Новостная лента

Жизнь кардинала на страницах его «Воспоминаний»

18.02.2016

 

17 февраля этого года отмечаем 125-летние дни рождения выдающегося деятеля Украинской Греко-Католической Церкви Патриарха Иосифа Слепого (1892-1984). Под его руководством УГКЦ пережила самые трудные годы преследований и сохранила свою структуру и идентичность в Украине и в странах расселения украинцев.

 

Родился он в селе Зависть на Теребовлянщині в семье сельских господавів. «Мой отец Иван происходил из состоятельной семьи. Прозвище его было свойственно Коберницкий и так обще звали его в приходе, а Слепым имели прозвать одного прадеда ради его высокого роста и больших, нависших над глазами бровей, хотя другие выводят род от ослепленного поляками в Теребовле мазепинця, что поселился с сыновьями на Зависти» 1. Село Зависть было расположено на урожайных землях, хозяева были здесь состоятельными, что побудило жителей близлежащих им завидовать – так объясняет название родного села Иосиф Коберницкий-Слепой в своих «Воспоминаниях», созданных в 1963-1964 гг., после освобождения из большевистской неволи. Эти воспоминания, диктуемые преимущественно по памяти, стали бесценным источником сведений по истории УГКЦ и жизни самого Патриарха.

 

Его отец был в селе уважаемым человеком (на протяжении около 20 лет его избирали председателем), он пытался дать Иосифу хорошее образование. Начальные классы народной школы малый парень закончил в родном селе. Продолжал образование в городке Вишневчике над Стрипой. «Почему меня привезли на дальнейшую науку к Вишневчик? Прежде всего потому, что там была полная чотириклясова школа, в которой учили в третьей и четвертой кляси по-немецки, и она была известна с того згляду на Подолье. Второй причиной было то, что моя родная сестра Розалия жила в Вишневчике, недалеко церкви и школы» 2.

 

Большое влияние на воспитание Иосифа имели священники и деятели национальной жизни: «Настоятелем Струсова, к которому принадлежало несколько дочерних церквей, между ними и Зависть, был а. Теодор Цегельский. Он был человеком очень церковной, інтеліґентною, тактичной и национально сознательной. Вместе с а. Світеньким в Ладичині принадлежал до лучших проповедников на Подолье. Кроме того, был он проповедником народнего жизни» 3.

 

В 1903 году Иосиф Слепой закончил в Вишневчике «четвертую народню клясу австрийского типа с высокими нотами на свидетельств», и «поехал с отцом фирой до Тернополя, чтобы нанести вступительный экзамен в гимназии». В тогдашней гимназии им. Франца Иосифа «с русским языком языком преподавания» он проучился 8 лет и сдал матуру 1911 года.

 

Дом в Тернополе, где находилась «Русская бурса имени Степана Качалы»

 

 

Жил молодой Иосиф в «Русской бурсе имени Качали», а затем на «частных стациях». Учился пристально. Среди его профессоров были доктор философии и теологии в. Николай Конрад (1876-1941), географ Григорий Величко, преподаватель немецкого языка и истории в. Иосиф Застирець, греческого и немецкого языков Григорий Тимощук («Он знал хорошо немецкий язык, ибо происходил где-то по Черновцам»), филолог и психолог, Которому Ярема.

 

Памятник Й.Слепому в Тернополе

 

 

Жизнь без родителей в водовороте современного города создавало для молодежи немало искушений: «Когда так бросить взгляд на жизнь украинской гимназии в Тернополе, то надо сказать, что отрицательным фактором, который влиял на молодежь, в первую очередь, антиреліґійна пропаґанда: соціялізм и дарвинизм, которые были тогда в моде, как вершина прогресса и культуры. Ровно же и нравственность ширилась между учениками, потому что сначала не было никакого надзора учительского сбора над помещениями и помещениями учеников. К сожалению, способнее и более подвижные единицы давались пірватися той течения. Хоть всю молодежь захватывал украинский патриотизм, то странное чудо, что польские либеральные круги и польская атеистическая дарвіністична литература находила к ним легкий доступ. Все же было и между молодежью много религиозных учеников. Атеизм распространялся прежде всего в высших клясах, а кое в третьей и четвертой, когда у юноши начинает развиваться разум. Тогда, очевидно, катехит должен оперировать умными арґументами и примерами из литературы, а также примерами глубоко религиозных мужей науки. Когда пришел в гимназию в. д-р Конрад, то он любил диспутувати с учениками и выдал был брошюру о сотворении мира, взбивая поверховні аргументы Франка и других. Что я, слава Богу, не дался пірвати той стихии, то могу благодарить только большой реліґійності, вынесенной из родительского дома» ⁴.

 

После арматуры (1911) Иосиф Слепой вошел в Львовской греко-католической духовной семинарии, посещал в университете лекции Михаила Грушевского и Кирилла Студинского. По наущению Андрея Шептицкого наступого года продолжил студии в Католическом университете в Инсбруке, где его застал взрыв Мировой войны. Там в 1915 году начал приготовления к докторской диссертации.

 

 

В 1917 году вернулся из русского плена Митрополит Андрей, который предоставил Иосифу священническое освящение. Первое Богослужение провел.Слепой в родном селе Зависть под опекой священника Теодора Цегельского.

 

Тем временем, как вспоминал Й.Слепой, «император Карло обещал основать Украинский университет для украинцев, а его основу должны были творить уже существующие кафедры на утраквістичному Львовском университете. На другие кафедры имели как можно скорее приготавливать габилитационных труда доценты. Такое предложення сделал и мне митрополит Андрей. Я радушно его принял, однако колебался, писать габілітацію по философии, из догматики. Епископ Боцян предкладав мне префектуру в Духовной семинарии, однако я как можно скорее выбрался в Мюнхен и там думал писать габілітацію» ⁵.

 

Но в ноябре 1918 года Австрийская монархия прекратила свое существование, император Карл i отрекся от престола, а в Галичине началась война между поляками и украинцами. В те годы И.Слепой занимался в Риме научными и художественными студиями. В 1920 году из оккупированной поляками Галиции прибыл в Рим Андрей Шептицкий, который потом уехал в Америку.

 

Летом 1922 года.Слепой вернулся во Львов с двумя габілітаціями на Інсбруцькім и Григоріянськім университетах и хотел преподавать в Духовной семинарии, на базе которой должен был бы появиться теологический факультет украинского университета во Львове. Пока что здесь действовал Украинский тайный университет, просуществовавший до 1925 года. Зато отец-ректор Тит Галущинский И предложил.Слепому должность капеллана при больнице для умалишенных на Кульпаркове.

 

В 1923 году вернулся из Америки Митрополит Андрей и привлек Иосифа Слепого к научной и преподавательской работы. Молодой ученый стал издавать журналы «Богословия» и «Труды Богословского научного общества».

 

До i Мировой войны семинаристы изучали богословские науки на теологическом факультете Львовского университета. Цесаря Франца И. Польская власть ликвидировала 8 университетских кафедр, на которых учились будущие греко-католические священники.

 

При таких обстоятельствах 1920 года при семинарии открыли богословский выдел, на котором преподавали бывшие профессора университета. В 1926 году митрополит Андрей Шептицкий призвал комиссию в составе а. д-ра Иосифа Слипого, а. проф. Тита Мышковского и историка Николая Хохлатой для перестройки этого выдела в Богословскую академию.

 

23 февраля 1929 года митрополит Андрей провозгласил фундаційну грамоту этого учебного заведения; 6 октября того года начались занятия в Греко-католической богословской академии. Как вспоминал Н.Чубатый, «ректор а. Слепой позаботился о взыскании можно больше уважаемых научных сил не только среди духовных, но и светских. Рядом богословских предметов преподавались в Академии такие светские предметы: История Искусства (проф. Залозецкий), археология (д-р Пастернак), антропология (д-р Раковский), филология (д-р Чехович), основы права (д-р Надраґа)» ⁶.

 

В академии создали два факультета – богословский и философский. Митрополит Андрей планировал превратить Богословскую академию в Украинский католический университет, в котором были бы еще факультеты права и медицины. Последний факультет должен быть создан на базе Народной лечебницы при вул. Жалобы (теперь Озаркевича). Для материального обеспечения академии митрополит Андрей передал ей имение в Якторове. Для оздоровления и отдыха академиков и семинаристов создан дом отдыха на Майоровке под Львовом.

 

«Богословская Академия зачинала свою работу с тремя действительными профессорами и несколькими катехитами, а проздовж десяти лет на обеих виділах – філософічним и теологічнім, кроме ВПреосв. Митрополита преподавали 8 обычных профессоров, 6 чрезвычайных, 6 доцентов и 18 заместителей профессоров, вместе 39 сил. Кроме изложений и проведение 10 семинаров, Богословская Академия выдала 21 том трудов… Слушателей почти со всех наших епархий было на обоих семестрах… 3653, а закончили студии 535», – подытоживал доработок академии в 1929-1938 гг. по случаю ее 50-летия Петр Сеницы⁷.

 

Приведем еще фрагмент письма Андрея Шептицкого к ректору Иосифа Слепого, написанный 9 октября 1938 г.: «От десяти лет, среди необыкновенно тяжелых обстоятельств, Богословская Академия, эта одинокая высшая украинская школа, наполняет одно из наиважнейших задач гражданства, то есть держит высоко знамя науки и знания и передает этот флаг многочисленним слоям украинской молодежи, которой все обстоятельства затрудняют, а то и делают невозможным приступ к очагам научной работы – университетов» ⁸.

 

Митрополит Андрей Шептицкий на открытии часовни Духовной семинарии в 1929 г. Слева с краю – Иосиф Слепой.

 

 

В межвоенный период в зданиях семинарии и академии между вул. Коперника и Сикстуською (Дорошенко) проведена реконструкция. Устроено часовню, расписанную фресками Петра Холодного. Над оформлением некоторых залов работали известные художники: Павел Ковжун, Ярослава Музыка, Святослав Гординский. Создан музей, которым руководил исследователь сакрального искусства Михаил Драган. Скульптор Андрей Коверко создал памятник Митрополиту Андрею. Все это было уничтожено при советской власти.

 

За закрытыми воротами главного входа этого учебного корпуса, со стороны ул. Коперника, счастливо пережили большевистские времена четыре барельефы 1930-х гг. с растительным орнаментом. Над тремя из них есть буквы-инициалы «А.Ш.», «.С.» и «А.М.» Первый, без сомнения, установлен в честь митрополита Андрея Шептицкого; второй посвящен патриарху Иосифу Слепому, ректора Богословской академии; третий, наверное, вырезанный для чествования Александра Малиновского (1889-1957), который менее известен широкой публике. А.Малиновский был до 1939 года вице-ректором семинарии, в 1940-1946 гг. – апостольским администратором Греко-Католической Церкви на Лемковщине. После за помощью УПА перебрался на Запад, где с 1950 года был генеральным викарием УГКЦ в Великобритании.

 

Большевистская власть закрыла 1939 года Богословскую академию и духовную семинарию. В 1941 году деятельность семинарии восстановлено, а окончательно ее закрыли в 1944-ом.

 

 

На стене здания бывшей семинарии и академии со стороны ул. Коперника 1997 года установлен бронзовый памятный знак в честь Патриарха УГКЦ, ректора Богословской академии Иосифа Слепого (скульптор Ю.Савко, архитектор Р.Кичма).

 

После прихода советских войск в Западную Украину в условиях преследования УГКЦ митрополит Андрей рукоположил в епископы своего преемника – ректора Львовской духовной семинарии Иосифа Слепого и назначил экзархов для верных византийского обряда, проживающих на территории СССР: Николая Чарнецкого – для Волыни и Полесья, Климентия Шептицкого – для России и Сибири. А 22 декабря 1939 года Папа Пий XII провозгласил о. д-ра Иосифа Слипого титулярным архиепископом Серры и коадьютором – наследником Митрополита Андрея.

 

Гитлеровские и большевистские оккупанты не отваживались совершать какие-то шаги для ликвидации УГКЦ, пока был еще жив Андрей Шептицкий. Но Митрополит скончался в среду 1 ноября 1944 года.

 

Через несколько месяцев, 11-12 апреля 1945 г. большевистский режим арестовал всех иерархов УГКЦ в Украине: преемника Андрея Шептицкого митрополита Иосифа Слипого (1892-1984, находился в лагерях до 1963 года), епископа-помощника Никиту Будку (1877-1949, умер в лагере в Караганде), Волыни епископа Николая Чарнецкого (1884-1959, после сибирских лагерей вернулся во Львов), станиславивского епископа Григория Хомишина (1867-1947, умер в тюрьме в Киеве).

 

19 сентября польский коммунистический режим заточил Перемышльского епископа Иосафата Коциловского (1876-1947, умер в тюрьме в Киеве) и его епископа-помощника Григория Лакота (1833-1950, умер в сек. Абезь под Воркутой). А псевдо-собор 8-10 марта 1946 г. «ликвидировал» Греко-Католическую Церковь в Украине, которая смогла выйти из подполья только в 1989 году.

 

На второй день после ареста.Слепого завезли в Киев. «По нескольких днях, когда я уже был утомлен допросами до края, меня привели в нескольких полковников и начали терроризировать, давали в подписи, чтобы я отрекся Папы, а за то дадут мне Киевскую митрополию… Но я решительно отказался», – вспоминал Митрополит⁹.

 

Энкаведистам не удалось сломить и соблазнить.Слепого высокими должностями, поэтому они пытались скомпрометировать его всевозможными выдумками: «меня упрекали главное, что я старался угождать националистов, правил Службу Божью для дивизии “Галичина” в заступстві покойного Митрополита. В действительности причиной моего заключения было то, что я католический митрополит, и поэтому добивались от меня из леса и предлагали Киевскую митрополию. На деле они не могли мне ничего предъявить и говорили, что я сижу за покойного митрополита Андрея, “потому что он умер — и мы не можем его наказывать”. Они даже распускали клевети, что я неправний сын митрополита Андрея, что я с лица очень похож на него, хотя это неправда, и такое прочее. Это свидетельствует, что их злобе не было дна» 1⁰.

 

В конце-концов.Слепого осудили летом 1946 года на 8 лет лагерей. Сначала он отбывал наказание в лагере в Мариинске (Красноярский край), через год его отправили в Печоры и Инты (Коми АССР).

 

11 апреля 1953 года прошло 8 лет со времени ареста, но Митрополита Иосифа не увольняли. А в июне того же года завезли его в Москву. Там он имел переговоры с генералами из ведомства Л.Берии, который был заинтересован в налаживании отношений с Ватиканом. «Дело ясное, что из этого всего я видел, что генерал принимал дело всерьез и не думал о какой-то там разведку, потому что позже они выкручивались тем, что меня тогда анґажували к разведке. С той заметки генерала, как и с предложення, чтобы представить к освободження с ляґрів большее количество людей, приверженных себе и нужных в дальнейшей труда, и старания о навязывания связей с Папой, я понял, что обещанное привлечение свободы нашей Церкви — это наглядный доказательство, что он не думал о какой-то шпионажа, но и о более государственную акцию, как позже забросали Берии, что они действительно готовили какие-то изменения или государственный переворот», – оценивал эти мероприятия.Слепой 11. И вскоре, узнав об аресте Берии, Митрополит понял, что «дело свободы нашей Церкви проиграна».

 

Чиновники, пришедшие на замену Л.Берии, снова начали «уговаривать, убеждать и упрашивать», чтобы И. Слепой «выступил против Папы». За это ему обещали «второе место по Патріярху и другие блага». Но митрополиты отказался и его отправили в «дом инвалидов Сибири».

 

Иосиф Слепой в ссылке в Сибири

 

 

Его завезли в поселок Маклакового (теперь город Лєсосибірськ) в Красноярском крае на левом берегу реки Єнісєй. Несмотря на неблагоприятные обстоятельства ссылки И.Сліпиий занимался научной работой, написал в течение 1953-1957 годов 4 тома «Истории Вселенской Церкви на Украине», начиная от Св. Андрея Первозданого до Замойского Синода 1720 года. «Было сто раз безопаснее в тюрьме, как в том, так называемом, доме инвалидов. Были такие бандиты-инвалиды, которые путешествовали из одного дома в другой, грабили мирных людей и переносились дальше к другому дому инвалидов, ища новых жертв. И всегда, ложась и вставая, не был я уверен в жизни. При том всем я работал над историей. Во время проходов я собрал все тамошние растения и засушил и переслал в Львова. Ровно же послал випхані птицы и сибирские зверьки, несколько десятков штук, и они, пожалуй, музея Научного общества им. Шевченко», – писал он об этом времени 12.

 

Весной 1957 года.Слепого снова арестовали. Его привезли в Киев, где осудили на семь лет. «В Киеве я просидел в тюрьме почти год. После этого меня отправили на Камчатку. Чтобы доехать там, этап длился примерно три месяца. И когда я приехал, то уже была зима. Когда переезжал через Сибирь американский вице-президент Ричард Никсон со своим почотом, то меня держали примерно месяц в Новосибирске, потому что не отсылали к ляґрів ни заквагона, чтобы американцы не видели и имели хорошо вражин. На тех пересылках во времени этапа я неоднократно голодал и прямо погибал… В 1959 году, где-то в месяце мае, начали приготавливать новый этап, ибо распространялись слухи, что американские самолеты угоняют политических заключенных», – вспоминал он 13. С Камчатки И.Слепого перевезли в Дубровлагу в Мордовии.

 

В 1961 году его еще возили в Киев на встречу с чиновниками. Но вмовти Митрополита отречься от Папы не удалось, и его снова отправили в мордовские лагеря. «Вам не ходит о том, чтобы сориентироваться в настоящих условиях и настоящем состоянии Греко-Католической Церкви, проверить свою дотеперішню акцию и тактику против нее, подойти критически к последствиям или, как некоторые хотят, осягів, но, как вульгарно выражаются, припереть меня, поймать на каком экспромте, дошел до абсурда, показать, на каком то я злому пути и какой то я “враг народа” – словом, пробовать последнюю ставку, а порой и поиграть, как кітка с мышью перед смертію», – писал Й.Слепой в «Меморіялі к министру внутренних дел УССР» 1⁴.

 

В конце 1962 года «парадным автомобилем, в обществе начальника ляґпункта, я приехал к центральному ляґпункта. Там собрался весь штаб, приехал и министр Мордовской АССР из Саранска. В их прияві прочитано мне акт, что Верховный Совет освобождает меня от казни» 1⁵.

 

На требование видных политических деятелей Европы и Америки, правительство СССР вынужден был отпустить Иосифа Слепого на Запад. За него вступился и первый католик, который стал президентом США – Джон Кеннеди. 9 февраля 1963 года Иосиф Слипый прибыл в Рим, а на следующий день имел аудиенцию у Папы Иоанна XXIII, которого 2014 года объявили Святым.

 

Хотя сам Митрополит предпочел остаться в Украине: «Пустили меня как бандита! Я сам добровольно не хотел ехать, чтобы покинуть свое стадо, мол для спасения собственной шкуры. Когда услышал о выезде из Советского Союза, то за целую ночь не спал. И в конце должен был пристать на отчетливый приказ из Рима» 1⁶.

 

Иосиф Слепой в Риме

 

 

Но оставалось еще свыше двух десятилетий жизни ради Церкви, ради Украины. В частности Патриарх Иосиф реализовал планы митрополита Андрея и основал в Риме Папы Павла VI Украинский католический университет Св. Климента Папы (1994 во Львове возобновлена деятельность Богословской академии, преобразованной в 2002 году на Украинский католический университет).

 

В 1992 году во Львов вернулись бренные останки Патриарха Иосифа, которые нашли последнее пристанище в крипте собора Св. Юра. А в 2014 году вышли в свет «Воспоминания», которые открыли нам не только обстоятельства жизненного пути.Слепого, но и много неизвестных страниц жизни Церкви и деятельности ее иерархов.

 

«Я глубоко убежден, что величайшим бедствием под каждым церковным осмотром была расхождение между нашим епископатом, недостаток координации и подчинения, и не было никого, кто стукнул бы кулаком в стол и ввел порядок», – эти слова Иосифа Слепого актуальны и в наши дни, и не только для церковной, но и для национального и государственного жизни 1⁷.

 

 

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

 

1 Иосиф Слепой. Воспоминания / ред. Иван Дацько, Мария Горячая. – Львов—Рим, 2014 – С. 68.

 

2 Там же. – С. 83.

 

3 Там же. – С. 65.

 

⁴ Там же. – С. 102.

 

⁵ Там же. – С. 113.

 

⁶ Светильник истины. – Торонто-Чікаґо, 1983. – С. 132.

 

⁷ Там же. – С. 128.

 

⁸ Там же. – С. 128.

 

⁹ Иосиф Слепой. Воспоминания / ред. Иван Дацько, Мария Горячая. – Львов–Рим, 2014. – С. 160.

 

1⁰ Там же. – С. 162.

 

11 Там же. – С. 204.

 

12 Там же. – 212.

 

13 Там же. – С. 218.

 

1⁴ Там же. – С. 333.

 

1⁵ Там же. – С. 227.

 

1⁶ Светильник истины. – Торонто-Чікаґо, 1983. – С. 422.

 

1⁷ Иосиф Слепой. Воспоминания / ред. Иван Дацько, Мария Горячая. – Львов–Рим, 2014 – С. 126.

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика