Новостная лента

Как я научился любить Путина

16.12.2015

Российские методы заставили бы Макбета зардеться, а Ричарда III – улыбнуться.

 

 

Владимир Путин тревожил меня. Даже очень. Но это уже позади.

 

В сентябре 1999 года серия взрывов в жилых домах в трех российских городах унесла жизни около трехсот 300 человек. Кремль немедленно обвинил чеченских повстанцев, разжигая таким образом Вторую чеченскую войну.

 

Впоследствии того же сентября аґенти российской службы безопасности, ФСБ, поместили взрывчатку в подвале жилого дома в Рязани. Власть заявила, что это были учения, а взрывчатые вещества – это лишь мешки сахара. Независимое парламентское расследование ни к чему не привело. Доступ к документам относительно этого инцидента запечатано на 75 лет. Взрывы стали инструментом, что привел Путина к власти.

 

Когда-то меня ужасала мысль, что он может занимать должность благодаря операциям «под фальшивым флагом», которые бы заставили Макбета зардеться, а Ричарда III – улыбнуться. Однако теперь у меня с этим все нормально. Нам нужен Путин, чтобы победить террористов в Сирии.

 

Среди членов рязанского расследования был либеральный политик Сергей Юшенков, а также журналисты-розслідники Отто Лацис и Юрий Щекочихин. Юшенкова коварно убит в апреле 2003 года. Лацис умер после того, как джип врезался в его пежо в сентябре 2005. Щекочихин тяжело заболел в июне 2003, потерял все волосы, претерпел множественные отказы органов и через 16 дней умер.

 

В следующем году Виктор Ющенко – украинский оппозиционер, который считался противником России, загадочно заболел именно тогда, когда баллотировался на президента. Он выжил, чтобы победить, однако его лицо осталось навсегда обезображено — как оказалось — отравлением диоксином. Через два года Александр Литвиненко, бывший аґент ФСБ и политический беженец в Великобритании, глотнул смертельную дозу полония. Официальное расследование пришло к выводу, что его убийство организовало ФСБ, и, вероятно, оно было лично одобрено Путиным.

 

Ничего страшного. Как в прошлом году президент-элект Трамп сказал Джо Скарборо: «Наша страна совершила множество убийств».

 

Дело Литвиненко – это вопрос мести человеку, которого ФСБ считало предателем. Другие операции Кремля были куда шире направлены на формирование политики зарубежных стран.

 

В 2015 году немецкая разведывательная служба пришла к выводу, что Россия сломала учетные записи электронной почты всего немецкого парламента. Того же года болгарская избирательная комиссия стала объектом кибератаки, которую президент страны назвал «атакой на болгарскую демократию». Эндрю Паркер, руководитель MI5, в прошлом месяце сказал The Guardian, что Россия «использует всю череду государственных органов и полномочий, чтобы свою внешнюю политику продвигать за рубежом все более аґресивними способами, привлекая пропаґанду, шпионаж, диверсии и кибератаки».

 

Но почему мы должны ему доверять? Я предпочитаю верить, что все западные разведки ошибаются, когда обвиняют Россию.

 

Не все российские ґамбіти продиктованы темными или секретными мотивами. Иногда мотивацией выступает обычная жадность.

 

В 2003 году правительство Путина заморозил активы энергетического гиганта «Юкоса», а его исполнительного директора Михаила Ходорковского отправил в исправительно-трудовой колонии в Сибири почти на десяток лет. Активы компании были переданы государственным нефтяным фирмам, которыми руководят близкие друзья Путина. В 2006 Кремль использовал экологические поводы, чтобы захватить контрольный пакет акций у компании Shell на 20-миллионный газовый проект на острове Сахалин и отдать его Газпрому. В 2008 Боб Дадли, нынешний глава BP [British Petroleum] бежал из России, как сообщалось, опасаясь за собственную жизнь после того, как его совместное предприятие захватили российские партнеры. Того же года Рекс Тиллерсон, исполнительный директор Exxon Mobil, произнес речь в Санкт-Петербурге, предостерегая, что «сегодня в России нет никакого уважения к верховенству права».

 

Российское внутреннее произвола беспокоило меня. Но с тех пор Путин наградил Тиллерсона Орденом дружбы в 2013 году, я предполагаю, что в этом нет ничего плохого.

 

Тиллерсон имеет репутацию успешного неґоціатора, а это умение, говорят, Трамп ищет в госсекретари, чтобы он мог заниматься искусством заключения сделок на самых высоких уровнях. С Кремлем такое соглашение может включать отмену западных санкций – политику, которую поддерживает Тиллерсон – признание его территориальных завоеваний в Украине взамен за обещание России не посягать на страны-члены НАТО.

 

Можно ли доверять России? В сентябре 2013 года Путин предостерегал, говоря о Сирии, что «военная интервенция во внутренние конфликты зарубежных стран» может оказаться «неэффективной и бессмысленной». Россия осуществила интервенцию в Сирию через два года. В марте 2014 года российский министр обороны Сергей Шойґу сказал министру обороны США Чаку Гейґелю, что российские военные учения не приведут к инвазии на территорию Восточной Украины. Российские войска вскоре перешли ее границу, того же года. В 1987 году Россия подписала Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности. В октябре этого года США обвинили Россию в производстве крылатых ракет и нарушении этого договора.

 

Готовность России врать тревожила меня. Но после этого избирательного сезона и политические принципы стали passé [старомодные]. Зачем волноваться из-за Путина, если гораздо легче его любить?

 

Bret Stephens
How I Learned to Love Putin
WSJ, 12.12.2016
Зреферувала Леся Стахнів.

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика