конкурсной процедуре нужно допускать узкопрофильные общественные объединения, действующие в конкретной сфере. […]На наш взгляд, с применением такого принципа, каждую из сфер монополизирует одна-две общественных организации и, соответственно, в конкурсных комиссиях будет работать до десятка «постоянных» экспертов, в которых эти организации являются лояльными. Такая перспектива выглядит еще менее демократично и более корупціогенно, чем нынешняя ситуация».

 

Проблема как раз в том, и это хорошо видно уже даже на этом небольшом примере, что человек совсем без художественного понятия может возглавить театр, и фильтром для нее не станет ни закон, который не ставит среди обязательных квалификационных требований театральную или хотя бы художественное образование, ни комиссия. Очень мала вероятность, что как от управления имуществом, так и от коллектива и от общественных организаций наберется достаточное количество профессиональных людей, способных адекватно оценить программы кандидатов. Потому что на каждом из этапов формирования этих комиссий созданы все условия для торжества некомпетентности. (Это я говорю только про профессиональную планку, не затрагивая уже каких-то более глобальных задач и требований к кандидатам). И вот работник Минкульта предлагает еще больше уменьшить возможность экспертам попасть к комиссии, потому что их, видите ли, в другом раз будет повторяющаяся ограниченное количество. А их в принципе у нас нет очень много, поэтому достаточно хотя бы нескольких более — менее не тождественных организаций. И резонное предложение, которое п. Билаш озвучивает в предыдущем абзаце «предлагаем, чтобы членами конкурсной комиссии становились исключительно специалисты в сфере культуры соответствующего профессионального направления, публичного или бизнес-администрирования» собственно все равно сведется к «нескольких десятков экспертов».

 

Другое дело, нам говорится не только о профессиональном уровне, но и об общественном контроле. Тогда уместно также привлекать правозащитные ГО (хотя вопрос: как же они будут оценивать программы кандидатов, это не снимает). Например, на данный жеребьевки свои кандидатуры подали две такие ГО: Западноукраинское антикоррупционное объединение «Право и сила». И хотя в уставах обоих было ключевое слово «культура» (правозащитная деятельность в том числе и в сфере культуры), их не пропустили за несоответствием.

 

 

Вот такое. А пока – ждем проведения самого конкурса. Как пожаловалась уже упомянутая актриса театра: «Мы вообще не знаем, что там делается с конкурсом. Нас никто не сообщает ни когда он, ни какие кандидаты на нашего руководителя, ни кто стал членом комиссии – ничего неизвестно». И правда: на сайтах ЛОГА трудно что-то найти. Все, что я нашел – это сообщение о факте объявления конкурса, информация, что первый тур состоится 15 февраля, и, что отобрано членов комиссии от ГО. Кто стал членом комиссии, ее состав, кто претендует на руководство театром – этой информации найти не удалось. Ждем продолжения. Набиваем шишки…

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика