Новостная лента

Інфоакт

15.04.2016

 

Сначала. И почти до конца. Все было как всегда до последнего момента. Вплоть до самого воскресенья включительно. До Пасхального утра…

 

Каждый день, с понедельника по пятницу я хожу на работу. Утром встаю, пью кофе, завтракаю и иду. А вечером прихожу, ужинаю и смотрю свой любимый сериал, – именно неделю назад начался 4-ый сезон. От самого своего рождения, а точнее с тех пор, как начал ходить, я ходил сначала в детский садик, потом в школу, потом в университет – не важно какой, теперь они все университеты. А еще потом на работу – сначала на одну, потом на вторую, и наконец на третью, лучшей за которую могла бы быть разве что соответствующая работа за рубежом. Так вот, мне грех жаловаться, как говорят моя мать, и я хожу на работу с понедельника по пятницу.

Завтрак и ужин готовит жена. Мы познакомились с ней сразу же после моего первого трудоустройства, два года встречались и поженились, когда я нашел второе место, а когда пошел к третьему – завели ребенка.

Или вкусно она готовит – ее вкусные завтраки и ужины? Трудно сказать – я привык… Хотя, между нами говоря, мать, конечно, готовит лучше.

В субботу я обычно отсыпаюсь и отдыхаю целый день. Иногда гостимо у колеги, или они у нас – вечером. Или корпоратив. Ну а в воскресенье в церковь утром. Раз в месяц с малым в цирк, или в кино…

Малому уже восемь. Я это знаю наверняка, потому что он ходит до 3 класса, а в школу идут теперь в шесть.

Нет, в гимназии – он учится в гимназии. Да, платно. И теперь куда не поткнися – везде деньги…

 

Хотя, вспомнил вот – заговорили о годы – у нас в группе в универе был тип один говорил, что времени нет. Говорил, то только времена года меняются. Посмотрите, говорит, на себя – родились и умрете как и ваши родители, как деды и прадеды… Вчера давеча видел об этом в ленте – один психолог поведал, что в каждом коллективе есть свой чудак…

 

Когда-то давно, как я был еще меньше и жил с родителями в селе на Уманщине, собирались мы как-то на базар – вот не помню только, до Киева, еще до Одессы. Потому что крестьяне из наших краев таскали свои мешки с картошкой сначала на одесский “Привоз” – туда на поезде ездили, в общих вагонах, а уже под конец 90-х наладился киевское направление. Было несколько перевозчиков в селе – легковушки с прицепом, что за фиксированную плату привозили тебя и четыре принадлежащих тебе по квоте мешки на киевский рынок – как правило, на Виноградаре, до вечера ждали и везли потом домой… Это была не единственная у нас возможность заработать живые деньги в то время.

Но я хорошо помню, однако, что мыл свеклу, или морковь в лохани, от чернозема, и что было это на Страстной неделе. Видимо, в конце концов, тогда я еще не знал таких слов, но важно не это – важно, что по радио, которое я слушал, шла передача и в ней рассказывалось о последних днях и часах жизни Христа…

О воскресении, наверное, тоже. Но больше всего поразило, где-то – потому что запомнилось это, потому что именно в те дни – о суд, казнь, смерть… Так это было впервые.

 

Но та пятница была все-таки особенная. Страстная пятница накануне Пасхи. Хотя и здесь тоже, видишь, все согласно календарю. Только что календарь не наш – у иудеев, у них месячный, поэтому каждый год по разному. Того года, кстати, приходилось на 16 апреля – Пасха, как-будто и не ранняя, но весна выдалась холодная такая, никак тепло не наступало. Хотя, говорят, это как раз из-за глобального потепления, через какие-то там ледники тающие…

День рабочий, как и обычно накануне большого праздника у нас был сокращенный, домой я пришел немного раньше. Ну и дальше все по графику: отвез женщину на закупы; в субботу рано пропылесосил квартиру – у нас с ней разделение труда такое: она вытирает пыль с мебели, а мне пол. Даже в окно посмотрел, а там сосед свой пиджак “свадебный” проветривать вывесил – как и в позапрошлом, и год перед тем, все те годы, что мы здесь живем…Вместе с полотенцем: “ХС/ВС”. Только что на этот раз шел дождь зарядами, поэтому в самом уголке балкона.

 

Уже позже прочитал в интервью с одним историком – люди средневековья воспринимали время не так как мы. Для них Христос страдал, умирал и воскресал всегда в настоящем времени…

 

Ну а после обеда, как уже жена писанки поклеила (как-то посмотрел – интересно придумали: обвил, в кипяток опустил и готово – и красиво смотрится, и малый все матери с тем помогает, процесс его захватывает), как корзинку упаковала, пошли в церковь – куличи святить! Традиционно…

 

Людей много было – в нашей церкви всегда много. Но ничего, у отцов там все организовано так: одну партию посвятили, на следующую выстроились, и так одни за одними все, одни за одними – долго ждать не приходится…

 

Впервые пошел я корзинку святить уже только здесь, в Галичине — в Винниках и в Львове. Больше всего в этих свяченнях мне не нравится дьяк с сундуком и то, что свеча на ветру гореть не хочет никак и то и дело гаснет…

 

Дома также каждый год одна и та же картина: женщина преподает ветчины и колбасы посвященные к холодильнику, и объясняет малышу, что кушать пока нельзя – потому что “Бог” еще не воскрес. Малый нендзає (я и сам слюну глотаю, но молчу!), и мать в конце дает ему то яйцо, которое не влезало в корзину. Удивительно, но такое у нее каждый раз находится…

На самом деле, понятно, ему яйца и не надо совсем – ему лишь обертку с него снять… Ну, а я что, я взрослый, знаю, завтра все будет.

 

Завтра мы собирались с кумовьями на шашлыки к ним на дачу. Вечером кум звонил – заверил, у него все на мази: замаринованное мясо, водка закуплена, дрова яблоневые… И тут все рухнуло – все пошло не так.

Сначала позвонила сестра. Я еще спал, и с просоння не понял даже, что к чему. Подумал уже – мать умерла (не дай Бог!). Спрашиваю, кричу в трубку, а она: нет, говорит, и снова молчит. Я уже от такой движухи бодрой с самого утра проснулся прочь, уже злость стала брать. Наконец выдавила: “Христос не воскрес”…

“Как то не воскрес? – спрашиваю – Что за глупость?!” Не сразу, конечно, но погодя, как очнулся немного. Посмотри, говорит, в ленту…

Включил я ноут, а там все об этом, на всех ресурсах один и тот же заголовок: “Христос не воскрес”…

 

Больше всего, конечно, жаль было шашлыков – в широком смысле: я же должен был в роте уже все вкусы и привкусы. Маринад, понятное дело, не святили, но уже теперь шашлыки… Все остальное: освященные куличи, яйца, колбасы принесли люди в народные дома, или же к себе на приход, откуда заново упакованными, в рефрижераторах их доставили в отдаленные страны третьего мира. Там не было Интернета и они ничего не знали о том, что произошло…

 

Но совсем обидно стало в понедельник, который должен быть Обливным, но так им и не стал. Тогда, когда появилось опровержение – когда выяснилось, что сообщение, которое всех так ошеломило, является самым обычным фейком.

 

Ответственность за інфоакт взяли на себя буддийские фундаменталисты с левого закрилку радикальной фракции Магаяни… Следующего года они попытались повторить диверсию, но уже в Страстную пятницу. Разумеется, никто не поверил…

 

И однажды – это было в монастыре святого Онуфрия – мы неудачно пришли, так что предварительное рукоположение только что закончилось и нужно было ждать следующего. И вдруг то ли я сам, или, может, жена заметила целый ряд кустов барбариса – как стоять лицом к церкви по левую руку. И множество кисловатых на вкус, теплых на солнцепеке прошлогодних ягод на них… Не знаю как это хорошо объяснить, однако, это было чем-то вроде Причастия… Возможно, даже, Завещания – как радуга после потопа…

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика