Новостная лента

Или Россия планирует масштабную войну против Украины?

06.01.2016

 

Последние данные свидетельствуют о том, что Россия может планировать масштабную сухопутную войну против Украины. В то время, как российский президент Владимир Путин говорит о мире, несколько ведущих российских аналитиков открыто одобряют применение «сирийского варианта» относительно Украины.

 

Или они говорят от себя, а от имени режима, посылая пробные шары, чтобы проверить среди народа и за границей, какой будет ответ на возможность тотальной войны? В демократиях негосударственные аналитики в основном говорят от себя. В авторитарных, тоталитарных и фашистских режимах высокопоставленные аналитики часто, хоть неофициально, говорят от имени лидера – предоставляя ему таким образом возможность дезавуировать их заявления.

 

20 декабря старший эксперт Центра военно-политических исследований престижного Московского государственного института международных отношений, Михаил Александров, заявил, что в случае массовых нарушений украинскими военными режима прекращения огня на восточном Донбассе Россия должна ответить «масштабной атакой донбасских войск» – отсылая туда с тяжелым вооружением до 35 тысяч русских и их марионеток в Донецкой и Луганской областях – «с поддержкой нашей авиации и дальнобойных систем , а именно: нашими ракетными системами, крылатыми ракетами и Искандерами».

 

27 декабря в популярной телепрограмме «Вечер с Владимиром Кісільовим» приняли участие Александр Кофман, бывший «министр иностранных дел» так называемой ДНР, и Ростислав Ищенко, бывший украинский журналист, сбежавший в Россию. Эти трое обсуждали, как Россия и ее доверенные лица должны захватить украинские города.

 

Ищенко предположил, что Россия должна быть осторожной, посылая свои сухопутные войска в крупные украинские города: «А что, когда эти придурки – украинцы – засядут в больших городах? Тогда нам посылать пехоту на убой? Это огромные потери для российской армии».

 

В ответ на это Соловьев сказал: «Алеппо взяли сравнительно быстро. И там так научились решать задачи! И армия «ДНР» научилась воевать в городах. Не надо волноваться. Народ Украины за них воевать не пойдет», – имея в виду демократическое правительство в Киеве.

 

Кофман так же оптимистично оценивает шансы российской армии: «Я знаю, что как только наши войска подходят к любому города, то украинская армия всегда его покидает. Это факт».

 

Наконец 29 декабря Михаил Хазин, российский экономист, телеведущий, колумнист и бывший член администрации президента, предложил разделить Украину между Польшей и Россией. В русской части, которая соответствовала бы нынешнему юго-востока Украины, Москва должна эффективно бороться с украинским языком и культурой. Оккупирована Россией север Украины, в соответствии Киевская, Сумская и Черниговская области, должна быть преобразована в лишенную промышленности и вооруженных сил аграрную провинцию. «Избыток населения» имела бы депортировали на дальний восток России.

 

«К сожалению, – говорит Хазин, – может быть несколько миллионов людей, которых невозможно реформировать». Что Россия будет вынуждена с ними сделать? Его ответ: «Часть из них нужно будет ликвидировать, а часть – выгнать».

 

Особенно ужасает в этих заявлениях деловая манера, в какой они сделаны. Массовые убийства, воздушные бомбардировки, этнические чистки, геноцид является, очевидно, вполне респектабельными опциями.

 

Они не сами. Российские фашисты, Владимир Жириновский и Александр Дугин издавна используют такую же экстремистскую язык.

 

Жириновский призвал к «полной аннигиляции» Балтийских государств и Польши. Дугин – философ с последователями на Западе – постоянно поддерживает империализм и войну. И сам Путин вносит свою долю в устрашающее бряцание оружием.

 

По крайней мере, последние комментарии из Москвы четко свидетельствуют о бруталізацію российской политической культуры. Как и в других фашистских странах, таких как нацистская Германия, насилия, убийства и уничтожения стали нормой и рутиной до такой степени, что вполне респектабельный джентльмен теперь может рассматривать геноцид как вполне респектабельную для Кремля функцию политики. Это так, будто демократическое правительство усвоил было и леґітимізував открытую язык ненависти – и даже глазом не моргнул, применяя ее.

 

Более тревожной перспективой является то, что в этот раз эти говорящие головы не только занимаются пустынно-пустыми спекуляциями и сценариями типа «что-если», а что они фокусируются на конкретике – какие украинские города и какие украинские области сделать своей мишенью, и это суґестує, что они действительно могут иметь такие намерения. В этот раз они на самом деле могут рекомендовать Кремлю заняться полномасштабной войной против Украины.

 

Уже не впервые некремлівські спикеры своими комментариями предвещают политику Кремля. Советы практиковали эту технику на регулярной основе, периодически вкидуючи через аффилированных с поддерживаемых государством институтами аналитиков намеки и прямо и косвенно прощупывая почву; эзопов язык, чтобы ее расшифровать и правильно понять, требовала специальных кремлінологічних навыков. Во время правления бывшего президента Бориса Ельцина, когда Россия еще была демократией, политики и аналитики могли открыто высказывать свои мысли. С растущей «фашистизацією» путинского режима в моду снова вошли уклончивость и пробные шары. И на это есть хорошая причина: Путин, подавая себя как доброжелательного диктатора, всегда и везде требует выглядеть человеком мира. Он может угрожать, и он может рычать, но разговоры о геноциде, полномасштабную войну и массовые убийства зарезервированы для его подчиненных.

 

Впечатляет, но только Ищенко – украинский предатель, который знает Украину, реально понимает, что вторжения в Украину не будет легкой прогулкой, и что российские войска несут большие потери. Зато Соловьев и Кофман как «факт» принимают, что украинские вооруженные силы воевать не будут.

 

Близорукость их удивительная — хотя бы потому, что украинская армия на востоке Донбасса загнала Россию и ее марионеток в тупик. Это при том, что когда в начале 2014 года произошло российское вторжение в Крым и на Донбасс, Украина имела лишь 6 тысяч боеспособного войска; теперь у Украины около 100 тысяч опытных солдат, компетентный и опытный офицерский корпус и значительно более продвинутое вооружение. Более того, население стало далеко патриотичным и антироссийским, а потому воевать будет. Российское вторжение может быть успешным при применении Россией своей авиационной мощи, чтобы достичь разрушительного эффекта, однако дальнейшая оккупация обошлась бы чрезвычайно дорого.

 

На основании оценок нескольких американских протиповстанських экспертов обоснованной будет следующая количество необходимых Россия для оккупации вооруженных сил. Чтобы оккупировать только Донецкую и Луганскую области, россиянам надо бы было дислоцировать где-то между 26,7 а 133,5 тысяч военных. «Сухопутный мост» от Крыма до Приднестровья означал бы оккупацию Херсонской, Николаевской и Одесской областей, что повлечет потребность где-то между 46,5 а 93,0 тысяч солдат. Оккупация всех семи юго-восточных областей нуждается между 118,5 тысяч (26,7 тыс. для Донецкой и Луганской плюс 91,8 тыс. для других областей) а 317,2 тысяч (133,5 тыс. для Донецкой и Луганской плюс 183,7 тыс. для других областей). Если Россия решит покорить всю Украину, то потребует дополнительных 548,6 тысяч военных – в общем итоге от 667,1 до 865,8 тысяч военных. Город Киев и Киевская область потребуют 90,7 тысяч оккупационных солдат.

 

Сможет ли Россия справиться с такой войной, будучи в это же время вовлеченным в войну в Сирии?

 

Возможно. Однако затраты будут огромные – не только для украинцев, сотни тысяч которых погибнет, но и так же для русских, сотни тысяч которых также погибнут.

 

Перспектива таких высоких потерь сдерживала бы рациональных лидеров. Или она будет сдерживать Путина, несмотря на его собственный вклад в бруталізацію русской культуры и возможную молчаливое согласие Дональда Трампа на российскую интервенцию в ближнее зарубежье? То, что ответом не является однозначное «да», должно быть причиной беспокойства для всего мира.

 

Александр Мотыль – профессор политологии Ратгерского университета (Ньюарк, США), специализирующийся на Украине, России и бывшем СССР.

 

Alexander J. Motyl
Is Russia Planning a Major Land War against Ukraine?
Atlantic Council, 03.01.2017
Перевод Леси Стахнів.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика