Новостная лента

Как на французском «следи за своими манерами»?

24.11.2015

Традиция говорить комплименты идет вразрез с моей склонностью к сдержанных высказываний.

 

 

Я уже давно заметил, что несмотря на то, что их обеды и ужины состоят из нескольких блюд, французы обычно остаются худыми, чем американцы. Я думал, что причиной является то, что они едят меньшие порции. И соединен с француженкой, я понял, что более важной причиной различия является французский обычай восхвалять на званом обеде, или даже перед обедом, каждый тарель, всю сервировку стола. Пока начнут есть, я мог бы прочесть «Мадам Бовари».

 

Французы втягиваются в некий комплиментарный покер, негласные правила которой требуют, чтобы каждый комплимент превосходил все предыдущие попытки. «О, какая красивая!», — говорит первый оратор, выражая восторг галстуком, прической или даже скатертью. «Очень хорошая», — заявляет следующий оратор. И дальше комплименты начинают передаваться по кругу, как волна на спортивном стадионе. Французы часто начинают предложения c’est très très (Это очень, очень), а потом ищут, что бы добавить. Все это восхваление идет вразрез с моей склонностью к сдержанных высказываний. Вместо того, чтобы добавлять свои собственные фразы, я пытаюсь присоединиться к фраз своей жены, подсаживаясь к ней и кивая в знак согласия. Я чувствую, что когда просто скажу что-то вроде «вкусные почки», этого будет недостаточно. По возможности я медлю с присоединением к группе французов, пока передобідні чествование не утихнут.

 

К сожалению, новый раунд начинается за обедом.

 

Когда американцы говорят «спасибо» или «благодарю», французы скажут Merci mille fois («благодарю тысячу раз») Merci infiniment («бесконечно благодарю»). Кто может соперничать с благодарностями, которые начинаются с тысячи и доходят до бесконечности? Французы также не говорят просто «извините», а говорят Je suis désolé («я в отчаянии»). Какое безграничное несчастье в этом слышится, даже если официант просто говорит гостю за столом, что «я в отчаянии, что ваш морской язык еще не вышел из кухни». Американцы деловые письма подписывают «Искренне Ваш» или «С уважением». Даже немцы завершают простым пирхаючим H ochachtungsvoll («С уважением»). Тогда как французы, похоже, должны заканчивать чем-то вроде «Умоляю Вас, дорогая госпожа или господин, поверить в уверения в моих самых благородных чувств». Я думаю о времени, которое тратится на чтение всего этого, время, которое можно было бы использовать продуктивно ли на приятные мечты.

 

Мне на ум всплывает Брекзіт. Мне кажется, что Брекзіт может отражать не столько антииммигрантские настроения, сколько желание британцев сбежать от французского языка гордости и двусмысленности и их совершенных пасторских сентенций – тех, которые можно воткнуть любые, но которые все равно остаются недоступными.

 

Вместо того, чтобы осуждать распространение английского языка, французам следовало бы приветствовать ее, как лингвистический план Маршалла, избавившись от лишних слов и фраз. Однако я вижу, что волна комплиментов приближается ко мне. Мне надо будет выдать какой-то комплимент, который бы прозвучал искренне и был полностью лишен сдержанности. Я, конечно, сдамся и буду хвалить приготовленную хозяйкой «прекрасную» жаркое из кролика, голову которого я пытаюсь похоронить под насыпью рататуя на своей тарелке. Но я молюсь, чтобы иметь дерзновение просто заявить c’est très très . . . и этим ограничиться.

 

 

Питер Фридман, адвокат, автор романа «Идеальный брак»

 

Peter Friedman
What’s French for ‘Mind Your Manners’?
WSJ, 8.11.2016
Зреферувала Галина Грабовская

 

 

 

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика