Новостная лента

Іенові уроки

17.03.2016

 

Концерт одного из величайших рок-проектов всех времен и народов «Jethro Tull by Ian Anderson», который состоялся 9 марта в Киеве, принес, кроме единодушного эйфории присутствующих на нем сотен невероятно благодарных зрителей (кстати, из совершенно разных возрастных категорий), важный побочный эффект в виде пространного интервью лидера проекта.

 

За эту прекрасную журналистскую работу – моя отдельная благодарность интервьюеру.

 

Иэн Андерсон – не только великий музыкант. Он интеллектуал и глубокий знаток многих сложных социально-культурных процессов и явлений. Его уникальная игра на флейте, незабываемый тембр голоса (который, к сожалению, постепенно утрачивается), особая пластика движений и мимика – все это, конечно, является самой заметной стороной его личности. Но есть еще и мнения, оценки, культурно-политическая ангажированность, гражданский темперамент, что ими артист охотно делится, начиная со времен, когда во главе своего тогдашнего «Jethro Tull» пробился в звезды британской и мировой рок-сцены. То есть с конца 1960-х.

 

В своем киевском интервью Андерсон привлек мое особое внимание двумя-тремя моментами, на которые захотелось прореаґувати – в меру параметров этой публикации.

 

Во-первых, удивительно исчерпывающая и точная, передана несколькими предложениями, характеристика актуальной социальной ситуации в нашей стране. «Киев на самом деле теперь выглядит, как очень большой настоящий европейский город», – отмечает Андерсон, и здесь стоит добавить, что в предыдущий раз он был в столице в 2005 году, вскоре после Оранжевой революции. «Но, – продолжает он, – как мне показалось, бутики стоят пустыми почти все время, то же самое с гостиницами». И чуть дальше: «учитывая состояние украинской валюты, подавляющее большинство украинцев может разве что поглазеть сквозь витрину на те товары, которые продаются в бутиках. Кто может это купить? Наверное, какие-то коррупционеры или дельцы черного рынка. Жадный, бесконтрольный капитализм – вот что я здесь вижу. А не прагматическую, социально ориентированную экономическую модель. Поэтому очень много перспективной, хорошо образованной молодежи предпочитает уехать из страны – это печальный факт».

 

Этот печальный факт, к сожалению, таки факт и печальный. Что, дорогие украинцы, с ним будем делать? Эх, спросить бы Иэна, что он на это посоветовал бы. У него наверняка есть интересный ответ. Но идем дальше.

 

Ибо второй момент интервью, который кажется мне особенно важно для нас, – это оценка нынешней Европы, что ее Андерсон определяет, как «по сути, три разные Европы». Поэтому Европа-1 – это богатейшие, «стабильные, высокопроизводительные страны, которые платят львиную долю европейских налогов». Европа-2 – это те, кого, как Италию, «очень сильно трясет». Кроме того, Европа-3 – «по-настоящему бедные европейские страны: Румыния и Болгария не в лучшей форме, Греция – в ужасной».

 

И наконец – подвешенный дополнение к трех Европ с жирной точкой на наших євроустремліннях: «А есть еще страны, которые хотят присоединиться к ЕС, и их экономики в очень плохом состоянии – им просто нечего предложить. Кто будет за все это платить? Немцы и британцы не в восторге от необходимости платить за всех».

 

Здесь хочется подчеркнуть: это выражение принадлежит не бездушно-прагматическом брюссельском євроурядникові или правом євроскептичному популисту, а большой, широкой души, художнику, который, правда, вместе со склоном своего возраста ощутимо склонился к консерватизму. И все же – поставмося к этому прежде всего как к замечательной научки, сформулированной нашим выдающимся современником. А суть ее в том, что интегрироваться в Европу под лозунгами типа «бедная мать и обосранные дети» уже невозможно. Нас так и будут держать на безопасном расстоянии через эту тотальную нищету на фоне дорогих и пустых бутиков и отелей. Другого выхода, кроме как становиться самодостаточными и богатеть, у нас нет. Спросить бы Иэна, как этого достичь – он точно что-то посоветовал бы.

 

Отдельного внимания заслуживают, конечно, и пассажи Андерсона о лице «мистера Путина». Здесь его характеристики делаются вообще безжалостными. До такой степени, что не без их влияния мне несколько ночей назад приснилось, будто, упомянув Википедию и Гугл как факторы, что их «мистеру Путину» следует бояться даже больше собственной смерти, Иэн Андерсон внезапно добавляет: «Как и зеркал».

 

В своем сне я понимаю это так, что в Кремле сейчас полно зеркал, сделанных специально для Путина. В них он не может видеть себя реального – то есть ту начиненную ботоксом тварь, которую мы видим и которая существует в действительности. Сам Путин зато видит кого-то другого. Например, молодого и худого, хоть уже и с первыми признаками облысения, гебівського офицерика, перед которым все еще длинные-предовге жизнь и целый мир, что его надо поставить на колени.

 

«Ему лучше совсем не смотреть в те зеркала», – говорит Иэн Андерсон в конце моего сна.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика