Новостная лента

Как нам избавиться от Трампа

01.03.2016

«Поскольку то, что в данный момент происходит в США, является жизненно важным для Запада, вместо того, чтобы интересоваться постоянными выходками Трампа, внимательно наблюдаем за формами сопротивления против него: вот где решается судьба США и наша»

 

 

Английский философ Карл Поппер считал, что большим достоинством демократии является не то, что она гарантирует избрание лучших руководителей, а то, что их можно избавиться в четко определенную дату, известную заранее. Такой есть преимущество демократических конституций против деспотизма, в котором альтернативой является естественная смерть или убийство, чтобы к власти пришел следующий тиран. Поэтому хватило бы подождать чуть меньше четырех лет, чтобы избавиться от Трампа. Не много ли это времени, учитывая непредсказуемый характер этого деятеля? Остается импичмент. В США он очень политизирован, о чем свидетельствует тот факт, что ни одного президента никогда не был смещен с должности; Ричард Никсон, чтобы избежать этого, предпочел заключить соглашение о своей отставке в обмен на юридическую амнистию. Поступки, за которые осуждали Клинтона, были неморальними, но не имели серьезных последствий, что его противники даже отказались устранять его с должности.

 

Республиканская партия еще не отказалась от Трампа, а прочное ядро его электората поддерживает его, несмотря на все его безумства, или, вероятнее, из-за них. Следовательно нужно будет ждать четыре года до следующих президентских выборов или по меньшей мере два года, пока в парламенте появится вероятная демократическое большинство, чтобы Трамп пошел? Здесь и далее мы предполагаем, что этот президент настолько будет нарушать конституцию и станет смешивать свои личные интересы с интересами государства, что оснований для импичмента не хватит. Представим, что за два года даже самые ярые сторонники Трампа обнаружат, что тот лишь умножил богатства сверхбогачей и довел до нищеты страну в целом из-за меры, принятые им против свободной торговли и свободного передвижения людей. Это оптимистичный сценарий, потому что ждать два года не так тяжело, как ждать четыре, если только Трамп не спровоцирует какой-то военный или гражданский конфликт. Остается промежуточная гипотеза: неспособность управлять государством, которая записана в конституции. Решение об этой неспособности может быть принято в любой момент кабинетом, что его назначил президент, потом его должен поддержать конгресс. Однако кажется, в конституции речь идет скорее о несомненном физическую неспособность, чем о расстройстве личности, на который страдает Дональд Трамп. Если эта «неспособность» или «импичмент» не будут отвечать строго законодательству, американцы с ними не смирятся, что неминуемо приведет к беспорядкам, потому что – напомним – сторонники Трампа вооружены. А это – кроме беспрецедентного случая Трампа – ставит под вопрос функционирования любой демократии.

 

Слишком часто возникают вопросы о выбор подходящего «кандидата», но в наше время социальных сетей традиционные фильтры, которые отбирали приемлемых государственных мужей, уже не работают. Политические партии, готовили кандидатов, также не принимаются во внимание, апелюється напрямую в народных страстей. Надо признать, что эти партии уже немного сказать о современных заботы. Поэтому мы здесь предлагаем поставить с ног на голову привычное рассуждение о выборе наилучшего кандидата. Відштовхнімося от гипотезы, в которой модель Трампа была бы нормальной: у нас есть филиппинский Трамп – Родриго Дутерте; венгерский Трамп – Виктор Орбан; польский Трамп – Лех Качинский; мы могли бы иметь французского Трампа – Марин Ле Пен и голландского – Герта Вилдерса. Поскольку в данный момент мы не знаем, как остановить эту волну популизма, подумаем о сопротивление, что его гражданское общество могло бы противопоставить трампізмові. Мне кажется, что гражданское сопротивление – больше, чем конституционные тексты – является наилучшей ширмой против тирании. Так свобода прессы, даже в Интернете, способствует разоблачению тиранов, раскрытию – за утечки информации – злоупотреблений властью и коррупции. Этого не достаточно, потому что тиран-популист может использовать себе на пользу медийное преследования, которого, как он начнет говорить, испытывает, именно это делает Трамп. Поэтому нужны другие формы сопротивления: чернокожие в США в 1960-х, как в свое время индейцы против британской колонизации, смогли настоять на своем, лишь используя методы Махатмы Ганди. Сидячие демонстрации позволяют ныне парализовать город и нейтрализовать полицейское подавление. Также, похоже, является действенным использовать приемы американской Чайной партии, которая на данный момент находится при власти, а во времена Барака Обамы преследовала своих противников, делая невозможным проведение любого публичного собрания. Во всех странах, которые находятся в руках популистов – от США до Польши – эти движения сопротивления стремятся организоваться и координироваться; в этом случае популисты остаются при власти, но их власть становится формальной и не имеет влияния на реальное общество.

 

Правда, гражданское сопротивление возможно лишь в правовых государствах, где сам деспот знает, что не может идти слишком далеко, потому что в России или Китае методы Ганди – как и он сам – не имеют смысла.

 

Махатма потерял рассудок, когда в 1938 г. советовал евреям применять пассивное сопротивление против нацизма. Пассивное сопротивление действует только тогда, когда народ и деспот разделяют те же ценности, как, например, желание Трампа быть признанным в шоу-обществе, что им является США. Поскольку то, что в данный момент происходит в США, является жизненно важным для Запада, вместо того, чтобы интересоваться постоянными выходками Трампа, внимательно наблюдаем за формами сопротивления против него: вот где решается судьба США и наша.

 

Guy Sorman
Cómo deshacernos de Trump
ABC, 27/Feb/2017
Зреферувала Галина Грабовская

You Might Also Like

Loading...

Нет комментариев

Комментировать

Яндекс.Метрика