Новостная лента

Как лягут карты?

31.03.2016

 

Едут с Черновцов. Из Снятына едут. И из Коломыи. Последние досідають в Франику.

 

Все, до Львова остановок больше не будет. Это утренний региональное экспресс. Между Фраником и Львовом ни одной остановки, все. Кто сел, тот успел.

 

Я за ними наблюдаю. Сперва так только, мимоходом. И, надо честно сказать, вскользь. Дальше – со все большим интересом.

 

Их много – с два вагона наберется. Видимо, их ежедневно примерно столько же. Они разного возраста, разного пола и телосложения. Что их объединяет – это прежде всего сходство в каких-то не очень настоящих, а скорее кінокомедійних студентов, что за пять минут до экзамена, дико волнуясь, лихорадочно повторяют все, чего все равно вызубрить уже не успеют. Кажется, еще немного – и они начнут обмениваться шпорами и подсказками.

 

Они едут в консульство Республики Польша. У каждого из них решающая собеседование на карту поляка. Украинцы массово захотели стать поляками. А это, хочешь не хочешь, требует усилий. Идут последние приготовления к решающим собеседований. Звучат вслух памятные исторические даты: битва под Ґрунвальдом, Люблинская уния, Конституция 3 мая. Если бы так старательно изучали собственную историю, то, может, и не было бы нужды в карте поляка, злобно думается мне. Хоть я в душе не изоляционист, но слышу его непроизвольное пробуждение. То есть в душе я таки изоляционист?! О Господи! Вот и Щерек, поговаривают, в недавнем номере «Polityki» вспоминает, что у меня «националистические выходки». Это потому, что мне «Волынь» не нравится. Жаль только, что родные националисты все равно, сцуко, этого не оценят.

 

Но хватит об этом. Я продолжаю наблюдения за получение карты поляка, сыновьями и дочерьми украинского народа моего.

 

Кроме истории Польши, все зубрят римско-католический катихизм. Экзаменатор консульства в этом смысле строг. Обязательно спросит, ходишь в костел и как часто. А так мало ему, супостатові, услышать «и ходзе каждую нєдзєлю, господин», то может заскочить требованием прочитать наизусть pacierzа. И только самые находчивые умом сориентируются, что речь идет о банальной отченаша. Правда, в польском переводе. И здесь начинается искусство – правильно прочитать отченаша польском.

 

История, религия. А литература? Неужели они сейчас начнут цитировать наизусть «Крымские сонеты» Мицкевича? А если «Ogniem i mieczem»?

 

Был бы пьяный, думается мне, то встал бы и на весь вагон гарикнув с Тараса Григорьевича: «Если бы вы учились так, как надо, то и мудрость бы была своя!». Но быть пьяным в девять утра я еще не привык, поэтому с особо циничной трезвостью наблюдаю за развертыванием этого глубоко пародийного действа.

 

Люди ищут себе родину. Та, что считалась ею до сих пор, не оправдывает надежд. Стоит ее поменять на соседнюю. Тем более, соседняя не против, а очень даже за. Но – най будем Щерек – на что она, идиотка, при этом рассчитывает?

 

Точнее – на кого. На этих моих спутников из регионального экспресса, массовых соискателей карты поляка? И лучше бы вы принимали миллионами тех сирийцев, которых так боитесь! (Это я так мысленно к польскому правительству). Это таких, как эти здесь в поезде, вы собираетесь ассимилировать? Укрепить с их помощью генетику? Отбелить расу? Вернуть государственность od morza do morza?

 

Вопрос, конечно, кто кого. В смысле – кто кого дурит. Нет, не так прямолинейно – кто кем воспользуется. Поляки украинцами – для разрастания нации, пополнение рабочей силы, улучшение экономики и (чем черт не балуется!) возврат территорий? Или украинцы поляками – для проникновения в их благ, зарплаты, европейских бумаг, пропусков, трудоустройств? Чтобы получая свои заоблачные 800 баксов в месяц, жить себе и не тужить, на досуге смотреть тот самый 95-й квартал, слушать ту же попсу и в заднице иметь все те балтийско-черноморские фантазии? То есть вести себя по-нашему, нормально, хоть и с картой поляка в заднем кармане?

 

Ладно. Будем считать, что это игра. Игра в карты с поляками.

 

И здесь мои соболезнования братской Польши. Она засела играть с партнерами крайне ненадежными. Недаром же их любимая игра называется дураком.

 

Еще в тот же вечер – так уж получилось, ибо случайностей не бывает – случайно читаю «Dziennik. Gazeta Prawna». Из газетного материала следует, что в Польше работают 1,2 млн. украинцев. И это не удивляет. Но появляются и новые для меня моменты: «Рядовой мигрант из Украины – молодой, имеет в среднем 33 года (так и хочется крикнуть – твой возраст, в Єзу Христе! – Ю. А.). Предыдущими годами средний возраст составлял 42».

 

Мы помолодели в Польше, говорю себе не без горечи. Это дома мы стареем.

 

Однако этого мало. Потому что дальше такое: «Из среды более миллиона мигрантов преобладают…» ВНИМАНИЕ! «…жители восточных областей Украины!

 

Братья и сестры, мне хочется кричать. И вы, дорогие восточники?! То вы еще большие предатели, чем мы, галичане?!

 

Но чтобы закончить всю эту филиппику как-то позитивнее, доцитую по той же газетой: «Украинцы-мигранты хорошо образованные (почти 38% имеет диплом вуза) и чрезвычайно трудолюбивые (в среднем украинцы работают 54 часа в неделю)».

 

Трудолюбивые и образованные, и все гениальные, такие, что свернули бы горы, думается мне. И почему бы им, таким хорошим, не работать и по 72 часа в неделю, спасая Польшу? Чтобы Украину не только.

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика