Новостная лента

Источники Франковых оговорок против «Енгельсової государства»

20.09.2015

 

Сегодня охотно цитируют Франково предостережения против «Енгельсової народного государства» как оригинально-пророческое и даже «гениальное», но обычно не учитывают, что подобные мысли высказывались и ранее, и наш писатель лишь повторил их на свой лад.

 

 

Так, своеобразный импульс Ивану Франко дало мудрое замечание простого галицкого священника Емельяна Глибовицкого (1857-1905), священника в селе Цыганах (теперь Борщевский район Тернопольской области), у которого Франко с семьей гостил в июле–августе 1895 года 1. В письме к Франку перед Пасхой 1896 года, делясь впечатлениями от книги Вячеслава Будзиновского «Хлопская удел в Галичине и новочасні общественно-реформаторские соревнования» (Народ. – 1894. – №17-24; Л., 1895) и книги Юлиана Бачинского «Украина irredenta (по поводу эмиграции): Общественно-политический скіц» (Л., 1895), которую «тричи перечитал словечко за словечком», а также от кое-чего из Маркса («читал, сравнивал»), сельский священник высказал проникновенные мысли о коммунистическую утопию, покликуючись при этом, правда, на польского и австрийского социолога еврейского происхождения Людвига Ґумпльовича (Gumplowicz; 1838-1909), представителя социал-дарвинизма и противника марксизма, социалистических иллюзий и революций (хотя последние считал неизбежными):

«<…> в Бу[д]с[ы]н[овського] разведке много мудрых советов; жаль, что они не примутся. Но и запаха крови там немало <…>. А оно мне, вслед за Gumplowicz-эм <…> кажется[ся] (почти наверное), что панованє ідеальной государства, опирается на колєктивізмі даже совершеннім, не трівке и не длинное. Надо же и ту дирекций, советов надзорчих, магазінєрів [заведующих магазинами, складами. – Есть.Н.] по провинции etc… etc… – целой урядничої толпы. Это будет рассадник арістократів; пропадет равенство и братство, а принципы исконные “homo homini lupus est” 2 и “Du bist niemand, denn ich bin groß und du bist klein” 3 не позволят долго ждать на плоды “ihrer wuchernden Schwangerschaft” ⁴ <…>».

 

 

От неприемлемого для него кровавого марксизма и социал-демократизма в тогдашний галицко-украинской рецепции в. Глибовицкий с удовольствием погружался в полученную от Франко его монографию «Иван Вышенский и его произведения» (Л.: Тиражом автора, 1895) ⁵: «<…> когда мне по нашим pseudo-марксиках от марева год крови, безхосенних жертв жизни и т. п… заскім[л]ить [начнет щемить, болеть. – Есть.Н.] в мозжечке, <…> я, отрекаясь от чести участвовать в проблєматичної стоимость движения, <…> хватаю за Вашего Вишеньского. И успокоююсь – мне Афон с его диким[ы] монахами-аскетами, с его романтично странными взглядами на Бога и діявола чего сто раз милійший. Я его понимаю!» ⁶ .

 

Антикоммунистическое предостережения отца Глибовицкого, высказанное простодушно и безпретензійно (хотя если бы мы не знали других таких оговорок и того факта, что его заимствовано в Ґумпльовича, то могли бы и это предостережение назвать гениальным), имело положительный (может, и эвристический) влияние на Ивана Франко⁷, который, благодаря собственному опыту и размышлениям, его постепенно усвоил и впоследствии по-своему, с присущим ему красноречием, повторил в работе «Что такое прогресс?» (Поступ. 1903. №2-26; окр. изд.: Коломыя, 1903) – в критических рассуждениях о социал-демократический проект – «Енгельсову народное государство», которая, как предполагал Франко, на самом деле превратилась бы в «народную тюрьму»:

«Люди вырастали бы и жили бы в такой зависимости, под таким присмотром государства, о котором теперь в найабсолютніших полицейских государствах нет и речи. Народная государство произошла бы огромной народной тюрьмой. Кто государств бы в руках руль того государства? <…> Те люди имели бы в своих руках такую огромную власть над жизнью и судьбой миллионов своих товарищей, которой никогда не имели наибольшие деспоты. И старая беда – неравенство, изгнана дверью, вернула бы окном: <…> была бы всевластии вождей – все равно, родовитых, вибираних – над міліонами членов народного государства» [т. 45, с. 341-342].

 

Людвик Ґумпльович

 

 

Франко имел в своей домашней библиотеке книги Л.Ґумпльовича «Konfederacya Barska. Korespondencya między Stanisławem Augustem a Ksawerym Branickim łowczym koronnym w roku 1768 / Wydał Dr Ludwik Gumplowicz» (Краков, 1872) ⁸ и «Soziologische Essays» (Инсбрук, 1899) ⁹, а также оттиска его статье «Die Studien Max Gumplowicz’s über Balduin Gallus, den ersten Chronisten Polens» (S.-A. aus den Historischen Monatsblättern für die Provinz Posen. Jahrg. II. 1901. Heft 2) 1⁰. С точки зрения обсуждаемой проблемы привлекает внимание книга социологических эссе. Возможно, Франко знал также другие социологические труды Л.Ґумпльовича, в которых тот доказывал иллюзорность «идеального государства», основанной на колективізмі, хотя, в отличие от этого социолога, который рассматривал социальный конфликт как явление не историческое, а естественное, а потому неуникненне и такое, что не подлежит моральным оценкам, Франко с его чувством гуманности неизменно измерял общественный прогресс моральными вартощами.

 

Опорой Франко в повищих предсказаний служили также доводы грузинского социалиста-федералиста Варлама Черкезова (Черкезишвілі) «против марксовского величание государственной всемогучости и социал-демократического государственного централизма» 11 . Солидаризируясь с этими доводами, Франко в статье «Социализм и социал-демократизм» широко приводил его критику взглядов Энгельса и Каутского на будущую социалистическую страну: «И для какого то добра те люди, которых идеалом является казарма, армия труда, дисциплина и субординация, хотят лишить человечество свободы, инициятиви и солидарности?» 13; «<…> вместо еманципації вы хотите завести дисциплину и субординацию, вместо солидарности – порядок и тесноту казармы, вместо экономического равенства – привилегии <…>» 13. В комментарии к этой критике Франко отстаивал «истинный социализм, идею будущего братства человеческого» 1⁴.

 

Позднее в статье «К истории соціялістичного движения» Франко отметил, что «всевластии коммунистической державы, указанная во всех 10 точках [пунктах. – Есть.Н.] К.М. [“Коммунистического манифеста”. – Есть.Н.] <…>, в практическом переводу означала бы триумф новой бюрократии над общественностю, над всем ее матеріяльним и духовым жизнью» 1⁵. Что Франко был не первый и не оригинален в критике «Енгельсової народного государства» и признавал это, удостоверяющего его характеристика «социалистического движения» в той же статье, в которой он отметил, что это движение делается «для одних – высшим идеалом, целью прогресса, с которой постижением кончится собственно история, а для иньших – грозной опасностью, синонимом переворота и победы варварства и нового деспотизма, самым большим врагом индивидуальной свободы и общего прогресса» 1⁶.

 

Конечно, критиков проекта «Енгельсової народного государства» на то время (и ранее) было значительно больше (если бы их не было, Западная Европа не отвергла бы этой сомнительной, но, как показала практика стран так называемого «социалистического лагеря», даже преступной модели государства), но в советской науке доводы оппонентов марксизма (ленинизма) и возникшей на его основе социал-демократии тщательно замалчивались. В частности, в украинской политико-философской мысли антикоммунистические предостережения не раз высказывали Пантелеймон Кулиш и Владимир Барвинский, притом еще тогда, когда Франко только начинал зачитываться трудами Энгельса, Маркса и Лассаля, восхищаться их «научным социализмом».

 

 

Зато Кулиш хотел верить, как писал до Ивана Пулюя от 1 декабря 1875 года, что «сим коммунизмом» его проповедники наделают «только передряги грамотным дуракам, а в пахарську общину наука сия не пойдет – ни в Галиции, ни в Украине» 1⁷. «Постарайтесь, чтобы в буковинском альманахе не было ничего комунистичнього, ибо коммунизм – ерунда», – настаивал он в письме Александра Барвинского от 20 декабря 1875 года 1⁸. За Кулішевим признанию (в письме к И.Пулюя от 15 января 1876 г.), он посылал «Рисованную гайдамащину» в «Правду» «как протест против коммунизма и нигилизма» 1⁹. Кулиш не принимал революционной идеологии и марксистской утопии, «безобразной коммунистической и нигилистической фантазии», спекулировали на народных движениях в прошлом и грозила антисуспільними, руїнницькими акциями в будущем. С осуждением относился к Парижской Коммуны (примечание к полемического стихотворения «Последнем кобзарю казацком», 1876) 21. «Козакоманія сама себя обличає тем, что соединяется с коммунизмом и нигилизмом», – отметил он про современное ему козакофільство в письме к И.Пулюя от 15 июля 1876 года, предположив с сожалением о Михаила Драгоманова, что «коммунизм завернул, видимо, и ему голову»; наконец, Кулиш жалел, что «сею мором» «Русский мир должен болеть» «долго» 22. А в письме начале ноября 1886 г. до Надежды Александровны Белозерской отметил: «<…> Более широкое изучение общественной и государственной жизни в Европе разрушает иллюзию и самого социализма <…>» 23.

 

 

Владимир Барвинский называл социалистические идеалы Сергея Подолинского и коммунистические идеалы Маркса «коммунистическо-социалистической пропагандой», бесплодными прожектами, которые никогда на практике не осуществятся 2⁴. Если антикоммунистических взглядов Кулиша, выраженных преимущественно в частных письмах, Франко не знал, то подобные предостережения.Барвинского ему были известны, но сначала он их не разделял. В письме к Драгоманову около 16 марта 1877 года Франко сообщал, что «Правда» «теперь содержит больше лихорадочную и нервичну, как разумно обдуманной статью “Словечко до опознания”», и спрашивал: «будете отвечать?» [т. 48, сек. 64]. Речь шла о статье.Барвинского «Словечко до опознания (Ответ п. Украинцу на письмо “Опізнаймося” в ч. 1 и 2 “Друга”)» (Правда. – 1877. – №3, 4/5; подп.: В.Б.), которая была ответом на статью Драгоманова «Опізнаймося (Письмо в редакцию “Правды”)» (Друг. – 1877. – №1, 2; подп.: Украинец). Впоследствии в работе «Д-р Остап Терлецкий. Воспоминания и материалы» (ЗНТШ. – 1902. – Т. 50. – Кн. 6) Франко снова покликувався на Барвинского по поводу его критики конфискованных во Львове в начале 1877 года трех социалистических брошюр О.Терлецкого, изданных в Вене в 1875-1876 гг.: «С народников В.Барвинский видели в них “неоспоримое влияние коммунистическо-социалистической пропаганды” и признал ее “между нашим народом как несоответствующую и шкодливу”, между прочим, потому, что “индивидуальный характер нашего народа оказывается противным коммунистической и социалистической нивелирования”, а также и потому, что “западный социализм и коммунизм в прежний своей форме не может остоятися [устоять, удержаться. – Есть.Н.] перед лицом науки” (“Правда”, 1877, стр. 164, 166)» [т. 33, с. 336]. Цитируя антикоммунистические аргументы Барвинского из статьи «Словцо к опознание» (Правда. – 1877. – Вып. 4/5), Франко не проявлял своего отношения к ним, хотя на то время, когда писал свою статью о Терлецкого, мог уже солидаризироваться с ними (возможно, именно поэтому и процитировал их). В «Очерке истории украинско-русской литературы до 1890 г.» (Л., 1910) Франко отметил, что Барвинский в «пространной статье» «Словечко к опознание» – ответа на статью Драгоманова «Опізнаймося» – «вывел против аргументации Драгоманова изданные в 1876 г. [точнее, в 1875-1876 гг. – Есть. Н.] в Вене три социалистические брошюры и, опираючися главное на разборе брошюры “Паровая машина”, подал очень меткую критику тогдашнего наивного, так сказать, народовольського социализма, который лежал в основе венских публикаций, но никаким способом в социализме Драгоманова» [т. 41, с. 375]. Так Франко в некотором смысле признал справедливость критических доводов Барвинского, хотя время и стал тогда на защиту громадовского социализма Драгоманова.

 

В пространной рецензии на «галицко-украинский сборник» «Молот» (Л., 1878), официальным издателем которой был Михаил Павлик, а готовил ее к печати также Франко, В.Барвинский отметил, что «Молот» «носит на себе ціху <…> сумогляду и представляется как заместитель того грядущего “не Божьего” царства “всещасливости и вседоброти” на земле <…>, при кождій обговірці теперешней жизни, в невідрадних красках рисованного, все [здесь: постоянно, постоянно. – Есть. Н.] указывает на то царство, что вилічить всю недолю “т и л ь к о общественным хозяйством” <…>» 2⁵. Это не что иное, как намек на марксистскую теорию коммунистического общества как венца истории и на общественную собственность на средства производства как панацею от социальных конфликтов. По резонной оценке Барвинского, «в “Молоте” встречаем принуждение согласовать народной принцип с присущим социализмом, что, впрочем, доказывает только до непогодимих противоречий» 2⁶. По наблюдению Барвинского, истинного христианского гуманиста, «ціха сумопогляду на теперешний лад общественный свойственна так белетристичним, как и политически-общественным статьям, заміщеним в “Молоте”, хоть, правда, не в равной степени»; «часто оказывается страстная тенденциозность, как и разяча нетерпимость или злость, несогласный с апостольством “всечеловеческой любви”» 2⁷.

 

 

Наверняка знал Франко и критику социализма и коммунизма, с которой выступил руководитель «старших» народников отец Стефан Качала в письме в редакцию журнала «Друг» от 7/19 августа 1876 года, поражен публикацией в спаренных 14 и 15 числах «Вторая» (24 июля / 5 августа 1876 г.) продолжение третьего письма Драгоманова (начало – в №13). «Известные-потому что мне хорошо, – заметил он, – принципы того нигилисты московского и вообще соціялізма [то есть основы социализма как такового. – Есть.Н.], кто убираєся в красное пира европейской цивилизации и науки, пренебрегая народность и все, что для мужа было святым» 2⁸. Качала упрекал, что «ш[ановна] Редакция узнает потребность ширеня нигилизма на Руси и ширит их в “Друзья” <…>» 2⁹. По мнению о. Качали, кроме самой по себе вредности распространение драгоманівських антирелигиозных и антиклерикальных идей, его пренебрежение национально-народными традициями, приверженность таких «губительных тенденций» 3⁰ могла негативно сказаться на общественной репутации молодых народников: «Молодой Руси у нас забросаны то политический сепаратизм, то польской патриотизм и т. д., на что не было доводов. Еще один неставало. Теперь назвут ю соціялістами, коммунистами или нигилистами, и на трое будут доводы – уміщувані подобны артикулы в “Друзья”» 31.

 

Эти все импульсы способствовали Франковій критике коммунизма и социал-демократизма, с которой он выступил в 1896-1906 годах. Стоило бы собрать и другие предостережения против социал-демократической концепции социалистического государства, обнародованные в прессе во времена Франко.

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Жена Ольга и дети находились в Цыганах в течение июля–августа, а Франко приехал на несколько дней в начале июля, потом приехал в августе недели на две (см. Франко письма Андрея Чайковского от 28 июня 1895 г. из Львова и к Агатангелу Крымскому от 30 июля 1895 г. со Львова и от 8 августа 1895 г. из Цыган [т. 50, с. 47, 50-51]).

2 «Человек человеку волк» (лат.). – Есть.Н.

3 «Ты никто, потому что я большой, а ты маленький» (нем.). – Есть.Н.

⁴ «Ее розбуялої беременности» (нем., иронично). – Есть.Н.

⁵ По направления этой монографии а. Глибовицкий благодарил Франко в письме ориентировочно первой половины января 1895 года (накануне или во время Рождественских праздников) (Институт литературы им. Т.Г.Шевченко НАН Украины. – Ф. 3. – №1638. – С. 95).

⁶ Там же. – №1621. – С. 239, 240.

⁷ На это уже обратила внимание Ульяна Скальська, отметив, что подобное мнение «отстаивал и пропагандировал сам Иван Франко» в 1902-1904 гг. и что «эти письменные и, наверное, неоднократные дискуссии [о. А.Глибовицкого. – Есть.Н.] с Франком на очень модные тогда темы имели определенное влияние и на самого Франко <…>» (Скальська В. Удивляются, что ксендз, что писал такие интересные письма к Франко! / Ульяна Скальська // Франкіана Богдана Лепкого. Иван Франко и семьи Лепких, Глібовицьких / Упорядкув. Ульяны Скальский. – Ивано-Франковск: Новая Заря, 2007. – С. 60). К сожалению, в публикации писем А.Глибовицкого к Франку в этом издании (Письма Емельяна Глибовицкого к Ивана Франка // Там же. – С. 67-82) случаются искажения слов. Так, в цитированном письме слово «посілостію» відчитано как «настойчивостію», «опирается» – как «первой», «магазинєрів» – как «мезінєрів», «Gumplowicz-эм» – как «Gumptowicz-эм [Ґумптовичем]», соответственно и не идентифицированы Л.Ґумпльовича (Там же. – С. 72-73).

⁸ Библиотека Ивана Франко: научный описание: в четырех томах / [наук. руководитель проекта Г.Бурлака]. – К. : Критика, 2010. – Т. 1. – С. 365, №872/1.

⁹ Там же. – К., 2015. – Т. 2. – С. 378, №1994/8.

1⁰ Там же. – С. 595, №2600/5.

11 Франко. Социализм и соціальдемократизм / Др. Иван Франко // Жизнь и Слово. – 1897. – Т. 6. – Кн. 4. – С. 286.

12 Там же. – С. 291.

13 Там же. – С. 292.

1⁴ Там же. – С. 292.

1⁵ Франко. К истории соціялістичного движения / Иван Франко // Литературно-Научный Вестник. – 1904. – Т. 25. – Кн. 3. – С. 152.

1⁶ Там же. – С. 134.

1⁷ Письмо И.Пулюя от 1 декабря 1875 г.: П.А.Кулеш: (Материалы и исследования). – Ч. 2. – С. 25.

1⁸ Барвинский А. Воспоминания из моей жизни / Александр Барвинский. – Нью-Йорк; К. : Факел, 2004. – Части первая и вторая / [сост. Альбина Шацкая, Олесь Федорук]. – С. 177. Первая публикация в Львове 1912 г.

1⁹ П.А.Кулеш: (Материалы и исследования). – Л., 1930. – Ч. 2 / Под ред. К.Студинского. – С. 29.

2⁰ Кулиш П. Мятель в степях: Польская повесть / П.Кулиш // Газета А. Гатцук. – 1876. – № 21. – С. 342.

21 Кулиш П. Сочинения : в 2 т. / Пантелеймон Кулиш. – К. : Наукова думка, 1994. – Т. 1 / Упорядкув. и прим. Есть.К.Нахліка. – С. 694.

22 П.А. Кулеш: (Материалы и исследования). – Ч. 2. – С. 29.

23 Зайцев П. Письма Кулиша к Н. Ол. Белозерской / Павел Зайцев // Наше прошлое. – 1919. – № 3. – С. 117.

2⁴ См.: Сохацкий Бы. Идеи национального возрождения в публицистике В.Барвинского / Б.Сохацкий // Вестник Львовского университета. Серия журналистики. – 2004. – Вып. 25. – С. 281.

2⁵ [Барвинский В.] Молот – галицко-украинская сборка. Выдал М.Павлик. Львов. В «Первой Звязковій Типографии» под зарядом А.Маньковского. 1878. Стр. 220 в вэл. 8 // Правда. – 1879. – Вып. 2. – С. 128.

2⁶ Там же. – С. 130.

2⁷ Там же. – С. 128.

2⁸ А. Стефан Качала в редакцию «Друга» // Переписка Михаила Драгоманова с Михаилом Павликом. (1876-1895) / Собрал Михаил Павлик; выдал Др. Лев Когут. – Черновцы, 1910. – Т. 2 : (1876-1878). – С. 79.

2⁹ Там же. – С. 80.

3⁰ Там же. – С. 81.

31 Там же. – С. 80.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика