Новостная лента

Ярослав ГРИЦАК: «Ностальгируем за стабильностью»

22.11.2015

 

«Галицкая платок». Владимир Костырко. Львов. 2009 год

 

В этот день, 21 ноября, но сто лет назад почил в Бозе Франц Иосиф – Император Австрии, Король Венгрии, Король Хорватии, Король Богемии, Король Галиции и Лодомерии, Король Ломбардии и Венеции, Великий князь Кракова, Герцог Буковины. Во главе монархии Габсбургов Франц Иосиф оказался 18-летним юношей и правил в течение следующих 68 лет. Европейские историки оценивают личность императора не однозначно – его правления, мол, привело к упадку и, в конечном итоге, распада Австро-Венгерской империи. А тем временем в Галиции Франц Иосиф – настоящий миф и миф, без сомнения, исключительно положительный. О том, что в этом мифе от реальности, а что – плод нашего воображения, говорим с профессором Ярославом Грицаком

 

 

— Имеем прекрасный и теплый миф о государя императора Франца Иосифа. Как объяснить, что он до сих пор живет, по крайней мере для Галичины?

 

— Это ностальгия по добрым-старым временам, ностальгия по стабильности. И эту ностальгию мы сейчас чувствуем во всем мире, даже в Америке в контексте избрания Трампа. Мир становится все более беспокойным, все более угрожающим и все более непредсказуемым. Зато, когда смотрим назад, то XIX век – это время спокойствия, отсутствие крупных войн – это почти сто лет беспрецедентного мира от времен Наполеона до Первой Мировой войны. Как когда-то говорил Троцкий, что если бы можно было выбирать время, когда родиться, то лучше всего было бы родиться в XIX веке, когда в противовес революциям и войнам следующего, ХХ века – было временем покоя. И символами этого покоя были две фигуры: королева Виктория в Великобритании и Франц Иосиф в Австро-Венгрии. За этих императоров жизни выглядело богатым (относительно состоятельным), а главное очень спокойным.

 

Конечно, Франц Иосиф проиграл несколько войн, было несколько революций, но это все ему забывали на фоне того, что это было долгое и спокойное правление. Как кто-то очень хорошо сказал, Австро-Венгерская империя не была образцом эффективности и могущества, но она была лучшая за все то, что последовало за ней в ХХ веке.

 

— С точки зрения истории Украины: можем считать Франца Иосифа фигурой вполне позитивной?

 

— Я думаю, что наша память очень короткая и вибірлива. Скажем, никто сейчас не помнит те потери, которые понесли галицкие украинцы, тогдашние русины в битве при Сольферино, когда австрийская власть сражалась против итальянцев, которые хотели независимости Италии. Галицкие украинцы не имели выбора и были на стороне Австрии. Они воевали на чужой территории и за чужие интересы. И это были огромные потери. Гораздо большие, чем мы имеем теперь в АТО. Интересно смотреть, кстати, как образ Гіталії вошел тогда в народный фольклор – как нечто очень отрицательное… Но все это забывается, ибо в противовес таким вещам должны что-то другое….

 

Франц Иосиф имеет положительный образ и заслуживает на него. Франц Иосиф является символом той Австро-Венгрии, которая оставила свой след в Украине – сделала Галичину. Нет сомнения в том, что если бы не было Габсбургов, то не было бы Галичины. Галичина – это чисто габсбургське тварь. И то что Украина сейчас именно такая, как есть, то через то, что есть Галичина. А Галичина такая есть, потому что были Габсбурги. И в этом смысле Франц Иосиф, как символ тех Гасбургів сыграл очень важную роль. И роль эта, за исключением тех потерь при Сольферино, относительно бескровная, ведь происходила модернизация через бюрократию. И это вполне изменило историю нашего края.

 

Образ Франца Иосифа было бы правильно создавать историкам у общества? Как, к примеру, преподавать это в школе?

 

— Я думаю, что образ Франца Иосифа надо подавать, как символ стабильности ХІХ века, как альтернативу того, что очень долгое время можно иметь войну. Мы сейчас живем во времена, когда война встает все более и более возможной. К сожалению, такая угроза растет. И если Европа объединялась под лозунгом «Никогда больше», то и Украина должна держать это в своем сознании. В этом смысле образ мирной и спокойной габсбургской Австро-Венгрии показывает хорошую альтернативу. Этот миф, в конце концов, показывает, что не все так плохо было в нашей истории.

 

— Можем ли мы утверждать, что Австро-Венгрия Франца Иосифа была прообразом Европейского Союза?

 

— И можем, и не можем. Можем в том смысле, что со Львова до Триеста могли ехать без паспорта. Но все же это была слабая уния, слабая Европа. Не забывайте все же, что Австро-Венгрия была слабой империей. Стабильной, но слабой. Австро-Венгрия проиграла все возможные войны и последние десятилетия только и делала, что реформувалась чтобы продолжить свое существование. Собственно об этом спорят историки: насколько Австро-Венгрия была жизнеспособной концепцией. Но сходятся на том, что она была жизнеспособной, пока жил Франц Иосиф. Еще тогда говорили, что как умрет Франц Иосиф то вместе с ним умрет вся империя…

 

Памятник Францу Иосифу И в Вене

 

— Возвращаясь к нынешней даты, как думаете, стоило бы обозначить отношение Галичины к Франца Иосифа чем-то материальным, например, установить ему памятник во Львове? Речь же об этом идет давно, а до дела не доходит…

 

— Я не скажу стоит или нет, потому что все же стараюсь оставаться историком. Но если говорить о Франца Иосифа, как о символе, то это хороший символ, не вредный и не агрессивный. Никто в Вене не хочет присоединить обратно Галичину. Потому что когда Екатерина II в Одессе свидетельствует о том, что россияне сохраняют претензии на украинские территории, то Франц Иосиф во Львове наоборот означает, что Вена претензий таких не имеет.

 

Лично для себя я выделяю памятники теплые и политически безопасные, такие, как, например, памятник Никифору. В контексте того, что произошло в Украине в последние годы, памятник Францу Иосифу был бы таким теплым памятником, и я почти уверен, что очень мало бы людей упоминали бы его в теме галицкого автономизма. Мне кажется, что идея Галицкой автономии, как альтернатива уже больше не существует. За последние три года украинцы стали очень консолидированными, и увековечения памяти о Франца Иосифа никто не будет воспринимать как угрозу. Это такая моя мысль. Кроме того, я думаю, если бы такой памятник должен был появиться в Львове, то должен быть достаточно камерным. Таким, у которого можно было бы сесть, которого можно было бы взять за руку. Он должен был бы быть человеческого размера и с человеческим лицом. Фигура Франца Иосифа для этого предоставляется.

 

В 2009 году памятник Августейшему императору поставь в Черновцах. Весной 2014 года неизвестные облили его красной масляной краской

 

Беседовала Татьяна НАГОРНАЯ

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика