Новостная лента

К истории журнала «Дажбог» (1932-1935)

19.11.2015

 

Обложка 1-го номера журнала «Дажбог»

 

 

В середине ноября 1932 года во Львове произошло событие, к которому неутомимый пластун, литературовед и общественный деятель Евгений-Юлий Пеленский шел на протяжении нескольких лет мир увидел первый номер литературно-художественного месячника «Дажбог».

 

Евгений-Юлий Пеленский

 

 

Помогли осуществить этот замысел его приятели – поэты и переводчики Богдан-Игорь Антоныч и Богдан Кравцив. Вокруг вновь созданного прессового органа сплотилась активная патриотически настроенная украинская молодежь, которая стремилась творческих поисков и диалога с общем галицкого украинства.

 

Богдан-Игорь Антоныч и Богдан Кравцив

 

 

Идея создать такой журнал возник в Есть.-Ю.Пеленского еще в 1928 году, когда юноша принадлежал к львовской литературной группы «Ноябрь», которая объединяла молодых литераторов националистической ориентации (среди которых – Богдан-Игорь Антонич, Богдан Кравцив, Степан Ленкавский, Владимир Лопушанский, Владимир Янов). Он пытался реализовать одноименный прессовый проект, однако получил отказ от Львовского городского староства в ноябре 1928 года.

 

Это не остановило молодого энтузиаста, и за несколько лет он вновь взялся за воплощение своего замысла. Так, 27 октября 1932 г. «издательское кооператива» «Огне» в лице ее основателя.-Ю.Пеленского сообщила Львовское городское староство о намерении начать во Львове журнал под названием «Дажбог» и вскоре получила соответствующее разрешение. До июня 1934 г. Есть.-Ю. Пеленский был его редактором и издателем, а должность ответственного редактора занимала Любовь Яцкевичівна.

 

Полоса первого числа «Даждьбога» со вступительным словом редакции

 

 

Перед Дажбогом» ставилась основная задача: «объединить при журнале поэтов молодого поколения, националистов» и «информировать обо всем, что есть в литературе, в театре и в кино интересного, по возможности как наиболее интересно» (Слово к читателям. – 1932. – Ч. 1). Прежде всего речь шла о поэтические и прозаические произведения, критические статьи, обзоры литературной и художественной жизни в Галичине и за ее пределами, новинки книжного рынка.

 

Появление месячника одобрительно восприняли широкие круги украинских литераторов, в частности, «листопадівець».Лопушанский, писатель и критик Богдан Лепкий, поэтесса Ульяна Кравченко, редактор коломыйского еженедельника «Женская Судьба» Иван Зубенко, хотя у них возникало беспокойство, сможет ли удержаться «Дажбог» на неустойчивом прессовом рынке Галичины. Несмотря на опасения, за короткое время количество подписчиков журнала продолжала расти.

 

Оформление страниц второго числа «Даждьбога» за 1932 г.

 

 

Львовская пресса в целом благосклонно восприняла издательский почин украинских молодых творческих сил, хотя и отмечала нескристалізованість идеологической линии издания и недостаточный профессиональный уровень научных публикаций. Конечно, Есть.-Ю.Пеленский как редактору приходилось неоднократно выступать в оборону «Даждьбога» перед гостроязикими критиками, которые стремились перевести идейно-эстетические дискуссии в плоскость политическую. К слову, делал это умело, в полной мере используя свой незаурядный публицистический талант.

 

Оформление страниц 3-го числа «Даждьбога» за 1933 г.

 

Обложка 4-го числа «Даждьбога» за 1933 г. в исполнении Петра Обаля

 

 

В июне 1934 г. Есть.-Ю.Пеленский отошел от редакторской работы, и в июле кооператива «Огни» передала журнал в собственность издательству «Украинская Рекляма», которым владел Иван Шавель, а уже в конце августа тот перенял обязанности ответственного редактора издания, о чем Л.Яцкевичівна письменно сообщала староство. Главным редактором «Даждьбога» стал Бы.-И.Антоныч, в состав редколлегии входили Бы.Портных и В.Ласовський.

 

Владимир Ласовський и Михаил Андриенко-Нечитайло (слева направо), Париж, 1934.

 

Обложка 8-го числа «Даждьбога» за 1934 г. в исполнении Владимира Ласовского

 

 

Новый редактор немного изменил лицо «Даждьбога»: изменения были заметными не только в оформлении издания, но и в подборе материалов – определенно стало больше аналитических статей и материалов художественной проблематики. Вполне вероятно, что это произошло не без влияния общественного деятеля и публициста Юрия Липы, который в письме к Б.-И.Антонича изложил собственное видение журнала: увеличить его объем, содержать больше литературно-художественной критики и обзоров литературных новинок, наладить контакт с читателями средствами переписки.

 

Юрий Липа

 

 

Несмотря на это, в редакционной коллегии росло недопонимание и неслаженность между ее членами. Скажем, В.Ласовський был крайне недовольным предложением Бы.Кравцива увеличить в издании блок материалов общественно-политической тематики, а также его идеологическим подходом к освещению литературно-художественной жизни. В конечном итоге это привело к тому, что художественный критик оставил редакцию и перешел к художникам либеральной ориентации, которые группировались вокруг журналов «Мы» и «Навстречу». Вскоре и главный редактор «Даждьбога» Бы.-И.Антоныч через мировоззренческие недоразумения вышел из состава редколлегии и начал сотрудничать с варшавским журналом «Мы».

 

Оформление полос 8-го числа «Даждьбога» за 1934 г.

 

 

Таким образом, с марта 1935 года редакцию возглавил Бы.Портных – он заключил соглашение с И.Шавелем о купле-продаже журнала «Дажбог», на основании которой приобрел журнал за 200 злотых и стал его издателем и главным редактором, а также получил картотеку всех подписчиков месячника. И.Шавель показал, что погасил все задолженности за печать издания в 1934 г. и, согласно договоренности, должен был оставаться на посту ответственного редактора до мая 1935 г.

 

С приходом к руководству Бы.Кравцива усилилась теоретически-идеологическая направленность журнала, изменился его внешний вид. Постепенно он превратился в общественно-политическое издание, которое имело целью «стать трибуной националистического слова и мысли». С присущей журналам националистического толка решимостью редакция декларировала: «Не признаем литературы и искусства оторванных от всех насущных проблем и соревнований современности,.. в литературе и искусстве радостью будем приветствовать все, что способствует развитию и розростові национального творчества и культуры, збогачує и оформляет духа нации».

 

Титульная страница 1-го числа «Даждьбога» за 1935 г. с вступительной статье редакции

 

 

В этот период авторы «Даждьбога» полемизировали с художниками, которые входили в Ассоциацию независимых украинских художников (АНУМ) и выступали на страницах газет «Навстречу» и «Искусство», по поводу необходимости создания искусства «европейского по форме, национального по сути». В основу эстетики националистов была возложена тезис о том, что искусство должно нести в себе идейное начало – быть достоянием нации и служить ее потребностям, а потому любые формалистические изыски считались ничем иным, как «поверховним подражанием уже давно переваренных экспериментальных течений західньо-европейского живописи». Выступая против идеи «искусства для искусства», дажбогівці одновременно осуждали примітизування художественного творчества и преобразования ее в откровенную агитку.

 

Оформление полос 1-го числа «Даждьбога» за 1935 г.

 

 

За время существования журнала в нем дописувало немало незаурядных представителей украинской культурной среды. Среди самых активных из них, кроме редакторов: Михаил Андреенко-Нечитайло, Иван Атаманюк, Дмитрий Донцов, Роман Завадович, Богдан Кабарівський, Василий Кархут, Вадим Лесич (под псевд. Ярослав Дригинич, Ярослав Яровой; спр. Владимир Киршак), Степан Луцик, Евгений Маланюк, Антон Малюца, Иван Огиенко, Николай-Мирослав Палий (под псевд. Николай Гурко), Богдан Романенчук и др.

 

Согласно архивным источникам, тираж издания составил: 1932 г. – 600 пр., 1934 г. – 500 пр., 1935 г. – 4000 пр.

 

Националистическая направленность «Даждьбога» и чрезмерная эмоциональность некоторых материалов вызывали цензурные притеснения со стороны официальной власти – отдельные числа было конфисковано и изъят весь тираж с запретом его дальнейшего распространения.

 

В целом, мир увидело 28 чисел журнала. Последнее (ч. 9) получилось 30 июля 1935 года, а уже на следующий день, как указывают архивные материалы, из Министерства внутренних дел в Варшаве поступило обращение львовского воеводы применить к двухнедельника «Дажбог» «острые репрессии (конфискат) в такой степени, чтобы журнал вынужден был закрыться». 10 августа Львовское городское староство прекратило выход журнала с запретом его дальнейшего выдачи на формальном основании – ответственный редактор журнала И.Шавель выехал со Львова, нарушив таким образом правовые нормы пребывания на посту редактора. Также был закрыт еженедельник «Родной Грунт» и месячник для детей «Юные Друзья», ответственным редактором которых тоже был Иван Шавель.

 

Первая полоса последнего числа «Даждьбога» (ч. 9 за 1935 г.)

 

 

Итак, «Дажбог» действительно сумел стать трибуной для молодых литераторов межвоенного Львова. Правда, смена главных редакторов журнала отражалась на его тематике и идейных позициях. В течение 1932-1934 гг., когда редактором был.-Ю.Пеленский, больше всего места на его страницах отводилось литературной критике и литературоведческим статьям. Художественная проблематика на должном уровне была представлена за редакторства Бы.-И.Антонича – особое внимание уделялось делам украинского театра и становлению киноискусства. Бы.Портных с присущей ему настойчивостью трансформировал лицо литературно-художественного журнала в сторону журнала общественно-политического направления.

 

 

 

ИСТОЧНИКИ:

 

— Письмо Бы.-И. Антонича к Есть.-Ю. Пеленского о подготовке «Даждьбога» (Львов, 22 июля 1934 г.) // Львовская национальная научная библиотека Украины им. В. Стефаника. От. рукописей. – Ф. 232 (Пеленский Евгений-Юлиан), спр. 7, п. 1. – 1 арк.

 

— Мазур.И. Литературно-критические публикации в журнале «Дажбог» (1932-1935 гг.) / И. И. Мазур // Украинская периодика: история и современность : докл. и сообщ. пятой Всеукр. наук.-теорет. конф., Львов, 27-28 нояб. 1998 г. – Львов, 1999. – С. 323-332.

 

— Сілевич Л. Журнал «Дажбог» (1932-1935 гг.) как этап издательско-редакторской деятельности.-Ю. Пеленского / Лилия Сілевич // Сборник трудов Научно-исследовательского центра периодики. – Львов, 2004. – Вып. 12. – С. 441-459.

 

— Дело о конфискации №1 украинского журнала «Дажбог» с добавлением номера (18 января 1933 г.) // Государственный архив Львовской области. – Ф. 110 (Львовское городское староство), оп. 3, спр. 1583. – 25 арк.

 

— Дело о регистрации украинского научно-литературного двухнедельника «Дажбог» во Львове (31 октября 1932 г. – 10 августа 1935 г.) // Государственный архив Львовской области. – Ф. 110 (Львовское городское староство), оп. 3, спр. 579. – 32 арк.

 

 

Фото: Владимир Ласовський / гол. ред. М.Ласовська-Крук. – Торонто, 1980. – 127 с.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика