Новостная лента

Иллюзия замедляет гонки искусственного разума

07.06.2016

 

Великие чемпионы знают, как закончить свою карьеру на пике своего успеха. В DeepMind, лаборатории искусственного интеллекта Alphabet, решили, что их компьютерная программа, AlphaGo, больше не будет фокусироваться на победах в го. Вместо этого, как написал в блоге Демис Хассабіс, исполнительный директор DeepMind, фокус будет на «разработке усовершенствованных общих алгоритмов, которые однажды смогут помочь ученым решить некоторые из самых сложных проблем — таких, как поиск новых лекарств».

 

Эти амбиции вполне оправданы. Искусственный интеллект может привести к значительным прорывам, особенно в руках людей мыслящих. Когда эти захватывающие разработки можно будет легко достичь, если устранить определенное неправильное понимание.

 

Некоторым, выглядит, представляется, что искусственный интеллект — это скрещивание в новых программах искусственных агентов и разумного поведения. На самом же деле более сенсовним есть совершенно противоположное: речь идет о «розхрещування» успешного решения задач от необходимости быть умным. Успех приходит, когда достигнута именно это.

 

Лучшее определение искусственного интеллекта написал в 1955 году американский компьютерный ученый Джон Маккарти со своими коллегами — до классического уже Дартмутского семинара по вопросам искусственного интеллекта, что, собственно, основал эту область науки. Проблема, писали они, «заключается в том, чтобы способ вырабатываемой машиной поведения можно назвать разумным тогда, если человек в этой ситуации имела такое же поведение.»

 

Обратите внимание на контрфактичність: если человек имел поведение в такой способ, то мы можем назвать такое поведение умным. Определение не говорит, что искусственный агент умный, а говорит, что человек должен бы достичь той же цели. Иная интерпретация — это заблуждение, что пахнет ідоловірством. Это если бы сказать, что река, чтобы достичь моря, бежит наилучшим из возможных путей, устраняя препятствия на своем пути; но, когда бы это делал человек, то вважалобися, что такое поведение является разумной; таким образом можно сказать, что поведение река является разумной.

 

Весь и единственный смысл в том, чтобы выполнить задание так, чтобы результат был таким же добрым и лучшим — если бы его достиг человеческий разум. Не вопрос «как» — только результат. Вот почему искусственный интеллект — это не о репродукции, а о замене человеческого разума. Посудомоечная машина не моет утварь, как это делаю я. Но в итоге ее чистое утварь ничем не отличается от моего — а может и чище. Так же и AlphaGo не играет в го так, как Ке Цзе, первый номер в мире, но все равно выигрывает.

 

Искусственный интеллект — это продолжение ума другими средствами. Итак, автономным автомобилем не управляет гуманоид, сидящий за рулем; технология в целом переосмысливает автомобиль и его среда.

 

Именно благодаря этому «розхрещенню» искусственный интеллект может осваивать задачи каждый раз, когда это может быть достигнуто без понимания, осознания, чувствительности, интуиции, опыта или даже мудрости. Короче говоря, именно тогда, когда мы перестаем пытаться воссоздать человеческий ум, мы можем успешно его заменить. Иначе AlphaGo никогда бы не стал бы настолько лучше каждого, кто играет в го.

 

Маккарти знал это очень хорошо. Поэтому он сетовал, чтобы не рассматривать шахматы как аргументацию в пользу искусственного интеллекта. Он был прав. Не аргументация. Но он ошибался в мнении, что по этой причине это не является его хорошей возможностью. Так же и с AlphaGo. Если это непонимание устранить, то перед нами три очевидных развития.

 

Во-первых, искусственный интеллект должен перестать только выигрывать в играх, а должно использоваться для «ігрофікації» таким образом, чтобы принести что-то, что может быть превращено в игру на меру его возможностей. На месте DeepMind я бы нанял команду ґеймдизайнерів.

 

Во-вторых, в контексте ігрофікації искусственный интеллект будет играть только с искусственным интеллектом — а их внутренние взаимодействия могут стать слишком сложные, чтобы быть вполне понятными внешним поклонникам. Мы можем наслаждаться просмотром игры искусственных интеллектов так, как мы наслаждаемся игрой Баха.

 

И напоследок, стоит надеяться, что там, где искусственный интеллект является лучшим игроком, человеческий разум будет играть другую роль Он будет меньше решать проблемы, а больше решать, какие проблемы решать и почему.

 

Автор является директором Лаборатории цифровой этики Оксфордского университета

Luciano Floridi
A fallacy that slows the artfcial intelligence race
The Financial Times, 1.06.2017
Отреферировал А.Д.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика