Новостная лента

Инструмент Божий

30.03.2016

 

За маленьким базарчиком на одной из периферийных улиц есть клочок земли, который за нашими искаженными понятиями можно было называть сквериком – две большие газоны, на которых нет травы, но растет несколько деревьев, заасфальтирован проход между ними. Довольно нендзно, но деревья настоящие, а потому и красивы, и функциональны, поскольку дают тень. Сам базарчик – это ряд металлических будок, перед которыми днем раскладывают причудливые неуклюжие конструкции из досок, дощечек, шнурков, картона, кирпича. На это преподают пуделка с различными овощами и фруктами, бутылки, банки, и так оно выглядит намного лучше. Все эти точки находятся чуть дальше от дорожки, поэтому перед каждой из них болото, через которое от дорожки к лотку осуществляют обломки досок и обрывки картона для удобства покупателей. Недавно владельцы рынка решили несколько упорядочить территорию. Не удивительно, что начали с деревьев, которые росли за будками. Получили разрешение на срезку – в общем это очень просто, срезать деревья, которые препятствуют какой-то деятельности, никто не защищает. Вызвали специальную службу. Те приехали и начали спиливать кусками от верха до низа самое большое дерево. Возились с ним целый день. На второй день втяли еще несколько тонких грабов. А потом еще больше как неделю несколько здоровых мужиков с утра до вечера мордовались с тем свалкой срубленного. Куски оказались слишком большими, чтобы быть в состоянии их загрузить в машину. И мужики с маленькой бензопилой и двумя непригодными для такой работы сокирками раскалывали обрезки, составляли в разные кучи, отдельно сняли копну тонких ветвей. Потом еще несколько дней все те завалы натужно грузили на маленькую грузовик. Еще несколько дней окончательно убирали территорию от трачиння. Тяжело работали. Но это были лишь три тонких и одно грубое дерево. С огромным пнем решили не канителиться, в конце концов, на нем было неплохо перекусывать и складывать одежду.

 

А за несколько кварталов от того базарчика среди сорных и занечищених заковыристых есть фрагмент улицы, настолько чистый, что такого не должно быть в этом углу города. Каждый день этот участок убирает маленькая женщина в очках и чистых туристических ботинках, інтеліґентна еврейка. В отличие от дворников-соседей, которые работают вениками, в которых осталось несколько истертых прутьев , у нее есть целый набор совершенных веников, щеток, лопаток, ведерок. Ими она в своих владениях может сделать все и легко. Еще и получая наслаждение и от делать и от результата. И смело может утверждать – вопреки распространенному среди коммунальных служб лозунговые – что чисто не там, где не мусорят, а там, где убирают.

 

Я давно підозрівав, что ключевой особенностью наших краев, которые в конечном итоге определяют то, как наши края выглядят и что в них происходит, есть традиционное неуважение к инструментам, неспособность позаботиться о совершенные средства труда. У нас редко кто начинает свою деятельность с того, чтоб отважиться на качественный инструмент. В конце концов, у наших людей его никогда и не было. Отсутствие хорошего инструмента влечет за собой все другие характеристики, которые присущи нашим краям.

 

Мало того, что без многообразия инструментов невозможно в принципе сделать много чего, что вообще можно бы было. Кроме того то, что делается, невозможно сделать хорошо. Соответственно работа становится тяжелой и безрадостной, а результаты ее так себе. Отсюда, возможно, происходит и пренебрежение к форме, и неуважение к материи. В хорошем инструменте уже заложена не только идея, но и возможна стратегия, стратегическое видение. Хороший инструмент является продолжением и развитием способностей того, кто им работает, превращая таким образом работу в творчество. А это приводит к пониманию божественности, стремление к співтворення мира. Тогда уже закономерным становится и понимание формы, которая является уможливленням каких-то специфических свойств, и понимание живой природы, которая становится образцом созидания и источником всех возможных форм, и внимательность к скрытых возможностей неживой материи. Не говоря уже о наглядности того, что мы сами являемся божьим инструментом.

 

Зато ключевой характеристикой наших краев, из которой все вытекает, есть нехватка инструментов, неумение ими пользоваться, неспособность их придумать и изготовить. Возможно, поэтому в наших краях все, что лучше – не свое, а что свое – в лучшем случае вторичное или карикатурное.

 

                 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика