Новостная лента

Или дрейфует Беларусь от Москвы?

16.02.2016

Что за черная кошка пробежала между Россией и Беларусью? Мелкое противостояние, которое быстро иссякнет, или же глубокая и антагонистическая кризис взаимоотношений? Точно ответить на этот вопрос вряд ли удастся ответить в ближайшее время. Минск с Москвой уже неоднократно вели войну нервов, а потом шли на мировую. Впрочем существуют предпосылки, что сейчас это противостояние может перерасти в нечто серьезнее.

 

 

 

Про глубину противостояния, которое возникло между Россией и Беларусью (или, возможно, только между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным) мир узнал из последней пресс-конференции белорусского лидера. Запад был рекордным по продолжительности – 7 часов 21 минута, поэтому Лукашенко уже можно смело вписывать в Книгу рекордов Гиннеса.

 

«Слушай, Володя, не порты мне вечер!», – именно такую цитату батьки можно было бы вынести титулом для этого мега-брифінга, хотя настоящее название мероприятия «Большой разговор с президентом». Фактически лейтмотивом беседы звучали жалобы Лукашенко на несправедливую игру союзной России. Ее лидеру Путину и были адресованы главные месседжи бенефиса булоруського коллеги, который правда пытался избегать прямого называния имени своего визави.

 

Бацька нещадно, но в основном безособистісно критиковал путинскую Россию подавая ее таким себе бездомный обществом, домом без хозяина, где правая рука не ведает, что делает левая, где царит анархия, хаос и разруха. Хотя время от времени Лукашенко таки не сдерживался и сознательно или бессознательно таки упоминал имя Путина в весьма неприглядном контексте, как вот в цитировании фразы про «испорченный вечер»

 

Главным основанием для дерзких нападок Лукашенко в Москву стало решение создать на границах с Беларусью пункты контроля, причем довольно жесткого контроля. Приказ подписал глава ФСБ, хотя излишне говорить, что все это было бы невозможным без решения шефа Кремля. Официально это мероприятие подавалось как русский ответ на отмене Белоруссией визового режима для граждан 80 стран, в частности государств Европейской Унии, Соединенных Штатов и Канады. Россия так объясняла логику своих действий: большое количество граждан указанных стран внесенные Кремлем в «черный список» в рамках санкций в ответ. Но не следует забывать, что в 1996 году Беларусь и Россия согласились создать единое Содружество государств. 1997 года Содружество превратилось уже в Союз России и беларуси, а в 2000 году Союз превратился в Союзное государство.

 

Это образование должно стать ядро будущего возрожденного СССР. Из задуманного мало что вышло, поскольку никто больше присоединяться не пожелал. Теперь же путем межграничного разграничения Москва ставит под сомнение существования самого российско-белорусского симбиоза как монолитного образования. В этой ситуации нам трудно понимать логику Лукашенко, который с одной стороны пытается себя продемонстрировать максимально независимым от Кремля, с другой – жалуется на сецесийного практику Москвы.

 

Но в эту психологическую проблему бацьки мы не планируем углубляться. Нас больше интересует тот факт, что белорусский лидер выставляет Москве такие жесткие обвинения, что уже невозможно делать вид, будто все это лишь незначительные бюрократические трения, которые намеренно раздувают средства массовой информации. Потому указанной темой пограничного контроля упреки Лукашенко не ограничились. Далее были обвинения в несправедливой игры в области нефте — и газоснабжения, блокировании белорусского экспорта, нарушении соглашений Евразэс и так далее. То есть, у тех кто осматривал эту марафонскую конференцию не могло не сложиться впечатление, что речь идет о настоящий межгосударственный конфликт.

 

Еще одна знаковая фраза, брошенная на пресс-конференции Лукашенко: «Независимость дороже за нефть!». Вот оказывается, как может заиграть батька, а мы-то думали, что Путин полностью купил его за энергоресурсы. А как оно на самом деле? На самом деле таки купил, но как известно: долг отдают только трусы.

 

Что, к примеру, мы, украинцы, больше всего покупаем у белорусов? Бензин и другие нефтепродукты, которые в Беларуси делают из российской нефти. Экспорт нефтепродуктов все еще остается одной из самых весомых статей формирования местного бюджета. Однако в прошлом году этот экспорт сократился в физическом выражении на 23%, в денежном – почти на 40%. В немалой степени это следствие того, что Россия прикрутила нефтяной краник.

 

Зачем Кремль делает такую неприятность не просто «братском», а дружески, даже «співдружньому» народу? А это такое наказание за неоплаченный белорусами газовый долг, который достиг 550 миллионов долларов.

 

Лукашенко утверждает, что белорусы 2016 года заплатили «Газпрому» и так больше, чем «справедливую цену». Справедливой цене бацька считает 83 доллара за тысячу кубометров, Беларусь сейчас платит $107, хотя контракт требовал платить $132.

 

Да и вообще, по подсчетам Лукашенко Беларусь от вхождения в ЕАЭС потеряла 15 млрд долларов. В конце концов он выдал такое резюме: никакой равноправной, честной интеграции нет и в помине, Москва просто издевается с белорусского партнер.

 

В этом контексте стоит отметить такую деталь. Конференция, которую с определенными оговорками можно назвать антипутинской, состоялась третьего февраля, а вот днем ранее появилась информация о предстоящей встрече двух президентов. Была даже названа вероятная дата – девятое февраля. Первой это сообщение опубликовала близкая к Кремлю газета «Известия» с призывом на пресс-секретаря кремлевского шефа Дмитрия Пескова. А уже на следующий день по «Большом разговоре» информационным российско-белорусским полем прокатилась новая молва: встреча отменена (перенесена на неопределенный срок). Восьмого февраля это подтвердил тот же Песков. «Главам двух государств так и не удалось согласовать графики», – пояснил он, хотя не сложно понять, что означает такая формулировка.

 

Итак кризис в отношениях Минска и Москвы – неоспорима. Насколько она глубокая покажет время. В конце концов напряжение между двумя «співдружніми» государствами возникала за актуальный тысячелетия неоднократно. Причем как на чисто хозяйственном, так и на политическом уровнях.

 

Вспомним хотя бы первую российско-белорусскую «газовую войну» 2004 года. Тогда Москва перекрыла краник подачи газа в Беларуси. Еще тогда Лукашенко высказался достаточно жестко, назвав этот шаг Кремля «терроризмом на высшем уровне».

 

А еще интереснее противостояние возникло в 2008 году, когда Минск наотрез отказался признавать независимость Абхазии и Южной Осетии. Одновременно Беларусь начала заигрывать с Брюсселем, что тоже не могло не раздражать Москву.

 

Далее 2014 год, российско-украинская война. Беларусь не захотела признавать аннексии Крыма Россией, время от времени критиковала донбасских сепаратистов, уверяла Киев, что не позволит России атаковать Украину со своей территории.

 

2015 года между членами Таможенного союза – Россией и Беларусью – начинается таможенная война. Сначала легкая, но с каждым днем все жестче. И вот сейчас – пограничный контроль. А тем временем в минске арестовывают журналистов, которые пишут критические в отношении Беларуси статьи на российских новостных ресурсах.

 

Поэтому война нервов между Беларусью и Россией обостряется. Ну и что, скажет опытный читатель, всяческих «войн» между ними – газовых, нефтяных, продовольственных, информационных и тому подобное – и не счесть. Все они в конце концов завершались каким-то консенсусом: Москва основном шла на экономические уступки, Минск в основном отказывался от очередной части своего суверенитета.

 

Или стоит надеяться, что и в этот раз произойдет нечто похожее? Не исключено, хотя, как говорится, есть нюансы. Дружба с Беларусью всегда стоило России немалых денег. А свободных финансовых активов у Кремля все меньше. Экономические санкции, дешевые энергоресурсы и отсутствие коренных реформ в российской экономике сделали свое дело. Знаменитое медвєдєвське «дєнєґ нет, но вы там дєржитєсь» вряд ли удовлетворит Александра Лукашенко. Это – во-первых.

 

А во-вторых, меняются российские критерии союзничества и регионального лидерства. Зачем Кремлю покупать такого союзника, который не дает ни физической, ни моральной поддержки действиям России на Донбассе или в Сирии, ставит под сомнение лозунг «Крым наш», позволяет себе резкие словесные выпады против Москвы? Скорее всего, чисто формальное примирение все-таки состоится.

 

В то же время можно предположить, что в Минске наконец-то придется учиться выживать с расчетом исключительно на собственные силы. Москва более серьезных денег давать не будет, да и ощутимой помощи от Брюсселя вряд ли следует ожидать. Поэтому уже скоро будет видно, насколько жизнеспособным является «режим Лукашенко», который так апологетизують украинские обывателя.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика