Новостная лента

Их хочется ненавидеть

15.12.2015

 

Сначала скучно, потом вам трудно, потом — а это три часа стояния в автобусе, который из-за жадности шофера становится под каждым столбом, — ваше нутро закипает «праведным» гневом, вернее вас накрывает черная иррациональная волна ненависти к ним, тех «кто занял» все сидячие места. Их хочется ненавидеть уже тогда, когда в билетной кассе вам говорят: «Ничего нет». И для чего-то объясняют: «Теперь студенты богатые».

 

Уже там, в этом кафе-ресторане самообслуживания, они, молодые — им на вид, еще и двадцати нет — ведут себя так, будто время остановилось, вокруг никого нет, они обнимаются и даже целуются, студенты, им можно все. Вам не нравится эта манифестация такого наивного и слепого, по вашему мнению, счастье, такое публичное проявление симпатии, вас это раздражает…. ровно до того времени, как вы не отведет взгляд от влюбленных пар и станете замечать, что совсем юные, наверное вчерашние школьники выносят расхожее клиентами, убирают со столов, делают кофе, с крышкой насыпают в тарелки, приносят заказанное таким же как и они, фактически еще подросткам, но и студентам. Так, тогда включается разум, не только эмоции. Эти дети работают больше, чем мы работали в свое время, есть возможность. И начинают делать это раньше, не у всех есть деньги сидеть днями в барах – кафе. Они более мотивированы, это они, настоящие, а не мы, попали под каток завышенных ожиданий. Мы очень хорошо знали, что нас ждет после учебы, а для них слова «государственное распределение» — практически неизвестно.

 

Поколение наших родителей, дети войны, также смотрели на нас, на своих детей, как на тех, «кто не ценит» что имеет, потому что не видел беды и войны, не знает нужды: одни туфли на всех, в школу пешком в благенькім пальто зимой, кто, фактически, не заслужил сытую и комфортную жизнь. Да, это они, наши родители заработали на хлеб, который мы ели, жилье, в котором жили, одежду, заплатили за книги и развлечения. Особенно развлечения — на их взгляд, все эти проигрыватели, пластинки, магнитофоны, одежда, вернее стиль, который они не совсем понимали, эти «простые брезентовые штаны», эта странная очень громкая музыка на чужом языке, эти молодежные журналы, эти новые слова, дискотеки.

 

Так, эти студенты, которые мерцают в темноте салона экранами своих телефонов, едут домой, и кто вам виноват, что вы «вдруг» забыли, как тридцать – сорок лет назад были такими же, только вы штурмовали вагоны электричек, чем вызвали немалое раздражение, даже больше — агрессию со стороны старших людей: «смотрите те молодые позанимали все места и где они вам вступятся». Мы, бывало, лезли через окна. Суббота, вторая дня, перроны львовского вокзала выглядели как город в осаде вражеского войска. Вместо субботы теперь пятница, электричек стало меньше в разы, вместо них теперь ездят эти ящики на колесах и перевозят наших детей – студентов. Да и шофера, который больше стоит, чем едет, можно понять. Дядя подбирает кого надо и не надо, хочет собрать кассу, потому что вокзал официально продал все билеты.

 

Много что в такую погоду провоцирует, вызывает эмоции, а еще больше кого хочется ненавидеть. Холодно, сыро, ветер, мокрый снег, лужи, трамвай не едет, троллейбуса долго нет, маршрутки, короткий световой день, и каких-либо позитивных новостей на горизонте нет. Скорее наоборот. Коррупция, предательство, идиотизм, некомпетентность, куда не глянь. Много кого и что можно понять, дав выход отрицательной энергии. Много чего и кого, но не все и далеко не всех. Невозможно не так понять (разве жажда), как оправдать тех, наверху, кто украл не только деньги, чтобы у нас были хорошие дороги, больницы, школы, сильная и сытая армия, присвоил себе научные звания — нет, они украли больше, и это, возможно, самое худшее – они украли веру в перемены, веру в будущее у них — тех, кто студент, кто работает, кто учится с надеждой — как свидетельствуют опросы это большинство — перебраться на Запад насовсем. Вот за это их хочется ненавидеть.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика