Новостная лента

Иорданский сад и египетская болезнь

15.04.2016

 

Станиславов (теперь Ивано-Франковск) в начале первой декады апреля 110 лет назад – глазами газеты Kurjer Stanisławowski.

 

 

 

 

Продолжение сериала. Предыдущая серия – “Приключения и заботы на «польский Пасха»“

 

 

Небывалый доселе прецедент в судебной практике Станиславова случился в субботу, 13 апреля 1907 года. Вступив в преступный сговор с известным местным мошенником Шулімом Лібліхом, который помогал рекрутам уклоняться от службы в армии, станиславовский адвокат доктор Абрагам Дарм попал под арест. Газета Kurjer Stanisławowski назвала этот случай сенсационным.

 

 

Сенсацией было совсем не то, что в руки правосудия попал рекрутовий махинатор: в то время такое явление было достаточно распространенным в Австро-Венгрии. По обнародованной статистике, в конце XIX века призыва в армию уходил каждый 10-й рекрут, а в 1908-м – уже каждый третий. В 1912 году к призывной комиссии не явились 30% львовян, хотя еще в 1885-м таких было меньше 3%. Рекорды галичан били только хорваты: там пленницы избегали 45% призывников.

 

Высокий процент уклонистов объяснялся тем, что немало жителей Галичины в то время эмигрировали за океан – в Аргентину или Канаду. Но даже те, кто оставался на родине, не слишком охотно шли отбывать воинскую повинность. Для таких в Галичине существовали целые конторы, которые занимались подкупом рекрутових комиссий и за небольшую плату давали советы, как правильно «откосить» от военной службы. В частности, за несколько дней до прохождения комиссии призывникам рекомендовали работать по ночам, а в последнюю ночь вообще не ложиться спать, чтобы на призывной комиссии иметь изможденный вид. Конторы не гнушались брать деньги даже с тех наивных ребят, у которых и без того не было шансов пройти медкомиссию. Бывали случаи, когда определенные лица помогали призывникам симулировать физические увечья, втирая в глаза табак, чтобы вызвать хроническую слезотечение, или смазывая им раны различными мастиками, чтобы они долго не заживали.

 

Калуш. Очередь рекрутов в поборової комиссии

 

 

Чаще же аферисты просто подкупали врачей призывных комиссий, а тех, кого все-таки признавали годными к службе, отправляли в эмиграцию за океан. Подкупленные чиновники псули призывные списки так, чтобы нужные фамилии невозможно было прочесть, – например, «нечаянно» пролили чернила в нужных местах. Откупиться можно было 100-350 коронами (средняя зарплата рабочего в то время составляла около 100 крон в месяц).

 

Газета не сообщила, в какой именно способ Шулим Лібліх помогал жителям Станиславова «косить» от армии, однако заметила, что определенную помощь в его махинациях придавала его родственница – такая себе госпожа Райс. Махинатор пообещал ей за посреднические услуги вознаграждение в размере 10 тысяч крон.

 

«Когда госпожа Райс напомнила об обещании, пронырливой Лібліх отказался выплачивать деньги, утверждая, что посредница уже получила все в другой способ – от тех людей, которым носила письма», – сообщал Kurjer Stanisławowski.

 

Возмущена отказом барышня обратилась за юридической помощью к станиславивского адвоката Абрагама Зря, чтобы тот через суд добился от Лібліха причитающегося ей вознаграждения. Узнав об этом, аферист встретился с адвокатом и, чтобы дело о его махинациях не получила огласку, подкупил его сумасшедшей на то время суммой – 1200 крон. Но об этом взятку узнали в прокуратуре.

 

 

«Ответственный за расследование советник господин Шнайдер, получив доказательство взяточничества, постановил арестовать в субботу пополудни Лібліха и того же дня вечером – доктора Зря», – сообщила газета, отметив, что уже на следующий день оба арестанты вышли на свободу, поскольку госпожа Райс подтвердила, что переговоры адвоката и ее сообщника в рекрутских аферах велись с его ведома и по его согласию. Но, несмотря на увольнении обоих фигурантов из-под ареста, точку в этом деле еще не поставлена…

 

 

Кстати, согласно принятому в 1868 году закона (Wehrgesetz) срок военной службы в австро-венгерской армии составлял два года, на флоте – четыре. В целом в Галичине действовали 18 районных отделений, которые занимались набором рекрутов, одно из них было и в Станиславове.

 

 

Того года (как сообщал в том же числе Kurjer Stanisławowski) набор в войска проходил в течение 5 и 6 апреля. Всего в городе тогда было 450 парней призывного возраста (до австрийской армии призывали к достижению 32 лет), но к рекрутових комиссий пришло лишь чуть больше половины – 234. Пригодными к службе в армии было признано лишь 67 из них. Можно только догадываться, какой была заслуга в достижении такой разницы таких людей, как Шулим Лібліх и его помощница.

 

 

Надо сказать, что в австрийской армии набирали не только призывников, но и добровольцев (охотников), которые несли службу в течение лишь одного года (их так и называли: «однолетние охотники»). Того года в Станиславове вызвалось к добровольной военной службы 40 человек, но только половину из них медицинская комиссия признала годными к военной службе. То есть, отбор в армии в те времена был довольно таки придирчивым.

  

По достижении 32-летнего возраста мужчины в армию не призывались, но они могли стать членами теренового ополчения (ландштурму), а при необходимости (например, при объявлении всеобщей мобилизации) их могли распределить в пехотные полки. К тому же, во время мобилизации из таких лиц в Самборе, Стрые, Залещиках и Станиславове формировали специальные сотни для охраны мостов через Днестр.

 

 

Вспомнив о днестровские мосты, надо заметить, что один из них – в городе Галиче – той весны не нуждался военной охраны, а неотложного ремонта. Мощный ледоход, который произошел на Днестре после «польского Пасхи», разрушил одну из секций деревянного сооружения. Завалено прясло моста подперли временными опорами, проезд транспортную по зыбкой переправе остановили.

 

Город Галич и перевез на Днестре

 

 

«Коммуникация происходит частично лодками, а частично в тот способ, что путники переходят мост пешком. В то же время Краевая управа занялась ремонтом моста, который продлится несколько месяцев», – сообщал Kurjer Stanisławowski.

 

Тем временем среди учеников городских школ во время ежегодных медицинских осмотров обнаружили тяжелую инфекционную болезнь, которую тогда называли «египетской болезнью глаз». Речь идет о хронический конъюнктивит (трахому), опасную тем, что легко распространялась, особенно среди детей, и могла вызвать даже слепоту.

 

 

Чтобы исследовать ситуацию с этой болезнью, императорско-королевское наместничество во Львове отправило в Станиславов известного специалиста из глазных недугов доцента Шуліславського. В состав специальной медицинской комиссии вошли доктор Кренц, уездный врач доктор Голембьевский и городской врач доктор Кубішталь.

 

«9 апреля состоялось обследование, которое прошло 200 учеников. Среди них действительно выявлено несколько случаев египетской болезни глаз, еще в некоторых – подозрения на эту болезнь, а сотни учеников – другие глазные болезни», – сообщала газета, отметив, что для профилактики распространения этой болезни сделаны соответствующие распоряжения, а больных детей обеспечили бесплатной медицинской помощью.

  

Известно, что причиной этой заразной болезни чаще всего были плохие санитарные условия, перенаселенность, нехватка питьевой воды и туалетов, она считается болезнью бедных кварталов с антисанитарными условиями. Собственно, Станиславов в то время был не слишком опрятным и чистым городом. В частности, здесь только планировали соорудить водопровод: https://zbruc.eu/node/58886 для этого магистрат даже приглашал на консультации инженера Смрекера из немецкого города Мангайма. Специалист должен посоветовать местным властям, как и где лучше проложить городские водопроводы. Однако к их сооружению дело никак не доходило.

 

 

Поскольку централизованной канализации еще не было, магистрат предлагал предпринимателям предоставлять населению ассенизаторские услуги по очистки клоак и виходків. Был объявлен публичный конкурс, за участие в котором желающие должны были составить пожертвование размером в 500 крон – их принимали как в виде ценных бумаг, так и денежными взносами в Кассу Бережливости в городе Станиславове.

 

«Этот аукцион состоится 18 апреля 1907 года в 11 часов перед полуднем во втором бюро магистрата», — информировал Kurjer Stanisławowski.

 

 

В то же время в Станиславове начали развитие парковой зоны. Чуть выше от городского парка имени императрицы Елизаветы, на земельном участке, приобретенном местной Кассой Экономии, было решено разбить так называемый парк Йордана – прообраз нынешних луна-парков, но с патриотически-образовательным уклоном. Чтобы перенять опыт деятельности таких зон отдыха, в Краков отправилась целая делегация – начальник городского технического бюро Адам Левицкий, учитель гимнастики и начальник местного польского «Сокола» Влодзимеж Свянкевич, а также городской садовник Якуб Робинсон.

 

 

«Участники делегации, пробыв несколько дней в Кракове, собрали информацию об обустройстве и забавы иорданского парке, а вернувшись в Станиславов, заключили тщательный план создания парка для игр и забав нашей молодежи», — сообщал Kurjer Stanisławowski.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика